Не только почитать, но и посмотреть — в нашем Instagram
Новости партнеров

Что и требовалось доказать

Комиссия Торшина нашла виновных в бесланском теракте

Долгожданные итоги бесланского расследования, проводившегося парламентской комиссией под началом вице-спикера Совфеда Александра Торшина, наконец-то стали достоянием гласности. Как и прогнозировалось, ничего принципиально нового сказано не было. Были названы заказчики теракта, отмечена халатность регионального МВД, а ответственность за гибель огромного количества заложников возложена на террористов.

В последний раз доклад обещали обнародовать еще в сентябре этого года. Но сроки его публикации были в очередной раз перенесены, поскольку постоянно открывались новые обстоятельства, которые членам комиссию следовало проверить и перепроверить. Параллельно расследованию парламентариев шло официальное следствие Генпрокуратуры, которое, к слову, еще не закончено.

Более того, в ноябре Ленинский райсуд Владикавказа признал незаконной ситуационную экспертизу, которая не нашла нарушений закона в деятельности руководителей оперативного штаба, созданного для разрешения бесланского кризиса. Генпрокуратура признала необходимость проведения повторной экспертизы, причем новый глава управления ГП в Южном округе Иван Сыдорук отметил, что в ходе поспешного расследования многие доказательства по делу были утеряны.

Выводы парламентской комиссии основывались, в частности, на результатах отмененной экспертизы. Тем не менее, в докладе отмечается халатность правоохранительных органов, которые не обеспечили должную охрану школы 1 сентября. Это отчасти способствовало тому, что планы террористов осуществились. С другой стороны, смог ли бы наряд ДПС, окажись он около школы, сорвать тщательно подготовленный теракт - вопрос, мягко говоря, спорный.

Гарантировано предотвратить захват школы можно было бы, только если бы спецслужбы заранее владели точной информацией о месте и времени его проведения. Так что, в этом случае можно попенять, что ФСБ не удалось сработать на упреждение. Это, конечно, вина подопечных Патрушева, но не уголовно наказуемое преступление. В противном случае нужны доказательства того, что чекисты знали, но не предотвратили.

Если брать шире, то причиной теракта стали ошибки российского руководства в кавказской политике, совершенные в первые годы становления новой постсоветской России, хотя предпосылки конфликтов были заложены еще при первых большевистских вождях. Какие выводы были и будут сделаны из этих ошибок, покажет ближайшая историческая перспектива.

Со своей стороны, комиссия Торшина попыталась дать ответ на конкретные вопросы, не давая политической оценки произошедшему. Она была создана 20 сентября 2004 года, спустя две недели после теракта, и уже в декабре 2005 года опубликовала предварительные результаты расследования. Один из главных выводов был подтвержден и в итоговом докладе: причиной взрывов в бесланской школе стала детонация заложенных террористами взрывных устройств, а не стрельба из гранатометов по спортзалу, в котором находились заложники.

Автором последнего утверждения является депутат Госдумы от фракции "Родина" Юрий Савельев, опубликовавший свой альтернативный доклад, в августе этого года. В этом документе, в частности утверждалось, что первые взрывы, которые привели к гибели заложников, были вызваны выстрелами из огнемета и гранатомета с крыш зданий напротив школы.

Савельев не делал выводов, кто произвел эти выстрелы, но его доклад стал причиной для многочисленных спекуляций о намеренном штурме школы и о том, что руководство оперативным штабом сознательно пожертвовало жизнями заложников, поскольку не могло найти выхода из сложившейся ситуации.

Комиссия Торшина, со своей стороны утверждает, что после детонации заложенных боевиками взрывных устройств началась паника, и заложники начали разбегаться через выбитые окна и бреши в стенах. Тогда боевики открыли по ним огонь, и спецназ был вынужден пойти на штурм. В школе начался пожар, который привел к гибели многих заложников, которые не смогли выбраться самостоятельно. Всего погибли более 300 человек из около 1200 заложников. Среди погибших почти половину составляют дети.

Между тем продолжают сохраняться противоречия в данных о числе напавших на школу террористов. По сведениям комиссии Торшина, всего в группе было 34 человека - 32 отправились в Беслан и двое остались в лагере для связи. В ходе штурма был уничтожен 31 террорист. Еще один - Нурпаша Кулаев - сдался и в мае этого года бы приговорен к пожизненному заключению.

Следствие Генпрокуратуры после вынесения Кулаеву обвинительного приговора признало, что все же не располагает данными о точном количестве боевиков, принимавших участие в захвате школы. В альтернативных версиях приводятся иные цифры - и 50 и 70 террористов. Причем некоторые пострадавшие утверждают, что склад оружия в школе был сделан еще летом 2004 года во время ремонта, а захват осуществлялся двумя группами, одна из которых пробралась в школу в ночь на 1 сентября, а другая прибыла к месту теракта утром.

Однако эта версия опровергается как следствием Генпрокуратуры, так и в докладе парламентской комиссии. Вместе с тем Торшин заявил, что, как было установлено буквально на днях, среди непосредственных участников теракта был некий Юнус Мациев по кличке Абу-Радий - личный телохранитель Басаева. По словам Торшина, Абу-Радий объявлен в розыск и в ближайшее время ему будет предъявлено обвинение.

Все это говорит в пользу предположений о том, что части террористов удалось скрыться в суматохе во время и после штурма школы. Достаточно вспомнить сообщения информагентств от 3 сентября 2004 года о том, что, пока около школы шел бой с окруженными боевиками, перестрелки происходили и в других частях города, причем стихло все уже глубокой ночью. Никакой информации о том, кто в кого стрелял, есть ли убитые, раненые или задержанные, не приводилось.

Если даже кому-либо из террористов удалось уйти от наказания, то возмездие для них - это скорее вопрос времени и принципа. Тем более, что организаторы теракта, которыми, по заверениям властей, были Шамиль Басаев, Аслан Масхадов и эмиссар "Аль-Каеды" Абу-Дзейт, уже уничтожены.

Комиссия Торшина выстроила вполне ясную и логичную картину того, что происходило в Беслане с 1 по 3 сентября 2004 года. Расследование, пожалуй, не дало ответа лишь на один существенный вопрос. На что рассчитывали организаторы теракта, выдвигавшие политические требования, подвергая при этом угрозе жизни женщин и детей. Понятна еще какая-никакая логика, когда слабыми и немощными прикрываются при отходе, как это было в Буденновске. Но в случае Беслана рассчитывать на чье-либо сочувствие было абсолютно нереально.

Впрочем, развитие террористических технологий все больше убеждает, что тем, кто встает на этот путь, наплевать на чье-либо мнение, кроме своего собственного. Если ими и движет какая-либо идея, то это что-то вроде мании величия. И отличает их от обычных уголовников-маньяков лишь масштаб преступления и последующая за ним толкотня пытающихся нажить на этом политический капитал.