Пробный камень

Россия и США обменялись предложениями о пересмотре доктрины ядерного сдерживания

США и Россия провели двусторонние переговоры, на которых обсуждали ряд аспектов, касающихся дальнейшего развития их ядерных программ. Место проведения переговоров - город Фэрбанкс в штате Аляска, время - воскресный день, участники - министры обороны США и России Доналд Рамсфелд и Сергей Иванов, наконец, сам характер переговоров (встреча проходила за закрытыми дверями) указывают на желание двух сторон создать впечатление сугубо рабочей консультации глав оборонных ведомств, не затрагивающей политических вопросов взаимоотношения двух стран. Между тем, как стало известно из выступлений Иванова и Рамсфелда на пресс-конференции, состоявшейся после переговоров, обсуждаемые вопросы имеют большое политическое значение и затрагивают не только США и Россию.

Как заявил журналистам Рамсфелд, он в ходе переговоров проинформировал российскую сторону о намерении США снять с "относительно небольшого" числа межконтинентальных баллистических ракет ядерные боеголовки и заменить их на обычные, одновременно предложив России сделать то же самое. По словам министра обороны США, необходимость применения таких ракет для предотвращения террористической угрозы может возникнуть уже в ближайшие 5-10 лет. Смена ядерных боеголовок на обычные сделает ракеты не такими смертоносными и облегчит политикам принятие решений о превентивных ударах по террористам. Планируется, что баллистические ракеты с неядерными боеголовками будут установлены на подводных лодках. "Я надеюсь, что мой друг Сергей обсудит эту идею у себя дома, потом перезвонит мне и скажет, что это потрясающая мысль", - заключил Рамсфельд.

Однако, как оказалось, "друг Сергей", он же министр обороны России Сергей Иванов, весьма прохладно воспринял новое предложение США. "У России такие планы, хотя они и носят предварительный характер, вызывают определенные вопросы, - сказал Иванов. - Я не готов сейчас зафиксировать согласие России присоединиться к такой инициативе". Вместе с тем, в ответ на американскую инициативу Россия выдвинула встречное предложение - не переоснащать межконтинентальные баллистические ракеты, а использовать для ударов по террористам запрещенные на данный момент ракеты средней дальности, причем не обязательно с ядерными боеголовками.

Отсутствие, на первый взгляд, конкретных положительных результатов встречи не должно никого вводить в заблуждение. Прежде всего, потому что переговоры, по всей видимости, не были организованы для принятия каких-либо решений. По крайней мере, заявить о согласованной позиции относительно ядерных программ своих государств должны не министры обороны, а президенты двух стран. На Аляске, скорее, прошли переговоры о намерениях. Россия и США поставили друг друга в известность относительно своих будущих планов и заодно прозондировали первую ответную реакцию. В этой связи было бы логично обратить внимание именно на намерения двух сторон. Результаты не замедлят сказаться.

Встречу с российским министром обороны Рамсфелд осуществил в ходе своего визита в Форт-Грили на Аляске, где находятся шесть шахт с ракетами-перехватчиками МБР (межконтинентальных баллистических ракет). Расположенные в Форт-Грили противоракеты (GBI) являются одним из элементов многоэшелонной защиты территории США от баллистических ракет, к строительству которой США приступили после одностороннего выхода из договора по ПРО от 1972 года. Они предназначены для перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории.

По оценкам специалистов, на данный момент система наземного базирования для перехвата баллистических ракет GMD (Ground-based Midcourse Defense), куда в качестве составных частей входят противоракеты (GBI), многофункциональные радиолокационные станции GBR (Ground Based Radar), станции передачи команд (СПК) IFICS (In-Flight Interceptor Communication System), является единственной в США, которая продемонстрировала техническую возможность перехвата МБР. В целом американцы приняли достаточно неординарное решение задействовать один готовый элемент новой системы ПРО, не дожидаясь, пока вся система вступит в действие. Одной из очевидных причин для этого шага стали испытания Северной Кореей в ночь с 4 на 5 июля 2006 года нескольких ракет, в том числе одной баллистической "Таэподонг-2", направлявшейся в строну Аляски. Как заявил незадолго до визита Рамсфелда глава Агентства противоракетной обороны (Missile Defense Agency) генерал-лейтенант ВВС США Генри Оберинг Третий (Henry A. Obering III), расположенные на Аляске противоракеты несомненно смогли бы перехватить и уничтожить северокорейскую ракету, если бы она долетела до цели.

Таким образом, воскресная встреча Рамсфелда с министром обороны РФ Сергеем Ивановым и озвученные американской стороной предложения по замене ядерных боеголовок на обычные в большей или меньшей степени связаны с развертыванием в США новой национальной системы ПРО, которую Америка, стоит отметить, осуществляет в одностороннем порядке без согласия со стороны России. Все это немного парадоксально. Зачем США понадобилось не только информировать Россию о своих намерениях, но вдобавок предлагать Москве поступить так же, как Вашингтон?

В какой-то степени новая инициатива США означает неформальный пересмотр договоров СНВ-1 и СНВ-2 о сокращении стратегических наступательных вооружений. Во-первых, из-за того, что вместо сокращения и утилизации носителей ядерных зарядов предусматривается их "переориентация" на носители обычных зарядов; во-вторых, потому что недвусмысленно оговаривается возможность их боевого использования.

Разумеется, ни Россия, ни уж тем более США напрямую об этом не упоминают. Тем более, что в рамках "третьей мировой" войны с терроризмом, которая, по мнению некоторых наблюдателей, уже давно началась, достаточно легко перевести вопрос о стратегических вооружениях в другую плоскость, не имеющую прямого отношения к ядерному сдерживанию. США предпочитают говорить, о возможности "нанесения превентивных ударов". Именно желание придать своим стратегическим вооружениям иной статус, который бы не попадал под ограничения заключенных ранее договоров, заставляет США добиваться поддержки России.

США, со своей стороны, обойти этот вопрос никак не могут. Использование неядерного стратегического оружия является одним из китов новой ядерной "триады" стратегической наступательной стратегии США, включающей как ядерные (качественно усовершенствованные и количественно сокращенные), так и неядерные ударные средства стратегического назначения.

Между тем очевидная опасность переоснащения межконтинентальных баллистических ракет неядерными боеголовками очевидна для многих наблюдателей. Планам Пентагона противятся даже несколько конгрессменов в самих США. В случае запуска переоснащенной ракеты, тем более с подводной лодки, местонахождение которой, в отличие от ракет сухопутного шахтного базирования, не может быть точно установлено, наблюдателям будет неясно, что, собственно, летит - ядерная или обычная боеголовка. Зато симметричный ответ потенциального противника рискует быть весьма определенным и, со своей стороны, может спровоцировать ядерную войну.

Вот почему, посвятив Россию в свои планы и добившись с ее стороны если уж не согласия, то, по крайней мере, гарантий не препятствовать их осуществлению, США развязывают себе руки. Для пущей привлекательности Рамсфелд заявил об "абсолютной прозрачности" возможных запусков переоснащенных ракет. По его словам, в течение 30 минут после запуска все, и прежде всего Россия, уже будут знать, что данная ракета не несет ядерного оружия. Однако в идеале американцы хотели бы, чтобы Россия сама оказалась причастной к переоснащению баллистических ракет, пусть для нее это и не имеет такого значения, как для США. Тогда у Пентагона появится могущественный "союзник", разделяющий его военную доктрину, что, несомненно, будет способствовать легитимизации всего проекта в глазах мирового сообщества.

В принципе, если американцы захотят заменить ядерные боеголовки своих баллистических ракет на обычные, согласие или несогласие РФ вряд ли их остановит. Вероятно, поэтому Сергей Иванов не заявил сразу о своем неприятии американской инициативы, выбрав вместо этого обтекаемую формулировку. С другой стороны, встречное предложение, выдвинутое Ивановым, - реанимировать для предотвращения террористической угрозы ракеты средней дальности, полностью уничтоженные в России еще в 1991 году по договору (РСМД) от 1987 года - не выглядит таким уж безобидным.

Прежде всего для европейских союзников США. Во времена "холодной войны" именно советские ракеты средней дальности представляли самую главную угрозу для Европы. В свое время США активно настаивали на ликвидации именно этого типа вооружений. Таким образом, Россия делает ответный ход: если США собираются использовать стратегические наступательные вооружения без ядерных зарядов, что Россия готова использовать ракеты средней дальности и тоже без ядерных зарядов. И тоже для борьбы с терроризмом. И тоже никакой уверенности для "потенциального противника". И опять на фоне традиционных общих заверений о благих намерениях. Таким образом, РФ пытается надавить на США через Европу, которой, очевидно, совсем не захочется вновь ощутить себя на передовой возможной ядерной войны, пусть даже проходящей под лозунгом борьбы с терроризмом, в то время как США останутся в тылу.

О том, насколько серьезно заявление министра обороны России о возможном возрождении ракет малой и средней дальности, говорит следующий факт. В свое время генерал Романов, публично озвучивший это предложение, был сурово наказан и публично отчитан тогдашним министром обороны маршалом Игорем Сергеевым, не желающим портить отношений с США. Напомним, Романов, в ответ на одностронний выход США из договора по ПРО, сделал смелое заявление о том, что российская сторона не только пересмотрит "стратегические" договоры, но и воссоздаст свою группировку ракет малой и средней дальности, уничтоженную по договору между США и СССР от 1987 года.

Как отмечают российские военные, технически возродить ракеты средней дальности достаточно просто. Если стратегический ракетный комплекс "Тополь" укоротить на одну ступень, получится классическая ракета средней дальности типа "Пионер", способная нести три ударных блока в ядерном снаряжении. Дальность стрельбы - до 5 тысяч километров.

Как бы в добавление к словам Иванова на пресс-конференции в понедельник 28 августа 2006 года агентство ИТАР-ТАСС со ссылкой на неназванного представителя Министерства обороны РФ сообщило, что Россия может в одностороннем порядке выйти из Договора о ликвидации ракет малой и средней дальности от 1987 года (РСМД). При этом представитель МО подчеркнул, что прецедент одностороннего выхода из договора, регулирующего "ядерный баланс", уже есть - в 2001 году США вышли из советско-американского Договора по противоракетной обороне 1972 года.

Таким образом, Америка и Россия бросили каждая по пробному камню.

Как оказалось, друг в друга.

Алексей Демьянов

Мир00:02 8 декабря

Украина на уме

Европа попыталась договориться хоть о чем-нибудь. Но ничего не вышло