Новости партнеров

Саммит в четыре минуты

Застольные откровения Буша стали одним из наиболее ярких событий G8

В последний день саммита "Большой восьмерки" в Санкт-Петербурге пресса наконец получила более интересный предмет для обсуждения, чем выверенные и благожелательные официальные заявления. Во время обеда в Константиновском дворце один из микрофонов по ошибке не был выключен: достоянием общественности стал четырехминутный разговор Джорджа Буша и Тони Блэра. Весь мир услышал, как американский президент с набитым ртом решает вопросы мирового значения.

Наибольшее внимание журналистов привлек к себе пассаж Буша о ливано-израильском конфликте. Как выразился американский президент, "надо нажать на Сирию, чтобы та заставила "Хизбаллу" прекратить это дерьмо". За несколько минут Буш успел затронуть множество других тем: пожаловаться на усталость от длинных речей участников G8, подивиться огромным размерам России и поблагодарить британского премьера за свитер, подаренный на шестидесятилетие.

Сам президент США, судя по всему, не смутился, когда узнал, что его застольные откровения попали в эфир. "Он закатил глаза и расхохотался", - так описал реакцию Буша пресс-секретарь Белого дома Тони Сноу (Toni Snow).

Сноу заявил, что все сказанное его шефом во время обеда по сути соответствует его официальным заявлениям, которые были сделаны ранее. Впрочем пресс-секретарь все же попытался развеять возможное негативное впечатление от критики Буша в адрес генерального секретаря ООН Кофи Аннана, высказанной за обеденным столом. По словам Тони Сноу, Джордж Буш всегда поддерживал Кофи Аннана, и "просто счастлив" работать с таким человеком.

Для сторонников и противников Джорджа Буша его поведение на саммите G8 не стало сюрпризом. Сторонники могут в очередной раз похвалить американского президента за непосредственность и прямоту, противопоставив эти качества фальши и неискренности, царящим в мире профессиональной политики.

Противники обратят внимание на невысокую культуру поведения, которую продемонстрировал миру президент США. Так, Буш панибратски орал "Эй, Блэр", обращаясь к главе Великобритании, разговаривал с набитым ртом, все время перебивал своего собеседника, наконец, использовал лексику, далекую от дипломатического протокола. Ряд изданий иронизируют насчет эрудиции американского президента: так, главу Сирии Башара Ассада в разговоре с Тони Блэром он назвал Бассад.

СМИ пытаются выяснить причину, из-за которой микрофон в обеденном зале не был выключен. Одни винят организаторов саммита, допустивших просчет, другие вспоминают о советском КГБ и полушутя замечают, что в России следует осторожнее выбирать слова - "их всегда может кто-то подслушать". Между тем журналист американского телеканала Channel 4 просмотрел телетрансляцию обеда в замедленном режиме и пришел к выводу, что ругательства Буша стали достоянием публики благодаря микрофону президента России. По мнению телевизионщика, микрофон Владимира Путина продолжал работать и после того, как президент покинул свое место.

Британские издания уделяют особое внимание взаимоотношениям между главами Великобритании и США, которые предстали в свете, весьма невыгодном для Тони Блэра. Блэр предложил поручить ему решение ливано-израильского конфликта, однако Буш, не дав договорить своему собеседнику, заявил, что в Ливан поедет госсекретарь США Кондолизза Райс. "Мир увидел, как строятся отношения Буша и Блэра, и убедился, кто из них отдает приказы, а кто подчиняется", - пишет The Independent.

В целом медиа-эффект от четырехминутной застольной беседы можно сравнить с тем резонансом, который получила драка футболистов Зинедина Зидана и Марко Матерацци в финале чемпионата мира 2006 года. На фоне разочарований от игры признанных лидеров футбола, таких как Англия и Бразилия, вопрос о том, как именно Матерацци обругал Зидана, стал объектом повышенного интереса для журналистов и болельщиков.

Саммит "Большой восьмерки", которому в России предшествовала масштабная пропагандистская кампания, принес много заявлений, однако его реальные итоги едва ли соответствуют ожиданиям. В этих условиях несколько минут неформальной политики от Джорджа Буша, возможно, больше запомнятся наблюдателям, чем все остальные мероприятия.

Из жизни00:0430 августа
Джон Майатт

«В тюрьме меня звали Пикассо»

Он отсидел за подделку шедевров. А когда вышел, взялся за старое и разбогател