Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Контроль силы

Президент подписал указ о порядке образования общественных советов при силовых министерствах

Владимир Путин 5 августа подписал указ "О порядке образования общественных советов при федеральных министерствах, федеральных службах и федеральных агентствах, руководство деятельностью которых осуществляет президент РФ, при федеральных службах и федеральных агентствах, подведомственных этим федеральным министерствам". Речь идет прежде всего о силовых структурах - в прямом подчинении у главы государства находятся МВД, Минобороны, ФСБ и СВР, а также МЧС, Минюст, МИД, Государственная фельдъегерская служба, Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков, ФСО, Главное управление спецпрограмм президента РФ и Управление делами президента.

Формировать консультативные советы при этих ведомствах поручено Общественной палате РФ. Совет палаты должен инициировать создание консультативного органа, что подлежит обязательному рассмотрению в министерстве в течение месяца. Сам же общественный совет образуется в 2-месячный срок со дня уведомления совета Общественной палаты о согласии начальника федерального ведомства образовать такой орган.

Состав советов, предложенный Общественной палатой, утверждается министром. В указе подчеркивается: в советах не должно быть чиновников и депутатов, то есть лиц, которые «не могут быть членами Общественной палаты». В совет могут войти как сами члены Общественной палаты, так и предложенные ими лидеры некоммерческих организаций (НКО). Они будут работать на общественных началах. Все расходы по организационно-техническому обеспечению совета возьмет на себя то ведомство, при котором этот совет создан.

Предполагается, что общественные советы будут служить своеобразным мостиком в общении граждан с чиновниками, они должны решать общественные вопросы, помогать ведомству, при котором существуют, и, ко всему прочему, еще и контролировать его работу, то есть новый структурный орган будет во всем напоминать деятельность Общественной палаты, но при более детальном и комплексном внедрении в конкретное ведомство.

Стоит отметить, что словосочетание "общественный совет" прозвучало с "самого верху" ровно год тому назад, 5 августа 2005 года - постановление о создании общественных советов при федеральных министерствах, службах и агентствах было подписано в этот день Михаилом Фрадковым. Идея создания таких советов при ведомствах была заложена в принятом в апреле 2005 года законе "Об Общественной палате РФ", и постановление премьера было принято в развитие этого закона. За прошедший год, как и следовало ожидать, дело организации общественного контроля за деятельностью чиновников, хоть и санкционированное премьер-министром, продвинулось не слишком далеко.

В частности, во время встречи с премьером в марте этого года, члены Совета Общественной палаты пожаловались на трудности, с которыми они сталкиваются при попытке осуществить постановление правительства и либо принять участие в уже сущестующих общественных органах при подчиняющихся Фрадкову министерствах, либо инициировать создание таковых - чиновники просто не отвечают на письма и запросы палаты. По словам члена Общественной палаты Сергея Маркова, ситуация пока не изменилась - комиссии при так называемых "штатских министерствах" не функционируют до сих пор. А уж когда дело коснулось ведомств, напрямую подчиняющихся президенту, дело и вовсе застопорилось - по словам того же Маркова, "когда мы стали этим заниматься, ведомства, подчиненные напрямую президенту, высказались против: нам, мол, это распоряжение премьер-министра не указ, нам нужен указ президента". Весной председатель Обшественной палаты Евгений Велихов заявлял о возможности встречи по этому поводу с главой кремлевской администрации Сергеем Собяниным, однако неизвестно, состоялась ли такая встреча. В то же время, появление президентского указа говорит о том, что голоса "общественников" были услышаны.

У части членов Общественной палаты указ президента вызвал прилив энтузиазма. Так, зампред палаты Сергей Катырин заявил в интервью "Коммерсанту", что "создание таких советов надо приветствовать. Конечно, консультативные органы не будут советовать, в какую страну посылать шпионов, но есть много тем, которые затрагивают все общество, например вопросы секретности или гостайны". По мнению Катырина, "Общественная палата нуждается в дополнительном импульсе, и президент еще больше открывает для нас двери".

"Силовые структуры предельно лояльны президенту, но плохо управляемы, поэтому президент заинтересован во внешнем союзнике в нашем лице", – пояснил "Коммерсанту" смысл создания советов член Общественной палаты Алексей Чадаев.

Однако член Совета палаты Александр Шохин, как пишет "Независимая газета", сомневается в результативности деятельности советов, "лишенных права влиять на принятие решений, ведь сегодня нет обязанности министерств и ведомств включать общественную экспертизу в документ перед вынесением любого нормативного законопроекта или акта". Однако, по его словам, положительным моментом может быть тот факт, что "указ обратит внимание ведомств на то, что эта работа находится под контролем президента". По мнению Шохина, президентский указ – важный шаг, но сделанный "с почти годичным запозданием". Важный и с точки зрения повышения статуса Общественной палаты: "Для многих членов палата является наиболее статусной площадкой, и поэтому им нужно, чтобы их включили в технологию. Например, у нас часто на заседаниях совета рассматривается вопрос о допуске того или иного члена палаты на заседание правительства по тому или иному вопросу".

В то же время, член комитета по безопасности Государственной Думы Геннадий Гудков заявил, что власть таким образом пытается изобрести велосипед: "Конечно, это лучше, чем ничего, но хуже, чем можно было бы сделать". По мнению Гудкова, сначала надо "создать нормальный механизм парламентского расследования, сформировать постоянно действующие комиссии парламентского контроля и после этого уже можно формировать гражданские институты, которые будут влиять на власть".

Представители Общественной палаты уже дали понять, что советы монополизируют обсуждение таких злободневных тем, как дедовщина в армии, дела ученых, обвиненных в шпионаже, проблемы ксенофобии и экстремизма, то есть фактически претендуют на исполнение той роли, которую играют в обществе правозащитные организации. Сейчас палата делит эти темы с независимыми НКО, но с созданием советов у нее появится больше, чем у правозащитников, возможностей не только обсуждать, но и принимать решения, считает Алексей Чадаев. "Нам нужны предметные действия, – заявил Чадаев. – Я не исключаю, что консультативные советы будут обсуждать создание института омбудсменов в ГУИН или армии". В свою очередь, зампред палаты Сергей Катырин отметил, что "в общественных советах должны быть люди, которые разбираются в теме. Лучше всего, если они будут из регионов."

Сами правозащитники раскритиковали принцип формирования общественных советов. "Указ принижает роль гражданского общества в стране, – считает эксперт Института по правам человека Лев Левинсон. – Общественная палата станет ситом, через которое в консультативные советы будут отсеиваться "правильные" НКО – прикормленная оппозиция. Они будут послушно кивать или изображать видимость правозащитной деятельности". Однако, Левинсон все же надеется, что силовые структуры будут больше прислушиваться к правозащитникам, чем к Общественной палате. "Пусть у нас не будет никакого статуса, но у нас есть критический взгляд на вещи и независимость", – заявил эксперт.

В то же время, член Общественной палаты Андраник Мигранян полагает, что членам советов при ведомствах удастся сохранить независимость, так как выдвигать кандидатов в советы будет палата. По мнению Миграняна, в ведомственные советы должны войти правозащитники, журналисты и действующие члены Общественной палаты, что будет гарантировать непредвзятость их рекомендаций.

Так или иначе, не исключено, что уже к ноябрю при всех ранее закрытых ведомствах и их подструктурах могут возникнуть общественные подразделения - как свидетельствует практика, словосочетание "указ президента" в российском обществе имеет гораздо больший вес и последствия, чем "постановление правительства". К тому же речь идет о силовых министерствах - люди в форме возьмут под козырек и отчитаются о проделанной работе. Теперь пусть какой-нибудь Совет Европы или Комитет ООН по правам человека только попробует намекнуть, что нету, мол, у вас в России независимого общественного контроля за деятельностью силовиков - как же нет, а вот он, введен распоряжением президента, можем показать в любой момент. А всякие неорганизованные правозащитники могут продолжать "вякать" все, что угодно - ситуация в армии, в судах и тюрьмах теперь не их епархия. У нас назначено, кому этим заниматься.

Другой вопрос, смогут ли общественные советы оказать реальное положительное влияние на ситуацию с правами человека в стране или им суждена роль вывески, свидетельствующей о наличии в ведомстве гражданского контроля. Не ставя под сомнение честность будущих членов общественных советов и их искреннее стремление принести пользу, можно заранее предположить, что жизнь их будет нелегка. Им придется попытаться пройти "по лезвию бритвы", с одной стороны сталкиваясь с отпором со стороны силовых чиновников на справедливое стремление "совать нос куда не следует", с другой стороны подвергаясь критике правозащитников, на чье исконное поле деятельности им придется ступить. Да пребудет с ними сила.

Татьяна Щеглова