Новости партнеров

Милые бранятся — только тешатся

Скандал о рассекречивании агента ЦРУ стал хорошим предвыборным аргументом

Шумный скандал о раскрытии истинного места работы супруги американского посла Джозефа Уилсона, известной в народе под именем Валери Плейм, стал очень наглядной демонстрацией того, "как это происходит у них". Самый серьезный повод для федерального расследования, каким является разглашение имени агента ЦРУ, превратился в трехлетний сериал о государственном заговоре, в котором, по законам жанра, есть честные журналисты, зловредные чиновники, жертвоприношение и невинный президент.

Корни этой истории уходят в середину 2003 года, когда в чикагской газете Sunday Times появилась статья в меру ретивого журналиста Роберта Новака, в которой впервые и прозвучало имя Валери Плейм, служившей, как оказалось, верой и правдой не только своему суженому, но и родине в должности агента ЦРУ под прикрытием. Новак утверждал, что информатором его стал высокопоставленный чиновник администрации Буша. Через некоторое время еще несколько работников пера из центральных изданий, вроде The New York Times и The Washington Post, совершили то же самое федеральное преступление, за которое в США полагается суровое наказание.

Все без исключения летописцы этой истории сразу же сошлись во мнении, что странные журналистские откровения прозвучали очень вовремя. А точнее, ровно через неделю после того, как Джозеф Уилсон, некогда изучавший по заданию ЦРУ возможность приобретения Саддамом Хусейном урана в Африке, обвинил "ястребов" Буша в манипулировании разведдаными для оправдания вторжения в Ирак. Уилсон отреагировал на публикации немедленно, обвинив администрацию в заговоре, и даже назвал имена чиновников, которые, по его мнению, намеренно "слили" информацию о его жене.

И маховик скандала закрутился. Белый дом отверг все обвинения в свой адрес и устами пресс-секретаря Скотта Макклеллана (который, к слову, вскоре благополучно отправился в отставку) заявил, что никогда не использует такие методы, да и вообще на Пенсильвания-авеню узнали об этом только из газет. Чуть позже было инициировано расследование, в результате которого выяснилось, что в Вашингтоне о неприметной сотруднице ЦРУ Валери Плейм знали решительно все, за исключением, пожалуй, только любимого пса Джорджа Буша. И почти все сочли свои долгом пообщаться на эту тему со СМИ.

Именно газетчики и стали первыми жертвами этой истории. Несгибаемая журналистка The New York Times Джудит Миллер получила несколько месяцев тюрьмы за отказ назвать источник своей информации, не столько твердый в своих убеждениях корреспондент журнала Time Мэттью Купер отделался легким испугом за согласие сотрудничать со следствием. Но на этом дело не кончилось. Была образована специальная комиссия во главе с прокурором Патриком Фицджеральдом, которая допросила всех - от президента Буша до ветерана "Уотергейта" Роберта Вудворда - и к октябрю 2005 года пришла к выводу, что результаты расследования придавать огласке не стоит.

Тем не менее, широкой общественности стало известно, что основными фигурантами этого дела стали помощник вице-президента Льюис Либби и (страшно сказать) человек, который сделал Джорджа Буша дважды президентом, мистер Карл Роув. Впрочем, к последнему у прокурора Фицджеральда не оказалось потом никаких претензий. Но шум был слишком силен, и Буш пошел на беспрецедентную жертву: отказался от услуг Роува, оставив за ним лишь функции куратора стратегии Республиканской партии. Казалось бы - все, правда восторжествовала. Президент объявил о начале широкомасштабной акции по борьбе с утечками, подчиненный Дика Чейни под следствием по обвинению в лжесвидетельстве, жертва в виде Роува принесена.

Но в этой истории было еще одно неизвестное, которое никак не хотели забывать непуганные американские СМИ. Так и остался неназванным самый первый источник "слива" о Плейм, о существовании которого прозрачно намекал еще в самом начале Роберт Новак. Имя этого человека оставалось в тайне почти до конца лета 2006 года и стало известно очень неожиданно.

В конце августа Newsweek объявил, что человеком, испортившим жизнь Валери Плейм, был бывший заместитель госсекретаря Ричард Армитидж. Как оказалось, он не только рассказал Новаку об отважной разведчице, но и сам сообщил об этом в ФБР еще до образования комиссии Фицджеральда. Позже последний взял с Армитиджа обязательство о неразглашении, которое было отменено лишь за несколько дней до разоблачения. Раскаяние Аримтиджа было поистине безграничным. Сначала через своих адвокатов, а затем и лично он извинился не только перед Плейм и бывшим своим начальником Пауэллом, но и перед президентом, объявив во всеуслышанье, что никакого заговора в Белом доме не было, а была лишь глупость с его стороны.

И вот тут стоит задуматься. С какой целью столь долго покрываемому федеральной властью чиновнику было разрешено столь трогательно покаяться? Вывод напрашивается сам собой. В преддверии промежуточных выборов в Конгресс, которые могут обернуться для республиканцев настоящим Ватерлоо, нужна жертва. Весомая, настоящая, а не суррогатная в виде Карла Роува. Судить Роува нельзя, само его имя не должно слишком часто упоминаться в связи с этим скандалом, поскольку если архитектору республиканских побед придется отвечать перед судом, судьбу выборов в Конгресс и, вероятнее всего, следующих президентских выборов можно считать решенной.

А бывший заместитель госсекретаря - кандидатура самая подходящая. Он не имеет непосредственного отношения к Бушу, и, в то же время, он достаточно крупная "рыба", чтобы продемонстрировать решительность Белого дома в борьбе с предателями даже в собственных рядах. Особенно пред выборами. Представление окончено, занавес закрывается, зрители смахивают скупые слезы умиления.

Судьбе Ричарда Армитиджа в любом случае не позавидуешь. Превращать его в уголовника, конечно, вряд ли кто решится, но мучительные и по большей части публичные объяснения с правосудием и общественностью ему предстоят несомненно. Но, судя по всему, он к этому готов. Ради партии. Ради чести и достоинства сюзерена, сегуна или кого там еще.

Единственное, в чем он не прав, так это в утверждении, что испортил жизнь самой виновнице торжества, Валери Плейм. Предприимчивая женщина уже продала права на свои мемуары за скромную сумму в 2,5 миллиона долларов. Что, право, несколько больше, чем она получила за все годы беспорочной службы в должности секретного агента ЦРУ.

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли