Есть у нас еще дома дела

Избежавший полониевой смерти Марио Скарамелла прилетел домой сдаваться властям

Марио Скарамелла знал, на что шел, когда возвращался из Лондона на родину. Еще 30 ноября 2006 года римская прокуратура возбудила против него уголовное дело по подозрению в контрабанде оружия и разглашении служебной тайны. Незадолго до этого Скарамелла улетел в Лондон, чтобы обследоваться на предмет радиоактивного заражения, которое он мог получить, общаясь с бывшим офицером ФСБ Александром Литвиненко.

С ним Скарамелла встречался 1 ноября в суши-баре Itsu на улице Пикадилли в центре британской столицы. После этой встречи Литвиненко почувствовал признаки острого отравления и вскоре был госпитализирован. Врачи не смогли сохранить ему жизнь, и 24 ноября Литвиненко скончался.

По факту его смерти Скотланд-Ярд начал расследование. Единственное, что известно официально, это то, что в анализах Литвиненко было обнаружено большое содержание радиоактивного изотопа полоний-210 - редкоземельного элемента, практически не встречающегося в свободном состоянии. Предполагается, что Литвиненко был намеренно отравлен этим веществом, мельчайшая доза которого при попадании внутрь организма способна привести к летальному исходу .

В первые дни после отравления Литвиненко Скарамелла оказался в числе подозреваемых, поскольку он был последним человеком, не входящим в ближний круг общения бывшего чекиста, с которым тот встречался. Тогда же в СМИ появились сообщения о том, что Скарамелла передал Литвиненко документы, касающиеся убийства журналистки "Новой газеты" Анны Политковской. В этих материалах якобы назывались действующие и бывшие сотрудники российских спецслужб, имевшие отношения к убийству.

Впоследствии оказалось, что речь идет о копии сообщения, присланного Скарамелле по электронной почте еще одним российским перебежчиком Евгением Лимаревым, проживающим ныне во Франции. Согласно этой версии, Скарамелле, Литвиненко и еще ряду лиц угрожали люди, связанные с российскими спецслужбами, и итальянец якобы специально прилетел в Лондон, чтобы лично обсудить с беглым чекистом реалистичность подобных угроз.

Скарамелла в течение всего расследования отравления и смерти Литвиненко неоднократно менял показания. То он говорил, что ему грозит опасность со стороны агентов ФСБ, то - что его преследуют русские и чеченцы, то упоминал ветеранов российской внешней разведки из благотворительного фонда "Честь и достоинство". Единственное в чем он не изменял своих показаний, так это в том, что Литвиненко был убит по указанию Кремля. Эту же версию излагает и все окружение покойного, включая его отца, жену, Бориса Березовского и Ахмеда Закаева, с которым Литвиненко связывали деловые отношения.

Литвиненко являлся одним из информаторов Скарамеллы в бытность его консультантом комиссии итальянского парламента, которая изучала документы из вывезенного на Запад архива бывшего сотрудника КГБ Митрохина и расследовала деятельность советских спецслужб в годы "холодной войны". Предполагается, что именно на показаниях Литвиненко Скарамелла пытался выстроить обвинения в адрес Романо Проди, который весной этого года боролся за пост премьер-министра с Сильвио Берлускони.

Скарамелла по просьбе руководителя комиссии сенатора Паоло Гуццанти, близкого к Берлускони, искал компромат на политического конкурента действующего на тот момент премьера. Проди собирались обвинить в связях с советскими или российскими спецслужбами, однако сделать этого не удалось, и, в итоге, Берлускони проиграл борьбу, а Проди возглавил итальянское правительство.

Род занятий Скарамеллы до сих пор остается непонятным. В прессе его называют то ученым, то журналистом, то бизнесменом. По его словам, он читает лекции и занимается исследованиями в ряде американских университетов. Кроме того, Скарамелла еще именует себя профессором Университета Неаполя - его родного города. Однако в университете никогда не слышали, чтобы у них работал или преподавал профессор с таким именем.

В Италии Скарамелла также принимал участие в полицейских расследованиях в отношении неаполитанской мафии - "каморры" - и даже стал объектом покушения. Впрочем, сам он говорил, что мафия пыталась его убрать по заказу Москвы, а еще ему удалось предотвратить убийство сенатора Гуццанти украинскими агентами.

Находясь на обследовании в Лондоне, Скарамелла заявил, что количество полония, обнаруженное в его организме, многократно превышает смертельную дозу. Между тем британские специалисты, хотя и подтвердили наличие полония в анализах итальянца, отметили, что его жизни и здоровью ничто не угрожает.

В начале декабря Скарамелла был благополучно выписан из больницы. Некоторое время о нем ничего не было слышно. Тем более внимание публики в деле Литвиненко было отвлечено обследованием самолетов на наличие следов полония, обнаружением этого вещества в Гамбурге, где останавливался бизнесмен Дмитрий Ковтун, также встречавшийся с бывшим чекистом, и визитом детективов Скотланд-Ярда в Москву.

В итоге, Скарамелла, по-видимому, решил не дожидаться, когда его объявят в международный розыск, а потому вылетел в Италию, где и был арестован в аэропорту Неаполя. Ему уже предъявлены официальные обвинения. Кроме незаконной перевозки оружия и разглашения служебной тайны, в которых его обвиняет римская прокуратура, ему также инкриминируется клевета при отягчающих обстоятельствах. Помимо этого прокуратура Болоньи обвиняет его в даче ложных показаний о незаконной транспортировке радиоактивного урана в Сан-Марино, а прокуратура Неаполя - в незаконной утилизации отходов.

Скарамелла находится в одной из римских тюрем, и первый его допрос будет проведен в среду, 27 декабря, по окончании рождественских праздников. Скотланд-Ярд поспешил объявить, что арест Скарамеллы не имеет никакого отношения к делу Литвиненко и претензии властей к консультанту, "профессору" и бизнесмену являются внутренним делом Италии. В то же время полиция Германии, которая выясняет подробности незаконной транспортировки радиоактивных материалов, не исключает, что показания Скарамеллы могут оказаться полезными в этом расследовании.