Новости партнеров

Граната в бутылке для прокурора

Теракт против прокурора Назрани обернулся гибелью его брата

Похоже, у боевиков на Северном Кавказе появилась новая излюбленная мишень. Всего через несколько дней после убийства в Дагестане прокурора Буйнакска было совершено покушение на его коллегу в ингушской Назрани, Герихана Хазбиева. В этот раз прокурор остался жив, но погиб его родной брат. Кроме того, более десяти человек были госпитализированы с ранениями. В основном это соседи Хазбиева, многие из которых являются его родственниками.

Первый взрыв у дома прокурора произошел около часа ночи 10 августа. Сам Герихан Хазбиев его даже не услышал, но на звук взрыва выбежал его брат, 28-летний Адам. Он увидел, что ворота объяты пламенем и попытался их потушить, поливая водой из шланга. Это мало помогло, поскольку источником огня была канистра с бензином или соляркой, стоявшая по другую сторону ворот на улице.

Вскоре к месту происшествия подбежали соседи. К этому моменту Хазбиеву удалось сбить пламя и открыть калитку в воротах, ведущую на улицу. В этот момент, по словам очевидцев, раздался звук, похожий на звук бьющегося стакана, и в гуще собравшихся людей прогремел еще один взрыв. Ранения получили тринадцать человек. Больше всего пострадал брат прокурора, который скончался по дороге в больницу. Спустя сутки после теракта в реанимации находятся еще трое раненых. Их состояние врачи оценивают как критическое.

По мнению экспертов, боевики, которым удалось с места теракта незамеченными, поставили бомбу-ловушку. Это способ минирования уже использовался в Ингушетии в начале июля этого года при нападении на назрановский погранотряд. Правда, тогда саперы успели обезвредить взрывные устройства, и обошлось без жертв.

На месте преступления были найдены две чеки от гранаты и оплавленное дно пластиковой канистры. Следствие предполагает, что боевики действовали следующим образом. Сначала они поставили на верхнюю кромку двери рядом с почтовым ящиком бутылку с отбитым горлышком (по некоторым данным, от шампанского), в которую засунули гранату с выдернутой чекой.

Эксперты отмечают, что это распространенный способ минирования жилых объектов. Для этого в бутылку или стакан подходящего размера вставляется граната, у которой выдернута чека. Рычаг предохранителя зажимается между корпусом гранаты и стенкой сосуда. Когда бутылка падает и разбивается, происходит детонация гранаты.

Установив бутылку с гранатой, боевики подожгли канистру с горючим веществом, и бросили через забор еще одну гранату. Они рассчитывали на то, что кто-нибудь из семьи прокурора или он сам выйдет посмотреть и откроет калитку, на которой была укреплена бомба. Их расчет оказался верным, хотя сам прокурор не пострадал. Впрочем, его устранение, по-видимому, не было главной целью террористов.

Прокурор не пользовался охраной и передвигался открыто несмотря на то, что предшественник Хазбиева был убит летом 2004 года при масштабном нападении боевиков на Ингушетию. Так что при желании боевики могли найти способ, чтобы его уничтожить наверняка. Поэтому, скорее всего, теракт против прокурора не был местью, а являлся акцией устрашения, призванной показать, что террористическое подполье еще сильно и готово к решительным действиям.

Ингушетия в минувшем году пережила несколько крупных терактов. В мае при взрыве заминированной автомашины погиб замглавы республиканского МВД Ибрагим Костоев. Спустя несколько недель была расстреляна машина с командиром ингушского ОМОНа Мусой Нальгиевым. Вместе с ним погибли три его дочери 4, 5 и 6 лет.

Предполагалось, что за этими убийствами стоят боевики, связанные с Шамилем Басаевым, поэтому после его ликвидации в начале июля возникла надежда, что активность боевиков на территории Ингушетии пойдет на спад. Недавняя серия терактов в Дагестане, казалось, говорила в пользу версии о том, что теперь террористы предпочтут действовать на других направлениях.

В Генпрокуратуре считают, что покушения на прокурора Буйнакска, главу МВД Дагестана и прокурора Назрани являются звеньями одной цепи. В силовых структурах уверены, что боевики пытаются спровоцировать власти на новые спецоперации и массовые зачистки и, таким образом, сорвать процесс сдачи боевиков и запланированную на осень амнистию.

Существует и еще одна версия, по которой теракт в Назрани является местью боевиков за гибель Шамиля Басаева, уничтоженного как раз в этом районе.

Между тем Герихан Хазбиев вместе с другими родственниками собирается провести собственное расследование смерти брата. "Мы найдем этих бандитов и будем их судить по нашим ингушским законам!" - обещает прокурор Назрани.