Война с человеческим лицом

Премьеры 15 марта

На этой неделе в прокат выходят фильмы "Письма с Иводзимы", "Очень эпическое кино", "Преступление и погода" и "Потому что я так хочу". Обозреватели Time Out Москва посмотрели на войну глазами японцев, отказались смеяться над эпическими шутками, выявили влияние погода на криминальные наклонности и узнали, чего хотят женщина "за".

"Письма c Иводзимы"

Жанр: бойня за мир. США, 2006. Режиссер: Клинт Иствуд. В ролях: Кен Ватанабе, Кадзунари Ниномийя, Цуюси Ихара. 140 мин.

В прошлом году режиссер Клинт Иствуд с продюсером Стивеном Спилбергом рискнули выпустить сразу два фильма об одной и той же битве Второй мировой - сражении американцев с японцами за остров Иводзима. Первый, "Флаги наших отцов", еще в октябре вышел в США (у нас он, похоже, не выйдет никогда - разве что на видео), второй, "Письма c Иводзимы", двумя месяцами позже стартовал в Японии. И расстояние между двумя этими картинами вполне сравнимо с шириной Тихого океана, разделяющего две страны.

"Флаги наших отцов" выросли из знаменитой фотографии Джо Розенталя, опубликованной журналом Life и обошедшей весь мир (на ней пятеро бойцов и один санитар, эффектно сгрудившись, водружают американский флаг над островом Иводзима). По сути, фильм целиком посвящен морально-этическим проблемам военной пропаганды. "Письма c Иводзимы" совсем о другом, и Иствуд, утверждая, что это просто-напросто взгляд на знаменитое сражение глазами японцев, немного кривит душой.

Действие фильма начинается за несколько месяцев до военного столкновения. На крошечный остров за тысячу километров от Токио прибывает с инспекцией закончивший когда-то американскую военную академию генерал Курибаяси (по его письмам и поставлено кино). Генерал (Кен Ватанабе) объясняет, что встреча с врагом неминуема, приказывает рыть туннели, переставляет пушки и приводит в чувство офицерский состав.

И эти проведенные в ожидании вторжения дни оказываются важнее самих боевых действий. Привычно переходящий на личности Иствуд видит тяжелую поступь истории скорее в томлении скучающего по жене пекаря (Кадзунари Ниномийя) или смертельной решимости командующего танковым дивизионом (Цуюси Ихара), чем в ударах береговых орудий.

Постепенно, погружаясь в обесцвеченную в полном соответствии с оттенками земли и камуфляжа картинку, понимаешь, что Иствуд в своей стариковской мудрости избрал не только самый простой, но и самый эффектный способ прочертить восточную линию своего иводзимского иероглифа. Во "Флагах" японцы были безликой военной машиной, смотревшей из бункеров орудийными стволами. В "Письмах" безусые молодые самураи человечны настолько, насколько это вообще возможно.

Этот мудрый универсальный гуманизм (представьте, например, что Станислав Говорухин снял сочувственное кино о немцах в Сталинграде) очень понравился американским критикам и простым японцам - фильм получил "Золотой глобус" и стал хитом всех времен в Японии. Единственной, но объяснимой нестыковкой выглядит тут сочетание по-спилберговски щедрой батальной роскоши (высадка американцев - настоящий балет, а артобстрел - божественный фейерверк) и криков "банзай!" с общими рассуждениями о безнравственности войны. Это словно если бы самурай Юкио Мисима в полном обмундировании вышел делать военный переворот, да вдруг передумал и сел писать маме.

Василий Степанов, Time Out Москва

"Очень эпическое кино"

Жанр: Чудо-трэш. CША, 2007. Режиссеры: Джейсон Фридберг, Аарон Зельцер. В ролях: Кэлл Пенн, Адам Кэмпбелл, Дженнифер Кулидж. 86 мин.

Режиссеры Джейсон Фридберг и Аарон Зельцер всегда были в команде братьев Уэйансов, создателей пародийных комедий в стиле узколобого постмодернизма. Все выпуски "Очень страшного кино" - результат работы их коллективного разума; от каждого по две извилины - и очередная поделка серии "чисто поржать" готова.

"Очень эпическое кино" - вторая попытка Джейсона и Аарона справиться своими силами после провального "Киносвидания". Гарри Поттер, обитатели Нарнии, пираты Карибского моря, Вилли Вонка и хоббиты - это очередные жертвы нового фильма, хотя пострадавшими тут их назвать сложно. Получив по паре вторичных шуток в одни руки, они, похоже, смеются над режиссерами сами.

Трейлер к "Очень эпическому кино" собрали настолько удачно, что казалось, будто появился наконец по-настоящему смешной фильм не про сиськи, задницы и унитаз. На деле оказывается, что все эти опостылевшие темы так или иначе снова раскрываются в сценах, не попавших в трейлер. Да и в целом все выглядит как полуторачасовой рекламный ролик с набором никак не связанных друг с другом гэгов-клише - эдакий "комеди клаб" с бюджетом выше среднего.

C одной стороны, это обычное дело для пародий а-ля Уэйансы и, как фильм "Блондинка в шоколаде" или фаст-фуд, притягивает своей будто бы очаровательной трэшовостью. С другой - прекрасно известно, что шутка, пошученная дважды, превращается в маразм, Пэрис Хилтон вызывает уже скорее сочувствие, чем насмешку, а от гамбургеров организму просто тяжело.

Георгий Биргер, Time Out Москва

"Преступление и погода"

Жанр: сиськотриллер. Россия, 2007. Режиссер: Борис Фрумин. В ролях: Евгений Сидихин, Данила Козловский, Елена Руфанова, Елена Симонова, Алина Шмелева.

В микроскопическом карельском городке происходит жуткое. Старшеклассники горстями едят таблетки (каждая размером с юбилейный рубль), в наркотрафик, по слухам, вовлечены все - "и менты, и физрук, и ребята". Кульминацией становится загадочная смерть королевы выпускного бала: красавицу находят на дне реки за рулем собственной машины, во рту таблеток - на десять лет тюрьмы. Нескончаемо льет дождь, и вся милиция брошена на эвакуацию жителей в связи с угрозой наводнения. Гражданские начинают собственное расследование, которое пройдет в атмосфере спонтанности, легкой эротики и характерной для режиссера Фрумина нервозности на грани срыва.

Борис Фрумин, менестрель межсезонной тоски и пубертата, начинал в 1970-х с фильмов о нелегкой подростковой доле ("Дневник директора школы", "Ошибки юности"). За серость и невыразительность их корили еще тогда, но режиссер был непреклонен. Пройдя обучение в нью-йоркском Институте кино, он довел "невыразительность" до ледяного оцепенения.

Прочувствовать этот его барбитуратный стиль можно было недавно в триллере "Нелегал", самом странном и неуютном российском фильме прошлого года. Теперь Фрумин возвращается к истокам, к молодежному кино категории "Б" - и это стоит видеть.

Молодежь играет, разумеется, чудовищно: "Сгоняй за таблетками, поторчим, а?". Но игры и не требуется - по жанру "Преступление" ближе всего к "сиськотриллерам", которые в Америке обычно выходят сразу на видео. У нас же - ура! - в кино. И такого количества обнаженки и намокшего белья в нашем кино не было со времен расцвета Елены Кондулайнен. Причем все это ню грамотно подано как художественная антинаркотическая пропаганда!

Мокрые попы сняты с претензией - камера так и норовит выбрать ракурс поприхотливее, пленка, как и в "Нелегале", отбелена почти до монохрома, не прекращает работы поливальная машина за кадром (это ведь кондопога-нуар!), весенний ветер невзначай задирает юбки. Сценарий тоже создает не то чтобы действие, но атмосферу. В смятом комке школьных интриг, давних романов и подводных течений трудно рассмотреть нить расследования, зато отлично заметны безнадега и перверсии.

Угрюмый физрук (Евгений Сидихин) очевидно падок на школьниц, но возраст уже не позволяет ему открыто волочиться за десятиклассницами. Его жена-парикмахерша (Елена Руфанова) пылает к сыну кровосмесительной любовью. Взрослым кисло, грустно и одиноко, а тут еще этот дождь.

Говоря начистоту, это, конечно, фильм-недоразумение. Эффект от него непредсказуем и может колебаться в диапазоне от яростного разочарования до извращенного удовольствия. Впрочем, есть способ проверить. Наберите в рот воды и прочтите фразу "Витек от отца ушел и плотно сел на иглу. Это финиш". Если журнал все еще сух - это ваше кино.

Василий Корецкий, Time Out Москва

"Потому что я так хочу"

Жанр: женская комедия. США, 2007. Режиссер: Майкл Леман. В ролях: Дайан Китон, Мэнди Мур, Гэбриел Махт, Том Эверетт Скотт. 120 мин.

Хорошо сохранившаяся, но безнадежно фригидная мамаша Дафна (Дайан Китон) выдала замуж всех своих дочерей, кроме самой пухлой - Милли (Мэнди Мур). Для решения этой пустяковой, в общем-то, проблемы - от своих удачливых сестер Милли отличается разве что еще более чувственным голосом, который в минуты волнения переходит в мелкий смех, - Дафна тайно помещает в интернете объявление о поиске партнера для дочери.

Среди откликнувшихся десятков прыщавых слизняков и набриолиненных пижонов находится один достойный кандидат, богатенький архитектор с безупречным вкусом и респектабельными родителями. Одновременно Милли встречает "хорошего парня" - разумеется, бедного, но резвого, с татуировками и ребенком. Возникает романтическая дилемма - меланхоличный достаток или счастливая бедность, - предсказуемому решению которой фильм и посвящен.

В общем, ничего нового: большая часть гэгов так или иначе связана с кондитерскими изделиями (семейный бизнес дамочек - устройство банкетов), а самым смешным персонажем, как обычно, оказывается мамаша невесты. Но есть нюансы: в разговоре Милли запросто использует такие мудреные слова, как "аберрация", а 60-летняя Дайан Китон, еще четыре года назад крутившая роман с Киану Ривзом в "Любви по правилам и без", продолжает стареть красиво и весело - читает лекцию о моделях женских трусов, стоя в одних старушечьих "недельках".

Дарья Серебряная, Time Out Москва