Суд над победителями

Израильтяне выдвигают претензии правительству Эхуда Ольмерта

Конфликт между Израилем и движением "Хизбалла" остановлен - по крайней мере, временно. Жители юга Ливана и севера Израиля, уставшие от боевых действий и вынужденные покинуть родные места, понемногу возвращаются домой. Если ливанцы, в большинстве своем, довольны исходом конфликта, то израильтяне, скорее, разочарованы.

Многие люди в Израиле не понимают, чего достигла страна за месяц противостояния с "Хизбаллой". И стоили ли полученные результаты цены, которую за них пришлось заплатить.

Несмотря на то, что премьер-министр Эхуд Ольмерт объявил о в целом успешных итогах операции на юге Ливана, значительная часть общества не склонна верить ему на слово.

Правительству предъявляют все больше претензий. По мнению критиков, операция против "Хизбаллы" началась излишне поспешно, четкого плана действий у военного и политического руководства не было, противник был явно недооценен, а разведка сработала ниже желаемого уровня.

Ольмерта ругают за нерешительность: расширенную наземную операцию он начал только после месяца локальных перестрелок и бомбардировок с воздуха, - также за непоследовательность: спустя всего двое суток после начала зачистки сопредельной территории от боевиков войскам был отдан приказ прекратить огонь и начать отход в Израиль.

Одна из главных претензий - неспособность защитить города и мирное население севера страны от ракет "Хизбаллы". Количество взрывов в Хайфе и других городах региона с течением конфликта не только не сокращалось, но и увеличивалось. На этом фоне заявления военачальников и политиков о том, что террористы потеряли половину, а затем 80 и даже 90 процентов своих боевых возможностей, звучали несколько странно.

В дипломатическом смысле Иерусалиму тоже не удалось достичь многого. Нападению подвергся именно Израиль, и в начале конфликта он мог рассчитывать на сочувствие большинства стран мира. Однако молниеносные и исключительно мощные ответные удары ВВС по объектам гражданской инфраструктуры Ливана, большие жертвы среди мирного населения этой страны вызвали вопросы о пропорциональности использования силы. Шанс получить широкую международную поддержку усилий Израиля был потерян.

Итогом (по крайней мере, промежуточным) операции против террористов стала резолюция СБ ООН. Она предусматривает разоружение "Хизбаллы" и ввод на территорию к югу от реки Литани международных миротворцев и подразделений ливанской правительственной армии. В обмен на это ЦАХАЛ должен покинуть занятые им позиции на юге Ливана.

Однако, как показывают последние события, разоружаться самостоятельно "Хизбалла" и не думает. Миротворцы также не слишком хотят силой отнимать у них ракеты и автоматы, так как рискуют мигом превратиться во врагов и оккупантов. А ливанские военные и вовсе заявили, что им "есть чему поучиться у братьев из "Хизбаллы", что трудно счесть свидетельством горячего желания разоружить этих самых "братьев".

Наивно предполагать, что индонезийские или малазийские военные, которые рвутся в миротворцы, будут препятствовать контрабанде боеприпасов и оружия на территорию Ливана из соседней Сирии. И в Джакарте, и в Куала-Лумпуре чуть ли не ежедневно проходят антиизраильские манифестации, участники которых от всей души желают гибели еврейскому государству. Так что на беспристрастность этих "голубых касок" рассчитывать не приходится.

Да и французы с итальянцами, если они все же отправятся на юг Ливана, едва ли станут вступать в сражения с боевиками "Хизбаллы" ради интересов Израиля. Скорее всего, они будут больше озабочены собственной безопасностью, нежели охотой на контрабандистов.

В результате, ни одна из объявленных целей израильской операции полностью не достигнута. Солдаты не спасены, глава "Хизбаллы" шейх Насралла жив, сама организация не разоружена и не дискредитирована, а, наоборот, стала исключительно популярной. Кроме того, исламисты приобрели себе дополнительную защиту от возможного возобновления израильских налетов в виде миротворцев.

Эхуд Ольмерт, выступая перед Кнессетом, уже взял на себя ответственность за итоги операции против "Хизбаллы". Он, правда, сказал, что хребет террористической организации переломан и вряд ли она сможет быстро оправиться от полученного удара.

Однако реальные и мнимые виноватые в том, что что-то "пошло не так", начинают появляться в Израиле уже сейчас. Министр обороны Амир Перец сказал, что когда он занимал свой пост четыре месяца назад, ему не доложили о той опасности, которую представляла из себя "Хизбалла" с ее ракетами. Перец отметил, что в списке главных опасностей Израилю, подготовленном офицерами Генштаба, ливанские боевики стояли на одном из последних мест.

Начальник Генерального штаба Дан Халуц недоволен политическим руководством страны, которое "отвело всего 48 часов на расширенную наземную операцию". По его словам, отдавая войскам приказ на выдвижение к реке Литани, он и подумать не мог, что прекращение огня застанет большинство подразделений на полпути к цели.

Подчиненный Халуца, командующий северным фронтом генерал Уди Адам, которого глава Генштаба фактически отстранил от руководства войсками, пока молчит, но близкие к нему люди уверяют, что после выхода в отставку он найдет, о чем рассказать обществу.

Так, в израильских СМИ проходила информация, что Адама отстранили за жесткую критику в адрес армейского и политического руководства страны. Причем суть его претензий сводилась к тому, что нерешительность и непоследовательность политиков и генералов ставят под угрозу исход всей операции.

Если это действительно так, то командующий северным фронтом, похоже, действительно имел право на свое мнение и, в конечном итоге, оказался мудрее всех своих начальников, которые месяц тянули с началом широкомасштабного вторжения.

Если Адам предостерегал руководство страны от затягивания войны и от превращения ее в тяжелую и позиционную, то глава министерства иностранных дел Ципи Ливни изначально выступала за то, чтобы не спешить с бомбардировками и попробовать добиться освобождения солдат и, возможно, разоружения "Хизбаллы" дипломатическими методами.

Так, Ливни предупреждала, что массированные бомбардировки юга Ливана, и особенно Бейрута, не приведут к значительному ущербу для боевой инфраструктуры "Хизбаллы", но испортят изначально положительное отношение к позиции Израиля в мире и приведут к значительной эскалации конфликта. Так, в общем, и получилось.

В начале конфликта Эхуд Ольмерт не стал прислушиваться к аргументам главы внешнеполитического ведомства и занял сторону военных, выступавших за проведение армейской операции. Из-за этого у премьер-министра даже произошла размолвка с руководителем МИДа.

Однако после того, как война, на которую Дан Халуц и его подчиненные просили неделю-другую, затянулась, глава правительства дал карт-бланш дипломатам, которые и добились заключения перемирия на относительно приемлемых (по крайней мере, на бумаге) для Израиля условиях. Но отсутствие в тексте резолюции ООН по урегулированию в Ливане четко прописанного механизма разоружения "Хизбаллы" ставит под огонь критики уже саму Ливни, которая не смогла добиться от международного сообщества включения в текст документа соответствующего параграфа.

Между тем начальник генерального штаба, помимо прочего, оказался под огнем критики и по причине своей излишней, как показалось многим, расторопности в решении личных финансовых вопросов. Едва узнав о похищении двух и убийстве еще восьми солдат у ливанской границы, он нашел время для продажи своего пакета акций. Как думают некоторые критики с левого и правого флангов политического спектра, Халуц испугался, что в случае войны его сбережения обесценятся, и решил позаботиться об их сохранности, пока о провокации "Хизбаллы" никто ничего не знал.

Сам генерал и часть его подчиненных опровергают какой-либо особый умысел в его действиях и говорят, что продажа акций никак не помешала решению возникших перед Израилем трудностей. Тем более, что любой гражданин имеет право распоряжаться личным имуществом по своему усмотрению и тогда, когда захочется.

Тем не менее, критики не унимаются, утверждая, что если даже нарушения закона тут и не было, все равно неэтично заниматься биржевыми спекуляциями, когда твои подчиненные гибнут и попадают в плен. Голоса за отставку Халуца в израильском обществе звучат все громче.

В условиях, когда действия израильского армейского командования до и во время кризиса вызывают все больше вопросов, глава оборонного ведомства Амир Перец приказал создать авторитетную комиссию, которая должна заняться выяснением качества и своевременности принятых решений, а также тем, насколько хорошо они выполнялись.
В состав этого органа должны войти отставные военные, чей авторитет ни у кого не вызывает сомнений. Идея создания комиссии споров в обществе не вызвала, однако человек, назначенный ее руководителем, тотчас был назван "необъективным".

Критики Переца напоминают, что бывший начальник Генштаба генерал Амнон Липкин-Шахак (Amnon Lipkin-Shahak) представит результаты исследования, выгодные главе Минобороны, так как во время войны с "Хизбаллой" он принимал участие в работе экспертной группы, помогавшей Перецу принимать решения. При всем уважении к отставному военному, сложно представить, чтобы он даже теоретически мог раскритиковать идеи и стратегию, в разработке которой принимал самое деятельное участие.

Еще один удар по позициям Ольмерта и его правительства нанесли его собственные однопартийцы. Большинство депутатов от партии "Кадима", видя, что на южной границе не перестает тлеть сектор Газа, а на севере еще свежа ливанская рана, считают осуществление главного пункта программы правительства - размежевания с палестинцами на Западном берегу Иордана - несвоевременным и даже нереалистичным.

По их мнению, попытка осуществить этот план не только приведет к серьезному расколу в израильском обществе, но и может спровоцировать возобновление еще одного конфликта - на сей раз к востоку от Иерусалима. А одновременное и затяжное противостояние на трех фронтах Израилю будет выдержать непросто. Сначала надо уладить миром дела в Ливане и в секторе Газа, полагают однопартийцы Ольмерта, а затем только браться за столь масштабный и одновременно деликатный проект, как размежевание с палестинцами на Западном берегу Иордана.

Правительство Ольмерта, которое создавалось для решения исторической и судьбоносной миссии - установления окончательных границ государства Израиль, многим все больше напоминает бригаду не слишком профессиональных пожарных, которые вынуждены метаться от одного полыхающего дома к другому, причем не дотушив до конца первый. Такое состояние, конечно, не идет на пользу стране, но играет на руку политическим оппонентам кабинета министров.

Оставшись без основного пункта своей программы и, соответственно, без четкой цели, правительство может легко растерять своих сторонников. Если в этой ситуации хотя бы одна из партий, входящих в разношерстную коалицию, выйдет из нее, правительство останется без большинства в Кнессете. Скорее всего, это приведет к новым парламентским выборам, на которых шансы Ольмерта и "Кадимы" будут не слишком велики.

Причем такой вариант развития событий нельзя назвать фантастическим: депутат Кнессета Ури Ариэль от религиозной иудаистской фракции "Ихуд леуми/МАВДАЛЬ" уже внес на рассмотрение парламента законопроект, предусматривающий его роспуск и проведение новых выборов.

Значительно улучшить положение Эхуда Ольмерта и его соратников на внутриполитической арене сейчас мог бы значительный или даже знаковый успех. Например, возвращение из арабского плена хотя бы одного из трех похищенных солдат. Однако для этого правительству придется каким-то образом договариваться с ХАМАСом или "Хизбаллой", что совершенно неприемлемо для нынешнего руководства Израиля.

Возможным выходом из положения могло бы стать достижение соглашения с правительством Ливана или Махмудом Аббасом об обмене заключенными. Но ни официальный Бейрут, ни глава Палестинской автономии пока не могут (или не хотят) как-то повлиять на похитителей. Ну, а сами похитители, очевидно, просто не желают отдавать лавры "освободителя мучеников сионистских тюрем" кому-то другому.

В любом случае, переговоры с палестинцами и ливанцами в той или иной форме должны начаться достаточно скоро. По крайней мере, министр обороны Израиля Амир Перец заявил, что завершение войны в Ливане открывает новые возможности для диалога с арабами.

Если Ольмерт и его правительство не смогут быстро достичь существенного прорыва, чего-то, что вселило бы в общество уверенность и надежду, то судить о правильности действий его кабинета министров будут, скорее всего, уже историки.