Шоколадная жвачка

Коркунов продал свой бизнес производителю Orbit и Eclipse

Андрей Коркунов не накормил своими конфетами китайцев, но точно может никогда больше не работать: его кондитерскую фабрику купила американская Wrigley за рекордные для российского бизнеса 300 миллионов долларов, что равно трем годовым оборотам компании. Несмотря на солидный куш, Коркунов останется руководить своими предприятиями еще пару лет - пока американцы не выкупят оставшиеся 20 процентов.

С одной из самых успешных компаний на потребительском рынке России произошло то, что и должно было произойти - Андрей Коркунов не смог отказаться от очень выгодного предложения со стороны Wrigley. Еще в конце декабря стало известно, что на его фабрику претендуют буквально все крупные международные игроки - от Dirol Cadbury до Kraft. Сам Коркунов стал готовить сделку в конце 2006 года, скупив доли миноритарных акционеров.

От военного инженера до "шоколадного короля"

Андрей Коркунов, которого российская пресса часто называет "шоколадным королем", проделал в бизнесе непростой путь от обычного инженера конструкторского бюро до создателя одного из самых известных российских брендов и владельца огромной фабрики.

Предпринимательская деятельность Коркунова началась после распада Советского Союза. До 1998 года бизнесмен успел поработать и в строительном бизнесе, и на рынке черных металлов, но в конце концов остановился на торговом доме, в котором продавались продукты, в том числе и конфеты.

Накануне дефолта Коркунов нашел итальянского инвестора, согласившегося на рискованные инвестиции в Россию. После дефолта итальянец вышел из проекта, а Коркунов нашел понимание у основателя компании Tetra Pak Ханса Раусинга. Тот согласился спонсировать шоколадный проект российского бизнесмена первоначальным капиталом в 12 миллионов долларов.

Коркунов в интервью "РБК Daily" заявлял, что Раусинг просто поверил в шоколадный проект и дал средства под честное слово. Насколько правдива эта история, похожая на американскую сказку, неизвестно, однако в конце 2005 года Коркунов утверждал, что Раусингу принадлежит часть пакета компании. Так что основатель Tetra Pak за свою щедрость явно внакладе не остался.

Сам же Коркунов не раз заявлял, что готов поделиться бизнесом с частными инвесторами, однако ничего определенного про сроки продажи не говорил. Между тем сотрудничать с другими игроками на рынке так или иначе приходилось: например, на Одинцовской кондитерской фабрике Коркунова одно время производился шоколад Ritter Sport, но до объединения дело не дошло.

Кроме того, Коркунову необходимо было налаживать связи с конкурентами и на иностранных рынках - бизнесмен мечтал о продаже конфет под собственным брендом как в Китае, так и в США, и в Евросоюзе. Кое-где удалось даже наладить постоянный экспорт, в других случаях пришлось ограничиться только экспериментальными партиями шоколада.

Шоколадная Wrigley

Как ни странно, сделка с Коркуновым для Wrigley, имеющей более чем столетний опыт на рынке, стала уникальной. Дело в том, что до сих пор у компании не было ни одного чисто шоколадного актива, поэтому Одинцовская фабрика стала для производителя жевательной резинки своего рода плацдармом для завоевания принципиально нового для себя бизнеса.

Новый этап в истории Wrigley начался тогда же, когда Коркунов достроил свой завод и начал производить конфеты. В 1999 году компанию возглавил Уильям Ригли-младший. Как пишут "Ведомости", за семь лет он удвоил продажи компании за счет радикальных экспериментов. В одном из интервью он, в частности, заявил, что не исключает производства его компанией всех видов продукции - от шоколада до жевательных резинок для собак.

Любопытно, что Коркунов к концу 2005 года также пришел к выводу о необходимом расширении бизнеса за счет принципиально новых продуктов. "Шоколад "А. Коркунов" - это одно, но под торговой маркой "А. Коркунов" может продаваться что-то другое - мороженое, например, или чай", - заявил он в интервью РБК Daily.

У Wrigley уже была одна неудачная попытка выйти на рынок шоколада. В 2002 году компания предложила 12,5 миллиарда долларов за американского гиганта Hershey. Однако владельцы производителя KitKat в последний момент отказались, хотя цена за актив была намного выше рыночной.

Втридорога Wrigley заплатила и за актив Коркунова. Если перевести 300 миллионов долларов в пачки с Orbit, то выйдет, что для того, чтобы купить шоколадную фабрику, американцам потребовалось продать по крайней мере 600 миллионов пачек жевательной резинки.

Рыночной оценки Одинцовской фабрики нет, однако ее приблизительную стоимость можно подсчитать исходя из других подобных сделок. В 2004 году норвежская компания Orkla купила кондитерскую "СладКо" за 115 миллионов долларов. При этом выручка "СладКо" составляла на тот момент 214 миллионов долларов в год.

А в 2006 году крупная сделка произошла и на международном рынке - 100 процентов испанской Chupa Chups были проданы за 512 миллионов долларов итальяно-голландской Perfetti van Melle, которая владеет брендами Mentos, Alpenliebe, Frisk, Fruittella и Golia. Сумма, выплаченная американцами за активы Коркунова, скромнее. Однако и конфеты под этим брендом известны гораздо меньше, чем леденцы Chupa Chups.

По словам самого Коркунова, он пока сам не знает, как потратит вырученные средства. Как владелец миноритарного пакета акций Коркунов собирается продолжать инвестировать в производство. Так что возможно, что уже через пару лет российские прилавки наводнят жевательные резинки против кариеса со вкусом горького шоколада, а по телевизору будут крутить рекламные ролики про подарочные наборы конфет с мятой и эвкалиптом.

Экономика00:0221 июля

Шальной куш

На этих людей свалилось богатство. На что они его спустили?