Новости партнеров

Неудачный саммит

Саммит Россия-ЕС не принес ожидаемых результатов

В Хельсинки завершился восемнадцатый саммит Россия-ЕС. По его итогам сторонам удалось, в частности, договориться о порядке взимания платежей за транссибирские перелеты европейских авиакомпаний. Кроме того, в ходе встречи Президент России и руководители Евросоюза рассмотрели ход реализации "дорожных карт", предусматривающих создание четырех общих пространств - экономического, внутренней безопасности, внешней безопасности и гуманитарного - и подвели итоги выполнения Совместного заявления о расширении Евросоюза и отношениях Россия - ЕС.

Вместе с тем одна из главных задач саммита, начало переговоров о подготовке нового "Соглашения о партнерстве и сотрудничестве" (СПС) - срок действия старого соглашения между Россией и ЕС истекает 1 декабря 2007 года - так и осталась нерешенной. Польша наложила вето на предоставление делегации Евросоюза переговорного мандата, потребовав от России ратифицировать Европейскую Энергетическую хартию и отменить введенные Москвой ограничения на импорт польской сельхозпродукции. Россия эти условия отвергла.

Однако все же не стоит расценивать саммит как провальный. Его результаты неоднозначны. К примеру, договоренность о порядке взимания платежей за транссибирские перелеты, согласно которой с пролетов по новым маршрутам платежи взиматься не будут, а перелеты по существующим маршрутам до 2010 года будут оплачиваться по старой схеме, является неплохим достижением. Вопрос о пошлинах служил одним из главных препятствий на пути вступления России в ВТО.

Итоги саммита в полной мере отражают достаточно сложную ситуацию в сфере политических и экономических отношений между ЕС и Россией, а также между отдельными государствами внутри самого Евросоюза.

Предыдущий договор был подписан в 1994 году, когда в ЕС входили 12 стран: Бельгия, Великобритания, Германия, Греция, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Люксембург, Нидерланды, Португалия и Франция. Его ратификация, кстати, проходила нелегко и даже была приостановлена Евросоюзом из-за военных действий российской армии в Чечне. Окончательно договор был ратифицирован только в 1997 году.

За прошедшее время количество стран-членов ЕС значительно возросло за счет государств Восточной Европы, которые занимают достаточно жесткую позицию в отношении России. В целом ЕС стало гораздо сложней выстраивать свою внешнюю и внутреннюю политику, что ярко выразилось во время вторжения США в Ирак или в процессе ратификации общеевропейской конституции.

В России за период президентства Владимира Путина также произошли существенные изменения, которые вызывают настороженность, а иногда и резкое неприятие со стороны европейских политиков.

Опасения, в частности, возникают из-за возможной энергетической зависимости от России, которая может воспользоваться своим положением поставщика энергоресурсов для оказания на Европу политического давления. Особенно остро это ощутилось в конце 2005 года, когда из-за задолженности по оплате Газпром перекрыл поставки газа на Украину, через которую осуществляется транзит газа в Европу.

Кроме того, внутренняя политика Владимира Путина рассматривается многими в Европе как ущемление прав человека и установление авторитарной модели правления. Недавние события, связанные с убийством журналистки Анны Политковской и смертью проживавшего в Лондоне бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, ставят под вопрос в глазах европейских политиков легитимность переговоров с нынешним российским руководством.

Таким образом, сознавая всю важность принятия нового соглашения о сотрудничестве - предыдущий договор был свое время назван "провидческим документом" - договаривающиеся стороны подходили к нынешнему саммиту без ярко выраженного оптимизма.

В связи с этим примечательно письмо Владимира Путина, опубликованное газетой The Financial Times 23 ноября, в котором он выразил надежду, что работа над новым базовым документом будет сближать, а не разъединять Россию и ЕС и не сведется к важным, но "по большому счету техническим, "отраслевым" проблемам, таким как квоты, тарифы, антидемпинг, технические стандарты". Потом президент перешел от предстоящего саммита, к будущему, подчеркнув, что "мы стремимся работать на перспективу, а не жить "одним днем".

Саммит оказался точно таким, как ожидали, поэтому сразу после его окончания стороны, не сговариваясь, попытались минимизировать его значение, сконцентрировавшись на описании будущих перспектив.

Премьер-министр Финляндии Матти Ванханен заявил, что для ЕС новое всеобъемлющее соглашение о сотрудничестве с Россией даже важнее, чем для России. Польское мясо, запрет на ввоз которого стал главной причиной того, что переговоры по СПС не смогли начаться, было всеми признано прекрасным, с обещаниями разобраться в этом вопросе. Глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу заявил, что несмотря то, что запустить переговоры по поводу нового соглашения с Россией не удалось, "мы не избежим нашего общего будущего и запустим процесс как можно скорее". Наконец президент Путин, комментируя прошедший саммит, вернулся к мыслям, ранее изложенным в своем письме, и сказал: "Не нужно связывать технический вопрос с общим состоянием российско-еэсовских отношений. Такой экономический эгоизм делу не помогает и не поможет".

Словом, все согласились, что на фоне будущих перспектив саммит был всего лишь незначительным эпизодом, "техническим моментом". Его оценка участниками, в данном случае, имеет большее значение, чем достигнутые или не достигнутые результаты. Создается впечатление, что сторонам понадобилось маленькое столкновение, чтобы понять, насколько они друг другу необходимы.

Алексей Демьянов