Роман с камнем

"Русский Букер — 2006" вручен Ольге Славниковой

Писательница, критик и журналист из Екатеринбурга Ольга Славникова стала лауреатом премии "Русский Букер" 2006 года: жюри во главе с Александром Кабаковым отметило ее роман "2017". В 1997 году Славникова попадала в финал "Букера" с романом "Стрекоза, увеличенная до размеров собаки".

"2017" - добротная приключенческая книга. В ней есть все компоненты жанра: сокровища, мужская дружба и любовный треугольник. Кроме того, в ней присутствуют местные колорит и мифология, русский бунт, разумеется, бессмысленный и беспощадный, злоупотребления новых капиталистов, нравы СМИ, фантасмагорическая история элитного кладбища "Купол" и небольшой роман воспитания. Смешано и взболтано все это в таких пропорциях, что вышло смешно, поучительно и, безусловно, читабельно. Сама Ольга Славникова говорила об этой книге, что хотела бы "вернуть прозе территорию, захваченную трэшем, помня, что это исконная территория Мелвилла и Шекспира". Ну, положим, не Мелвилл, и не Шекспир получился, но "2017" - это та редкая книга, по прочтении которой хочется узнать, что же будет с героями дальше. И в минералогический музей сходить хочется, не говоря уже о том, чтобы, наконец, отправиться в Рифейские горы и увидеть все красоты собственными глазами.

То, что Ольга Славникова - один из фаворитов нынешнего премиального сезона, стало ясно еще в апреле. Роман "2017" последовательно попал в длинные списки "Большой книги" и "Букера", успешно преодолел второй отбор и оказался в финале обеих наград. Не получившая "Большую книгу" Славникова стала самым очевидным кандидатом на "Букера". Хотя, когда председатель жюри премии Александр Кабаков сказал, что при составлении шорт-листа он и его коллеги руководствовались "исключительно литературными" соображениями, то вопросы о критериях этих соображений не могли не возникнуть. Строго говоря, если кто-то из финалистов и заслуживал премию за "литературность", то это, скорее, не Ольга Славникова, а Алан Черчесов или Петр Алешковский.

"Вилла Бель Летра", роман Алана Черчесова - это как раз апофеоз литературности, сплошная игра в литературу, о литературе и вокруг литературы. Поначалу кажущийся слишком вязким, текст оказывается весьма увлекательным, требующим от читателя известной тренированности и зоркости (а иной читатель это любит, между прочим, ему это лестно). Кстати сказать, "компиляция вымысла", которая и составляет суть "Виллы", адресована не только читателям, но и писателям. Остроумный и безжалостный к себе (нечасто встречающаяся доблесть), автор замечает, что его главный герой, писатель Суворов, или Г.О. Сетин (прозрачный намек на родину Алана Черчесова), "хочет писать так, как пишет сам Суворов, но лучше".

Практически идеальный с точки зрения русского языка роман Петра Алешковского "Рыба" представляет собой сухой и нарочито неяркий текст, тем не менее, удерживающий читателя в напряжении от начала до конца. Печальная история Веры, покинувшей Таджикистан в начале 1990-х, переехавшей в Россию и теряющей одного за другим своих родных, преподнесена без нравоучений и почти неизбежного морализаторства. У Алешковского рыба, то есть Вера, плывет головой против течения, не теряя ни человеческого облика, ни способности любить, ни надежды на будущее, потому что она незаметная праведница, такая же, какие встречаются у Лескова.

Еще одним финалистом "Букера 2006" стал роман Захара Прилепина "Санькя". Он написан предельно простым языком о столь же простых вещах как будто с единственной целью: рассказать обитателям внутримкадного гетто о том, как живется за пределами этого магического круга. Жители ойкумены, которая простирается на территории одной шестой части суши, должны, вероятно, увидеть в "Саньке" свою территорию, на которой прорастает новая отчаянная молодежь, ненавидящая государство, богатых и злых. Молодые герои Прилепина бедны и принципиальны и, объединившись в "Союз созидающих" (вариант НБП), выбирают для себя "войну и любовь". В соответствии с этим лозунгом и развиваются события романа. При чтении "Саньки" не оставляет ощущение, что настольной книгой автора были "Дневники писателя" Достоевского. Персонажи Прилепина попросту заменяют словом "борьба" слово "искусство" в известной цитате из "Дневников": "Искусство, то есть истинное искусство, именно и развивается потому во время долгого мира, что идет вразрез с грузным и порочным усыплением душ, и, напротив, созданиями своими, всегда в эти периоды, взывает к идеалу, рождает протест и негодование, волнует общество и нередко заставляет страдать людей, жаждущих проснуться и выйти из зловонной ямы".

Несколько неожиданным оказалось соседство в коротком списке "Букера" двух израильских русскоязычных писателей - дебютанта Дениса Соболева, представившего роман "Иерусалим", и хорошо известной Дины Рубиной с книгой "Солнечная сторона улицы".

В "Иерусалиме" Денис Соболев смешал столько всего, что роман буквально трещит по швам: под одной обложкой встречаются талмудисты и ролевики, программисты и вампиры, солдаты, террористы и антиквары. Книга поочередно напоминает то об "Александрийском квартете" Даррела, то о "Хазарском словаре" Павича, то о неизбежных Борхесе и Набокове.

Роман "Солнечная сторона улицы" Дины Рубиной, которую упорно минуют отечественные литературные премии, блещет всеми фирменными приемами автора, выдающейся рассказчицы: обаятельными персонажами, искрометными диалогами, зорко подмеченными деталями-виньетками, абсурдными и от того вдвойне правдоподобными человеческими историями. Только вот, пожалуй, хэппи-энд этой книге даже мешает. Впрочем, у величайшего рассказчика всех времен - Гомера - тоже однажды случился счастливый финал.

Как и всякое решение, выбор букеровского жюри можно счесть спорным, но все же интрига у премии была, номинанты оказались очень разными, а финал достойным. Романный сезон смело можно считать удавшимся.

Юлия Штутина