Новости партнеров

Блеклые красные

Политдебаты представителей левых сил закончились ничем

Идея проводить политдебаты становится все моднее и актуальнее с приближением выборов.

Вот и левые подтянулись. Вечером 27 ноября в репетиционном подвальном зале московского театра "Практика" прошли дебаты "Все оттенки красного", организованные при поддержке Объединенного гражданского фронта (ОГФ). Для участия в дебатах были приглашены четверо более или менее известных "говорящих голов" (перечисляю в алфавитном порядке фамилий): Виктор Анпилов (Трудовая Россия), Пётр Милосердов (КПРФ), Дмитрий Ольшанский (сетевой "троцкист", известный в основном как ЖЖ-юзер olshansky) и Сергей Удальцов (Авангард красной молодежи). Ведущим был левый публицист Анатолий Баранов.

Оптимизм некоторых очевидцев ("зал был полон!" и подобные высказывания) можно легко откорректировать, сказав, что зал тот вмещал от силы 60 стульев, плюс двое (включая корреспондента Ленты.Ру) сидели на полу возле стола и еще человека четыре стояли в проходе в конце зала. Словом, аншлаг аншлагу рознь... Впрочем, не важно. Если бы дебаты оказались достаточно заряженными интеллектуально и эмоционально, искры бы давно уже летели по всей русскоязычной блогосфере и уже на следующем мероприятии с подобной повесткой дня можно было бы ожидать настоящего вала народа. Увы, немногочисленные блоггеры, уже высказавшиеся о теме, сходятся в одном: дебаты левых между собой крайне разочаровали.

Левые оказались не готовы. Ни к выборам, ни к революции, ни даже к разговору друг с другом.

Оговорюсь сразу, у меня нет претензий того порядка, что дебаты были недостаточно зрелищными. Шел я не на шоу, я хотел услышать что-то о планах и о действиях политиков левого направления, надеялся, что левые публицисты поделятся своими размышлениями, тем, как они - и политики, и публицисты - видят ситуацию в стране и пути ее изменения, надеялся получить какое-то новое понимание. И я это понимание действительно получил. Я понимаю теперь, что степень неготовности институциональных левых (а все они, кроме Дмитрия Ольшанского, так или иначе связаны с существующими общественными институтами) к испытаниям и вызовам, которые стоят перед ними (и перед нами, всеми гражданами страны), просто обескураживающе велика.

Возможно, впрочем, ожидания мои с самого начала были немного утопичны - в плохом смысле этого слова. Немного об участниках - кто выступал на дебатах и чего вообще можно было - и можно будет - ожидать от этих людей?

Виктор Анпилов, первый по старшинству, по алфавиту и по очередности выступления на вчерашних дебатах - известный коммунистический шоумэн, бывший корреспондент Гостелерадио СССР, пламенный трибун старушечьих митингов (был такой даже анекдот когда-то: для выборной кампании требуются бешеные бабки, обращаться к Виктору Анпилову), бессменный вождь маленького движения "Трудовая Россия" (из Российской коммунистической рабочей партии Виктору Ивановичу, было дело, пришлось уйти) и редактор малотиражной газеты "Молния", известен тем, что сколько бы он ни выступал, пять или сорок пять минут, нитку смысла поймать в любом случае очень трудно. Анпилов говорит с напором, с драйвом, Анпилов скульптурно красив (будь я ваятель, непременно слепил бы его голову в момент клеймления ворогов), но похвастаться большими организационными успехами, равно как и большой публицистической удачей, он не может. И дело тут не в том, что Виктору Ивановичу не дают высказаться на ТВ (ну, у него же есть своя газета), и не в том, что не дают позаседать в Большом кремлевском дворце (митинги, во всяком случае, ему чаще разрешают, чем запрещают). Просто Виктор Иванович не есть революционер, а есть скорее воплощение довольно сбивчивой и довольно общо сформулированной мечты о революционере, причем скорее - его собственной мечты. Есть в нем какая-то списанность, срисованность с героев киноэкрана, типа "Неуловимых мстителей", в персонажей которых он все еще играет не на экране, а в жизни, несмотря на возраст (ничего-ничего, седина только красит его, делает чуть импозантнее), и героев того, еще советского ТВ, реальных никарагуанских революционеров, чью деятельность Виктору Ивановичу довелось освещать в молодости.

Петр Милосердов, представленный в одном из объявлений как общественный деятель, член КПРФ и ЦК Союза коммунистической молодежи (по старой советской традиция 30 лет - это вполне еще молодость и в этом возрасте совсем не стыдно занимать высокие комсомольские должности, первый секретарь ЦК ВЛКСМ Пастухов, помнится, продержался на высоком молодежном посту лет до 50 с лишним) известен также как политтехнолог (по сведениям известного "архивариуса российского интернета" Владимира Прибыловского, Милосердов в 2002 году работал с Маратом Гельманом на СДПУ(о) в Киеве, а в 2003 работал как политтехнолог одновременно и на СПС, и на "Родину"), в 2005 году сам баллотировался в Мосгордуму от КПРФ, является автором листовки с лозунгом "Москва для москвичей", заведующий сектором выборных технологий Информационного центра ЦК КПРФ и помощник депутата от КПРФ Ивана Мельникова. Внешне Милосердов, несмотря на отмеченную уже молодость, невыразителен, говорит блекло, но, похоже, прекрасно понимает, что именно говорит. Так, на дебатах он всячески ретушировал свою связь с национал-патриотами, свое участие в "Русском марше" и тому подобные обстоятельства, хотя и заронил в зал "ценную мысль" о том, что в нынешней КПРФ "можно найти и троцкистов, и левых национал-социалистов - и это не худший вариант". Похоже, организаторы дебатов прекрасно знали, кого именно они позвали представлять один из оттенков красного и, более того, прекрасно представляли, какой именно это оттенок: на баннере дебатов, где все четверо участников были изображены на фоне портретов известных идеологических предков (Анпилов-Че Гевара, Удальцов-Ленин, Ольшанский-Троцкий) Петру Милосердову достался "левый фашист" Грегор Штрассер.

Дмитрий Ольшанский, "сетевой троцкист", как охарактеризовал его Виктор Анпилов, известен пользователям российского сегмента сети как ЖЖ-юзер olshansky, чей личный журнал в интернете занимает шестое место в рейтинге блогов "Яндекса" (его читают три с половиной тысячи человек). Интеллигент-книжник, в сети отличающийся крайним радикализмом высказываний и придерживающийся позиций, которые приблизительно могут быть описаны как "ностальгический советский империализм", живьем оказался довольно спокойным и уравновешенным. Говорил он не сбиваясь, но говорил при этом нечто, не подтвержденное почти никакой практикой, опираясь на свои умозрительные умозаключения куда более, чем на реальность данную нам в ощущениях и воспринимаемую, анализируемую... Впрочем, околесицу, ничего общего не имевшую с левизной, тут несли многие, да почти все.

Сергей Удальцов, харизматичный вождь Авангарда красной молодежи (на членов этой организации различными силовиками в регионах устроена примерно такая же охота, как и на членов лимоновской НБП), относится к плеяде митинговых ораторов-рубак. В том смысле, что рубить ребром ладони воздух и надсаживать связки в микрофон куда проще на улице, чем за столом с шикарной красной тряпицей вместо скатерти. За столом Удальцов, которого единственного тут, на дебатах, можно было бы с натяжкой назвать марксистом (Виктор Иванович с его "советским народом" как субъектом чаемой революции, конечно же, совершает ревизию учения, выводящую его за пределы марксистского поля), конечно, проигрывает. Слова льются из него непросто, с усилием, примерно также проходит хрящеватое мясо через мясорубку. Удальцов упертый, прямой, производит впечатление честного парня и горой стоит за интернационализм. Казалось, что здесь он чувствует себя немного не в своей тарелке. Достанься ему противник не из левого лягушатника, а какой-нибудь настоящий идеологический враг, верю, Удальцов, как боец, подобрался бы и проявил все свои способности в куда лучшем виде.

Я сидел на полу и конспектировал речи господ участников, поэтому визуально пропустил тот момент, когда ведущий Анатолий Баранов хряпнул со всей дури кулаком по столу, пытаясь призвать к порядку кого-то из публики, не особо-то, между нами, и разбушевавшегося. Думаю, каждый мужчина, более того, каждый человек вообще, будь он женщина, трансвестит или лицо, пока не определившееся со своей гендерной принадлежностью, испытывает иной раз такую жгучую потребность: ударить кулаком по столу. Но в обязанности ведущего, по моему скромному мнению, это не входит. Удар кулаком по столешнице мог бы быть зрелищным и пикантным дополнением к собственно ведению дебатов, но ведения я, увы, не заметил. Как сказала про Сергея Удальцова Анастасия Удальцова, жена лидера АКМ и его пресс-секретарь, "он выступил максимально хорошо, если учесть, что тема и цель дебатов была неясна". В этих словах содержится исчерпывающая оценка роли ведущего и организаторов. Пригласить четверых людей, дать им по 10 минут (Анпилов, конечно, самозахватом взял себе куда больше), а потом перейти к вопросам из зала - этого маловато для успешного политического диспута. Впрочем, тут могли бы сориентироваться на ходу и сами участники. Возможность выступить перед публикой, да еще в диалоговом режиме, они вполне могли использовать для обкатки своих теоретических постулатов, для "обналичивания" политических программ, для рассказа о том, что, собственно, из себя представляют современные российские левые и что именно они хотят сделать со страной, зачем им эта никак не достигаемая ими власть и эта их то невозможная ("признаков революционной ситуации нет"), то близкая ("надо быть готовыми, все вероятно") революция. Увы, никто из них так и не сказал этого. Говорили обо всем и ни о чем - о выборах, о революции, о том, у кого организация лучше, но при этом постоянно сбивались с темы на тему, а ведущий ограничил свое участие парой вопросов да одним ударом кулака, о котором смотри выше.

Возможно, все они не хотели ругаться и конфликтовать "при чужих" - в зале было немало тех, кого называют "оранжевыми", пришли и националисты. Может быть, они действительно не чувствуют формата выступления перед подготовленной клубно-политической публикой (выступающих то и дело поправляли из зала, намекая, каким именно произведениям классиков марксизма-ленинизма они в данный момент противоречат, либо, наоборот, предоставляют живую иллюстрацию; куда там - ораторов это никак не трогало). Не исключаю, что не всем было приятно сидеть за одним столом друг с другом (так, Анпилов не раз демонстративно "забывал" имя-фамилию-статус-и-все-остальное-прочее Петра Милосердова и эдак почти по-отечески шпынял Сергея Удальцова). В любом случае, количество наговоренной участниками дебатов ахинеи (с какой точки зрения ни посмотри - с либеральной, консервативной, марксистской, анархической и даже воображаемой "интегральной левой") настолько велико, что я не берусь даже перечислить основные бредовые положения в рамках этого комментария.

Ближе к концу дебаты стали явно тяготить и самих участников. Виктор Иванович стал звать присутствующих на площадь, на "Марш несогласных" 16 декабря, от участия в голосовании с целью определить победителя дебатов отказался ("Не надо голосовать! Пусть каждый унесет истину в своем сердце!"). Но голосование - мягкое, рейтинговое (можно было голосовать несколько раз), все же состоялось, при довольно вялом участии зала. Голоса распределились так (в порядке убывания): Удальцов (20), Милосердов (12), Ольшанский (10), против всех (6), Анпилов (5).

Понятно, что это голосование не отражает ничего, кроме того, что у Удальцова в организации с дисциплиной получше, чем у других. Хотя, если по-честному, то Удальцов, при всем различии моих с ним взглядов, лично мне показался симпатичнее и перспективнее других. Он меньше всех бредил, не высказывал никаких симпатий к политтехноложеству, к тому же он просто еще достаточно молод, ему есть куда развиваться, а не лишенный мысли ищущий взгляд вождя АКМ говорит о том, что развиваться он вполне способен. Может быть, он, и такие, как он, разовьются, организуются, и когда-то появятся в России адекватные времени и стране сильные и цветущие левые. Надеюсь, не к моменту взросления внуков олигархов, как о том говорил Ольшанский, и не к следующим выборам, как того хотелось бы Анпилову и Милосердову, а где-то в промежутке.

Пока же нет, похоже, другого рецепта, как взять драйв Анпилова, начитанность Ольшанского, искренность Удальцова и соорудить этакого "образцового левого". Но я не сторонник клонирования.

Влад Тупикин