Радость узнавания

Покупатели русского искусства помнят школьные учебники

Неделя аукционов русского искусства в Лондоне подтвердила предположение, что новые коллекционеры, то есть те, кто делают самые громкие покупки, руководствуются главными художественными источниками всех советских людей - учебниками "Родная речь" и конфетными коробками с репродукциями из Третьяковки. Регулярно воспроизводимые популярные картины наложили неизгладимый отпечаток на вкусы и пристрастия состоятельных соотечественников.

"Русская пастораль" Константина Сомова, проданная на Christie's за 2,4 миллиона фунтов стерлингов (5,2 миллиона долларов), конечно, стала главным сюрпризом недели. Лубочная, на грани пошлости, картина вызвала небывалый ажиотаж, а по окончании торгов - аплодисменты присутствовавших в аукционном зале. Впрочем, в прошлом году "Одалиска" Бориса Кустодиева, полотно с таким же простодушным и слегка эротическим сюжетом, как и у "Русской пасторали", ушла за 2,5 миллиона долларов на Sotheby's. Еще год такого роста на арт-рынке, и "Одалиску" можно будет перепродать втридорога.

"Обнаженные" Зинаиды Серебряковой были представлены в этом году и на Sotheby's, и на Christie's. Аукционисты были уверены, что любовь к ню сработает так же, как и на весенних торгах в Нью-Йорке, когда "Спящую обнаженную" купили за 1,4 миллиона долларов. И действительно, "Облокотившаяся обнаженная" ушла за 1,7 миллиона долларов на Sotheby's.

Несмотря на то, что интерес к полотнам таких классиков, как Шишкин и Айвазовский, явно поутих (непроданными остались несколько их больших вещей с оценками около миллиона долларов), "Вид на Константинополь" главного российского мариниста ушел за 3,2 миллиона долларов. Год назад это был бы второй рекорд сезона: только натюрморт Ильи Машкова превзошел его (3,6 миллиона, Sotheby's).

Интерес к живописи купеческого толка имеет свои несомненные плюсы для серьезных собирателей менее мейнстримных художников XX века: ведь кому-то удалось купить, вероятно, лучшую картину всей русской недели - "Поклонение волхвов" Павла Филонова - за едва ли не скромные по нынешним меркам 1,7 миллиона долларов. Для Филонова - это рекорд, а для коллекционера - прекрасный результат, поскольку на рынке работ этого художника, прямо сказать, не в избытке. Кроме того, яркая, подчеркнуто декоративная картина Александра Яковлева "Три женщины в ложе театральной ложе" продана за 1,9 миллиона долларов. Неожиданно дорого ушли с молотка сумрачные "Дети" Бориса Григорьева - за 1,7 миллиона долларов.

Известное оживление было заметно в секторе послевоенного искусства: немалые суммы были уплачены на торгах MacDougalls's за хрестоматийную "Скрипку на кладбище" Оскара Рабина (319 тысяч долларов) и за "Похищение" Василия Ситникова (98 тысяч). Дом Sotheby's смог продать натюрморт Дмитрия Краснопевцева за 114 тысяч долларов и "Потерянный рай" Комара и Меламида за 170 тысяч.

Традиционным спросом пользовались большие дворцовые вазы Императорского фарфорового завода: одна пара ушла за 5 миллионов, другая - за 2,6 миллиона долларов (небывало высокие цены). Но аукционистов Christie's, без сомнения, огорчило, что не удалось продать каминные часы работы Фаберже, некогда принадлежавшие Александру III, а после революции проданные большевиками Арманду Хаммеру. Громоздкое ювелирное произведение выставлялось с оценкой в 7-11 миллионов долларов. Похоже, что или сумма оказалась неподъемной даже для людей из фонда Aurora Fine Arts Ivestments, совладельцем которого является большой поклонник Фаберже Виктор Вексельберг, или никто еще не отваживается водрузить у себя в доме или офисе этакую царскую регалию: стены не соответствуют. Но это, надо полагать, вопрос времени, которое, как известно, - деньги.

Юлия Штутина

Культура20:3517 ноября

Упавшая звезда

Песни Евгения Осина знает вся страна. Он умер в безвестности и нищете