Иностранцам ловить нечего

Генпрокуратура настояла на отзыве экологического разрешения у "Сахалин-2"

Нефтегазовый проект "Сахалин-2" известен тем, что в нем не принимает участия ни одна российская компания. По соглашению о разделе продукции здесь действуют японские Mitsui и Mitsubishi, а также голландско-британской Royal Dutch Shell. В последнее месяцы проект вызывал все больше и больше вопросов у чиновников различных ведомств, в том числе и Генпрокуратуры. В итоге 18 сентября у компании Sakhalin Energy, оператора "Сахалин-2", отобрали положительное заключение экологической экспертизы. Это грозит зарубежным компаниям дополнительными многомиллиардными инвестициями, а для России означает ухудшение отношений с Японией. Но власти готовы пойти даже на это, лишь бы исключить из российской деловой жизни практику соглашений о разделе продукции.

СРП

Cоглашения о разделе продукции (СРП) стали широко использоваться около 45 лет назад. Первооткрывателем в этом деле считается Индонезия, где СРП распространились после 1960 года, когда нефть и газ в стране объявили частью национального достояния. Вслед за Индонезией СРП стали использовать Египет, Сирия, Перу, Филиппины, Ливия и другие страны, богатые нефтью, но неспособные добыть ее собственными силами. Сущность соглашений о разделе продукции заключается в том, что правительство какой-либо страны разрешает пользоваться природными ресурсами иностранной компании в обмен на часть прибыли. При этом, как правило, сначала компания возмещает убытки, связанные с инвестициями в проект, а только потом прибыль делится между государством и зарубежными партнерами.

В начале 90-х годов первые СРП стали появляться и в странах СНГ, в том числе и в России. По проекту "Сахалин-2", например, соглашение было подписано еще в 1994 году. Но большое количество СРП в России все равно не прижилось. К 2006 году их стало три: "Сахалин-1", "Сахалин-2" и "Харьягинское СРП". Первый управляется консорциумом из "Эксон Нефтегаз Лимитед" (российский представитель американской Exxon Mobil), японской Sodeco, индийской ONGC Videsh и отечественной "Роснефти". Второй – японскими Mitsui и Mitsubishi вместе с Royal Dutch Shell. И, наконец, третий - французской Total, норвежской Norsk Hydro и "Ненецкой нефтяной компанией". Все эти компании, за исключением "Роснефти", не являются крупными игроками на российском нефтяном рынке.

Добыча на всех трех объектах началась сравнительно недавно. "Ветераном" может считаться только "Сахалин-1", где первый газ получили в 1999 году. Остальные были пущены в течение последних двух лет.

Против СРП не раз высказывались многие чиновники. Например, в начале апреля 2006 года Минприроды и Росприроднадзор обнародовали список претензий к Total. Тогда чиновники заявили, что нарушений достаточно для того, чтобы отозвать у французской компании лицензию. Основная причина – несоблюдение Total договоренностей с государством. Например, Минприроды заявило, что компания намерена в 2006 году добыть в 3,5 раза меньше нефти, чем предусмотрено планом. Были и другие нарушения – от нарушения числа нагнетательных скважин до малого количества скважин добывающих.

А Межведомственная комиссия по СРП распространила в начале августа данные о том, что такие соглашения не приносят дохода бюджету. В 2006 году СРП принесли бюджету только 108 миллионов долларов, а за всю историю существования – 516 миллионов долларов.

"Сахалин-2"

Именно в этот момент разгорелся скандал вокруг Sakhalin Energy. В октябре 2005 года претензии к "Сахалин-2" предъявила Счетная палата, которая предлагала пересмотреть условия соглашения с учетом реальных затрат. Однако это дело дальше ведомства Сергея Степашина не пошло.

Зато инициатива замглавы Росприроднадзора Олега Митволя, распорядившегося подать иск против оператора "Сахалин-2" именно из-за незаконного заключения экологической экспертизы, ход получила. Росприроднадзор также возбудил дело и против Сварочно-монтажного треста, который является генподрядчиком строительства ряда объектов "Сахалин-2".

В итоге Министерство природных ресурсов под давлением Генпрокуратуры, занявшей позицию Митволя, отозвало заключение государственной экологической экспертизы по второму этапу проекта "Сахалин-2". Это означает, что главное экологическое разрешение на строительство теперь признано недействительным.

Оперативней всех на это известие отреагировала Япония. В министерстве экономики этой страны подсчитали, что местным компаниям придется дополнительно потратить до 20 миллиардов долларов, чтобы снова получить всю необходимую документацию.

А будущий премьер Японии Синдхо Абе заявил, что аннулирование заключения экологической экспертизы может означать начало серьезного конфликта между двумя странами. Его недовольство понятно – еще 6 сентября замглавы МЭРТ Кирилл Андросов, выступая на Российско-японском инвестиционном форуме, говорил, что японские компании могли бы инвестировать в Россию до 50 миллиардов долларов, а только по нефтегазовым проектам вложения японцев уже превысили 5 миллиардов долларов.

Чуть позднее откликнулись и власти Евросоюза. С критикой российского правительства выступил Еврокомиссар по энергетике Андрис Пиебалгс. Он заявил, что Минприроды обязано было дать компаниям время на устранение проблем, а сами проблемы определить "четко и ясно".

Санкции в отношении "Сахалин-2" ударят и по российскому бюджету. Ведь если СРП продолжит существовать, то затраты на дополнительную экологическую экспертизу будут отнесены к категории возмещаемых, следовательно, компании-участники проекта могут рассчитывать на получение затрат обратно в первую очередь. На это обратили внимание в Sakhalin Energy, где по факту аннулирования заключения выпустили специальный пресс-релиз. "Мы уверены в том, что для (...) признания недействительным положительного заключения Государственной экологической экспертизы отсутствуют веские основания", - говорится в информационном сообщении.

Однако претензии государства распространяются не только на "Сахалин-2", но и на всю систему СРП в целом. В течение всего скандала с "Сахалином-2" параллельно чиновники разных рангов говорили о том, что СРП России вообще не нужны. Например, 18 сентября директор департамента государственной политики в области геологии и недропользования МПР Сергей Федоров заявил, что его ведомство считает возможным даже отзыв лицензий по проектам на условиях соглашений о разделе продукции. А на следующий день уже глава Минэкономразвития Герман Греф объявил, что СРП в России "не имеют большого будущего". Причем министр заявил об этом не просто в беседе с журналистами, а на встрече со своим коллегой из Китая Бо Силаем. Это означает, что сообщение было ориентировано, прежде всего, на агрессивные восточные компании и с дипломатического языка его можно перевести как "ничего вам не достанется".

Отказ от СРП вписывается в экономическую политику последних лет и как нельзя лучше ее символизирует. Во всех стратегически важных областях, а также областях добычи ископаемых правительство пытается сделать одну большую государственную компанию с небольшим частным капиталом. Там же, где это невозможно, правительство отдает отрасль крупнейшим миллиардерам, лояльным к Кремлю (условие укрупнения бизнеса для конкуренции на мировых рынках сохраняется). Так уже произошло в газовой сфере, где "Газпром" незаметно скупил независимых производителей. Так произошло с алмазами, поскольку крупнейшая алмазодобывающая компания России должна вскоре перейти под контроль государства. Так произошло в атомной и авиационной промышленности, так скоро будет даже в алюминиевой отрасли.

С нефтью оказалось сложнее, поскольку топливные активы были распределены между большим количеством компаний. Но благодаря делу "ЮКОСа" и продаже Романом Абрамовичем "Сибнефти" все встало на свои места. Если же оправдаются слухи и "Газпром" купит 50 процентов в ТНК-ВР, то в России останется три крупных нефтяных компании – государственные "Газпром нефть" и "Роснефть", а также "Лукойл" Вагита Алекперова.

В такой ситуации для СРП, которые, как правило, поделены между несколькими некрупными участниками рынка, места действительно нет. Это означает, что отзыв экологического заключения по "Сахалин-2" является закономерным и продуманным шагом. Даже если не знать, что "Газпром" неоднократно заявлял, что рассматривает возможность того, чтобы стать акционером проекта. Газовая монополия вела переговоры с Royal Dutch Shell о покупке 25 процентов "Сахалин-2" в обмен на право добычи половины запасов месторождения "Заполярное". Кстати, теперь переговоры приостановлены – кто знает, когда Sakhalin Energy получит новую, одобренную всеми ведомствами экологическую экспертизу...