Новости партнеров

Осиротели

На 67-м году жизни скончался "отец всех туркмен" Сапармурат Ниязов

В истории каждой страны случаются поворотные события, определяющие ее развитие на долгие годы. В Туркмении одно такое событие произошло в декабре 1985 года, когда первым секретарем ЦК Компартии республики был назначен 45-летний Сапармурат Ниязов. Тогда никто не придал большого значения этому кадровому решению, ведь мало кто мог предполагать, что очередной выдвиженец Кремля сыграет такую роль в становлении туркменской государственности, которая и родилась-то лишь с развалом СССР. Но день 21 декабря 2006 года, когда Ниязов, руководивший республикой более 20 лет, скончался в результате остановки сердца, туркмены также запомнят надолго. И все будут вспоминать его по-разному.

О смерти туркменского президента Сапармурата Ниязова СМИ сообщили утром 21 декабря со ссылкой на телевидение республики. Как следовало из сообщения, Ниязов скончался около 01:00 по местному времени в результате внезапной остановки сердца. Местное ТВ показало портрет Туркменбаши в черной рамке на фоне государственного флага. Организация похорон президента была поручена вице-премьеру Гурбангулы Бердымухаммедову. Ее с таким же успехом могли поручить любому другому государственному чиновнику - для общественности других стран имена туркменских министров мало что значат - Ниязов последние годы подавлял собой всех, не давая ни одному из подчиненных хоть отдаленно приблизиться к тому уровню публичности, который соответствовал бы должности этого человека.

Позже представители управделами президента подтвердили информацию о смерти Ниязова, однако отказались отвечать на вопросы о ее причинах. Впрочем, если вспомнить, что все последние месяцы тема сердечного недуга Туркменбаши была одной из излюбленных на страницах пишущей о Средней Азии прессы, то причина, по которым Ниязов оставил сиротами миллионы своих сограждан, кажется очевидной - запущенная ишемическая болезнь. Ее так и не удалось побороть немецким хирургам, последнее время не отходившим от Ниязова. Изгнанная из страны туркменская оппозиция уже давно ставила президенту самые мрачные диагнозы, к которым мало кто прислушивался, поскольку недовольным Туркменбаши само собой выгодно было представлять его никуда не годной развалиной, отягощенной пороками в виде алкоголизма и наркомании. Оказалось, что оппозиционеры не так уж и ошибались, по крайней мере, в отношении окончательного диагноза, хотя и поторопились заявить о близкой смерти Ниязова еще в 90-х годах прошлого века.

Богатое воображение туркменских оппозиционеров понять можно. Изгнанным с родины и лишенным каких-либо рычагов влияния на происходящее в республике людям только и оставалось, что предаваться фантазиям. Вот и смерть президента его противники снабдили загадочным комментарием - дескать, Ниязов скончался не ночью 21-ого числа, а гораздо раньше. Хорошо хоть не было высказано предположение, что Туркменбаши вовсе не умер, а по примеру известного своим неадекватным поведением римского императора Калигулы решил прикинуться мертвым, чтобы проверить лояльность подданных к своей персоне. Правда, в Туркмении утром 21 декабря уже был объявлен траур, но Калигула в своих мистификациях доходил и до собственных похорон.

Однако на дворе все же 21-й, а не 1-й век нашей эры, поэтому никому не придет в голову искать в смерти Ниязова какой-то розыгрыш, несмотря на то, что из всех современных правителей именно Туркменбаши своими действиями напоминал скорее средневекового сатрапа, но только не президента демократического государства, как в Ашхабаде традиционно именовали Туркмению. Официальный калым в размере 50 тысяч долларов, которые должны были платить иностранцы, желающие жениться на туркменках, запрет на иностранную литературу, насаждение "Рухнамы" как второго по значимости после Корана литературного труда, отказ платить пенсии старикам, содержать которых должны были их дети, замена названий улиц численными обозначениями, закрытие библиотек и больниц - да много еще чего можно вспомнить из тех нововведений Ниязова, которые не были понятны никому, кроме него самого.

Очень символично, например, решение Ниязова переименовать Министерство юстиции Туркмении в Министерство справедливости. Пусть это не имеет отношения к Средневековью, но зато вызывает аналогии с еще более мрачными порядками, описанными Джорджем Оруэллом в знаменитом романе-антиутопии "1984".

Правда, в книге Оруэлла фигурировал Старший Брат - полумистический образ, персонифицировавший всю власть сверхтоталитарного государства над человеком. Ниязов выбрал себе другую ипостась - Туркменбаши, то есть отца всех туркмен (вторым титулом президента был Акбар Седар - Великий Вождь). Если отвлечься от тех издержек всемогущества, которым сопровождалось правление Ниязова, то можно сказать, что для своих "детей" туркменский президент сделал не так уж и мало. При нем страна достаточно безболезненно пережила распад СССР, да и вообще оказалась невосприимчивой к любым внешним влияниям, как положительным, так и отрицательным. Фактически при Ниязове Туркмения была самой закрытой страной мира, если не считать Северную Корею, которая вообще живет в собственной, параллельной, реальности. Такая изолированность (сам Ниязов называл ее политикой "постоянного нейтралитета") уберегла жителей Туркмении от многих проблем, характерных для бывших советских республик Средней Азии, но при этом лишила их полноценной жизни, невозможной без нормальных контактов с внешним миром.

Кстати, еще неизвестно, изменится ли ситуация со смертью Ниязова. Пока можно только догадываться, что произойдет со страной, кто возглавит республику, будут ли проведены досрочные президентские выборы. В прошлом году депутаты Народного совета Туркмении обрекли Ниязова на пожизненное президентство, отказавшись рассматривать вопрос о проведении президентских выборов в стране в 2009 году. Туркменбаши с трудом уговорил народных избранников вернуться к вопросу о перевыборах в будущем. Перед этим он намекал, что в возрасте 70-и лет он уже будет слишком стар для нового президентского срока. Понятно, что такие заявления рождали закономерный вопрос - кто, если не он? Но ответ Ниязов дать так и не успел.

В июле этого года в прессе появилась информация, что на тропу большой политики вышел Ниязов-младший - сын президента Мурад. И хотя его явление было очень скромным - Мурад Ниязов всего лишь провел переговоры с представителями ОАЭ по вопросам торгово-экономического сотрудничества двух стран - некоторые эксперты поторопились объявить о грядущем продолжении династии Туркменбаши. Действительно, и раньше высказывались предположения, что сын главы государства "усиленно изучает туркменский язык и вот-вот вступит на престол". Но, по большому счету, в пользу Ниязова-младшего говорит лишь то, что он носит ту же фамилию. Больше Мураду, который давно занимается собственным бизнесом, предъявить общественности нечего.

Золотая статуя Туркменбаши в Ашхабаде, фото с  сайта wikipedia.org
Золотая статуя Туркменбаши в Ашхабаде, фото с сайта wikipedia.org

Если предположить, что сейчас в Туркмению в массовом порядке начнут возвращаться изгнанные ранее оппозиционеры (практика смены власти в среднеазиатских республиках, например в Киргизии или Таджикистане, показывает, что оппозиция, как правило, отличается от правящих кругов только своими аппетитами и ничем другим), то республику ожидают беспокойные времена. Разве что какой-нибудь из соратников Ниязова приберет к рукам всю власть и не продолжит дело покойного. Туркменская верхушка, а именно члены Государственного совета безопасности, кабинет министров и депутаты парламента, уже выступили с заявлением, что будут продолжать внешнюю и внутреннюю политику Туркменбаши. Это и понятно, ведь кому захочется подпускать к кормушке посторонних? А кормиться пока есть чем - только по объему запасов газа Туркмения находится на 14 месте в мире, а по экспорту этого энергоресурса - на девятом. И это не считая нефти, хлопка и еще до конца разработанных золотых месторождений, о которых в свое время заявлял Ниязов.

В планах туркменской оппозиции между тем создание "оппозиционно-коалиционного правительства", пересмотр национального законодательства и организация всенародных выборов президента. Различные оппозиционные движения уже обсуждают, как действовать в сложившейся ситуации. Возможно, в это же время в Ашхабаде обсуждают, что теперь делать со всеми этими соскучившимися по активной деятельности политиками. Остается надеяться, что ни та ни другая сторона не додумается свалить золотую статую Туркменбаши в столице республики. К Ниязову можно было относиться по-разному, но теперь он - уже история.

PS. В четверг временно исполняющим обязанности президента Туркмении был объявлен
вице-премьер Гурбангулы Бердымухаммедов. Между тем в соответствии с законодательством республики обязанности президента должен был исполнять председатель парламента Овезгельды Атаев. Многое должно проясниться 26 декабря, когда Народный совет республики займется досрочными выборами президента. К тому времени Ниязова уже похоронят - церемония состоится 24 декабря в главной мечети Туркмении "Туркменбаши Рухы" ("Духовность Туркменбаши"), где расположен мавзолей семьи первого президента независимого Туркменистана.