Новости партнеров

Настоящие французские левые

Французские революционеры борются за пост президента

До первого тура президентских выборов во Франции, намеченного на 22 апреля, остается все меньше времени. Лидируют четыре кандидата Николя Саркози, Сеголен Руаяль, Франсуа Байру и Жан-Мари Ле Пен. Кто-то из них пройдет во второй тур. Но есть и другие претенденты. Во второй тур они, судя по всему, не пройдут, однако ведут свою предвыборную кампанию с не меньшим упорством. Сам факт их появления и участия заслуживает внимания, тем более что их поддерживают больше миллиона избирателей. У кандидатов различные программы, хотя в ряде случаев они очень схожи между собой. Речь в данном случае идет о французских левых, "настоящих левых", которые не хотят видеть Францию капиталистической страной.

Кандидат на велосипеде

Из всех кандидатов крайне левого "революционного" фланга Оливье Безансно, или ОБ, как его часто именуют, пожалуй, наиболее успешно ведет свою предвыборную кампанию. Об этом свидетельствуют опросы: за Безансно готовы проголосовать 5 процентов, то есть больше чем за других "маленьких" кандидатов. Хотя у него нет харизмы "старого борца", его молодость (32 года), его биография, имидж (футболки и кроссовки), его искренняя приверженность идеалам справедливого коммунистического государства, которые на практике были не раз дискредитированы, но от этого не поблекли, привлекают к нему голоса избирателей.

Безансно родился в 1974 году: отец - преподаватель колледжа, мать - школьный психолог. Он защитил диплом по новейшей истории, однако был вынужден пойти работать простым почтальоном, развозить на велосипеде газеты в восточных кварталах Парижа. Таким образом, он воплощает собой типичного представителя французского среднего класса, которому из-за сложной экономической ситуации пришлось поступиться социальным статусом, чтобы заработать на жизнь.

Популярность пришла к нему после того, как он выдвинул свою кандидатуру на президентских выборах 2002 года, став самым молодым из претендентов. И хотя во второй тур он, как и ожидалось, не прошел, в предвыборных дебатах Безансно показал себя умелым полемистом и в итоге обошел коммунистов, набрав 4,25 процента голосов против 3,4 процента у соперников.

Его звездным часом стал референдум по общеевропейской конституции: Безансно в союзе с другими левыми активно агитировал против ее принятия, убеждая, что она не является социально ориентированной, а напротив лишь усилит, теперь уже в общеевропейских масштабах, диктат либерального рынка со всеми вытекающими последствиями: безработицей, стагнацией уровня зарплат, урезанием пособий и т.д. Это принесло свои плоды: большинство французов сказали конституции "нет".

Как все убежденные и идейные политики левого толка, Безансно силен, прежде всего, критикой действующей власти. Все усложняется, когда возникает необходимость убедить весьма пассивное и неповоротливое большинство в правильности своей радикальной точки зрения: чтобы собрать как можно больше голосов, порой необходимо из чисто тактических соображений сгладить особо острые углы своей программы, может, даже отказаться от ее цельности за счет разнообразия весьма туманных обещаний. Так поступают многие политики, в том числе социалисты…

Но не Безансно. То самое большинство ему, по крайней мере на нынешнем этапе, не нужно, да и добиться серьезного перевеса политику пока все равно не удастся. Как заявил в эфире радио France Culture координатор его предвыборного штаба Пьер-Франсуа Грон (Pierre-François Grond), задача "Коммунистической революционной лиги" (LCR), от которой выдвигается Безансно, не взять власть, но использовать выборы как трибуну для пропаганды своих идей.

Главная из них - это борьба против капиталистического общества и государства. Если другие левые, например коммунисты в лице Мари-Жорж Бюффе или те же социалисты, позиционируют себя как "антилибералы", то члены LCR заявляют о себе как об "антикапиталистах", иными словами, выступают против системы как таковой за абсолютно новый строй. Без шуток, все это всерьез.

Этим объясняется тот факт, что Безансно отказывается как-либо блокироваться с социалистами во главе с Сеголен Руаяль, рассматривая их как "социал-либералов" и "левых предателей". Подобная позиция многим кажется неконструктивной и даже глупой, так как уменьшает шансы левых. Раздор в левом лагере обычно описывается во французских СМИ как спор между "левыми предателями" и "левыми идиотами". Несмотря на это Безансно рассматривает себя как объединителя "настоящих левых".

Справедливости ради надо отметить, что не все "настоящие левые" к этому готовы. Другой кандидат в президенты, лидер антиглобалистов Жозе Бовэ подверг идею Безансно об объединении резкой критике. "Какой смысл голосовать за Безансно, - вопрошает Бовэ, - если он все равно ничего не сможет сделать со своими голосами? Он сам заявил, что не собирается брать власть".

Бовэ обрушился на "избирательное левачество и сектантство" Безансно и отметил (кажется, вполне справедливо), что такое протестное голосование ни к чему не ведет и ничего изменить не может. "Важно, чтобы избиратели хотели изменений уже сейчас, а не в отдаленном будущем". Отдаленное в данном случае - синоним "светлого". Думается, что Безансно, стоит обратиться к истории СССР.

Кандидат на тракторе

Со своей стороны, Жозе Бовэ, надо полагать, готов встать во главе государства, иными словами, он борется не только "против", как и все настоящие левые, но и "за" - за власть. Этот факт сам по себе весьма примечателен, поскольку Бовэ известен прежде всего как рьяный и неутомимый борец против властей. Выходец из семьи ученых-агрономов, он решил посвятить себя сельскому хозяйству. После окончания в 1976 году университета Беркли в США Бовэ купил заброшенную ферму во Франции, которую восстановил и обосновался там с женой и двумя детьми.

В 1987 году он стал одним из основателей левого профсоюза "Крестьянская конфедерация", защищающего интересы сельских производителей. В 1998 году возглавил кампанию против генетически модифицированных продуктов, которая заключалась в уничтожении семян и посевов, за что и был приговорен к тюремному заключению условно. В 1999 году в ответ на повышение США пошлин на французский сыр "Рокфор", последовавшее вслед за запретом ЕС ввозить американскую генетически модифицированную говядину, принял участие в разрушении "Макдональдса". Судебный процесс длился три года, причем однажды Бовэ явился в суд на тракторе, во главе колонны других тракторов.

Борьба Бовэ с модифицированными продуктами закончилась тем, что полиция взломала дверь его дома и увезла бунтаря на вертолете в тюрьму, откуда он вышел только в августе 2003-го. В том же году он организовал во Франции митинг антиглобалистов, на который собрались от 200 до 300 тысяч человек. В 2004 году он вновь был задержан полицией во время уничтожения активистами организации "Жнецы-добровольцы" посевов генно-модифицированных культур.

В качестве защитника прав французских фермеров и крестьян и противника глобализации, видящего в ней экспансию крупного капитала, уже тогда Жозе Бовэ можно было отнести к левым, хотя он и не был собственно политиком, а, скорее, видным активистом и профсоюзным деятелем. Настоящая его политическая карьера началась только в 2005 году, когда он вместе с Оливье Безансно и Мари-Жорж Бюффе возглавил кампанию против принятия общеевропейской конституции.

После успеха на референдуме Бовэ стали рассматривать как возможного единого кандидата от "настоящих левых" без социалистов - проект, получивший название "Левая альтернатива 2007". Бовэ дал свое согласие. Однако, как и следовало ожидать, левые оказались единодушны только в своем отрицании. Когда зашла речь о выдвижении единого кандидата, они автоматически перенесли это отрицание с общеевропейской конституции друг на друга. После того как коммунисты выдвинули своего кандидата, а LCR - своего, Бовэ понял, что объединителем альтернативных левых ему не быть, и отказался баллотироваться в президенты.

Между тем оказалось, что его кандидатура собрала необходимое количество подписей для участия в выборах. После некоторых колебаний Бовэ объявил, что пойдет на выборы. В отличие от того же Безансно, который подвергает критике капиталистическую систему как таковую, Бовэ, решивший бороться с учетом существующих реалий, ведет свою кампанию традиционно, при этом политически осмысляя свои лозунги против глобализации и в защиту крестьян.

Все это приводит к причудливому сочетанию социалистических идей. Бовэ проповедует перераспределение доходов акционеров в пользу рабочих, сокращение длительности рабочей недели до 32 часов при сохранении зарплаты, санкции против предприятий, выносящих производство за пределы Франции. Все это уживается в голове кандидата с откровенным протекционизмом мелкого буржуа, которому мог бы позавидовать сам Жан-Мари Ле Пен. Так, Бове предлагает, чтобы сельское хозяйство не было больше предметом международных соглашений: каждая страна будет производить сельхозпродукты только для себя - Франция для Франции, Бразилия для Бразилии.

Главными врагами он считает правых (Николя Саркози) и крайне правых (Ле Пен), но при этом отказывается, как и все "настоящие левые", поддерживать Руаяль во втором туре и, кроме того, весьма критически настроен в отношении коллег по левому лагерю. Бовэ никак не может забыть, что у него был реальный шанс возглавить "Левую альтернативу 2007", и бичует сектантство и нерешительность своих коллег. Он по-прежнему хочет быть объединителем.

Однако как можно примирить консервативный фермерский протекционизм с революционной программой Безансно, не известно. А кроме того, есть и другие кандидаты слева, как, например, троцкистка Арлет Лагийе, которая полагает, что главной силой должны быть не крестьяне-собственники, склонные, как известно, к оппортунизму, а именно лица наемного труда.

Кандидат от рабочего люда

Если Оливье Безансно воплощает собой будущее леворадикального движения Пятой республики, то Арлет Лагийе, кандидат от партии "Рабочая борьба" - его историю. Родившаяся в 1940 году, она выдвигается на пост президента в шестой раз, и, как она сама заявила, это ее последняя кампания. В 1974 году Лагийе стала первой женщиной-кандидатом на пост президента республики. Между тем уже тогда она заявила, что судьба рабочих решается не в урнах для голосования, но, прежде всего, в ходе забастовок. Результат на выборах только подтвердил это предположение - 2,33 процента.

На выборах 1981 года она набрала 2,3 процента, в 1988 году - 1,9 процента. Своего рода прорыв произошел в 1995 году - за Лагийе проголосовали 5 процентов, таким образом, она обошла кандидата в президенты от Коммунистической партии Франции - Робера Ю. В 2002 она повторила успех, набрав 5,75 процента голосов. Кроме того, в 1999 году ведомая Арлет "Рабочая борьба" и "Коммунистическая революционная лига" выставили совместный список на выборы в Европарламент и получили в общей сложности пять мест. При этом с 1956 года до выхода на пенсию в 2002 году Арлет работала клерком в банке Credit Lyonnais и занималась активной профсоюзной деятельностью.

Свою партию "Рабочая борьба" Арлет Лагийе создала в 1968 году. Троцкистская партия, как следует из определения, руководствовалась и руководствуется в своей деятельности идеями одного из лидеров русской революции Льва Троцкого. Однако европейские интеллектуалы левого толка по-своему интерпретировали его наследие. Для Лагийе, по ее собственному признанию, Троцкий - это, прежде всего, воплощение настоящего "революционного" коммунизма, предполагающего участие широких народных масс во власти, в противовес коммунизму Сталина, заключающемуся в захвате власти группкой партийных лидеров, которые осуществляют самую настоящую диктатуру.

После смерти Сталина и распада в начале 90-х Советского Союза подобный подход отчасти утратил свою актуальность. На это, в частности, не раз указывал соратник-конкурент Лагийе Оливье Безансно, утверждавший, что троцкисты существовали только в рамках антагонизма Сталину и их время прошло. Однако идея, как ни странно, оказалась живуча. Лагийе продолжает бороться против "меньшинства", которое находится у рычагов управления страной и навязывает трудящемуся большинству свою волю, пусть даже это уже не партийное меньшинство, а меньшинство самых богатых.

Логика Лагийе проста. Во Франции, по ее мнению, существуют только два класса: буржуазия и пролетариат. Ни в политическом, ни в идеологическом плане союз или даже компромисс между ними невозможен. Поворотным моментом для Лагийе стала победа социалиста Франсуа Митеррана на президентских выборах в 1981 году. Тогда она в последний раз посоветовала своим сторонникам поддержать социалистического кандидата во втором туре. Последующая политика примирения социалистов с рынком, проводимая Миттераном, вызвала резкое ее неприятие. На выборах в 1988 году Лагийе выступила с обвинениями в адрес левых, "которые повернулись спиной к рабочему классу".

В дальнейшем она постоянно призывала социалистическое правительство Лионеля Жоспена держаться корней, не забывать о чаяниях и интересах рабочих и служащих. Однако политика социалистов-технократов не отличалась идеологической выдержанностью. После того как Жоспен со свистом пролетел на выборах 2002 года, Арлет Лагийе в отместку не поддержала Жака Ширака против Жана-Мари Ле Пена, чем навлекла на себя жестокую критику. Тем не менее на региональных выборах 2004 года она в союзе с Безансно попыталась отбить у Ле Пена заблудший "народный электорат", правда, безуспешно.

В 2005 году она отказалась вместе с другими левыми проводить общую кампанию против европейской конституции, и хотя агитировала тоже "против", но отдельно. Тонкость в том, что Лагийе, как она сама заявила в эфире телеканала TV5, не особо настаивает на безусловном сохранении французской социальной модели, так как считает, что она недостаточно хороша. Она также высказалась против выдвижения единого кандидата от левых в рамках "Левой альтернативы 2007", заявив, что Бовэ и Безансно - не настоящие антикапиталисты, но прежде всего антиглобалисты и антилибералы.

На выборы она идет с программой, нацеленной на улучшение положения наемных рабочих и служащих. В частности, Лагийе требует, чтобы конкурентоспособность французских товаров обеспечивалась не сокращением рабочих мест и заработной платы, а уменьшением дивидендов акционеров, настаивает на повышении налогообложения крупных предприятий и запрещении увольнений. Это ее последняя кампания, и она не собирается агитировать за некое многообещающее будущее, предпочитая проверенную "рабочую" риторику. Оглядываясь назад, она не считает троцкистские идеи утопией, заявляя, что "пробить стену денег просто очень трудно".

Кандидат от аппарата

Именно излишней бюрократичностью и карьерой аппаратчицы наиболее часто попрекают кандидата от Французской коммунистической партии (ФКП) Мари-Жорж Бюффе как ее противники, так и соратники из левого лагеря. Это не совсем верно, поскольку именно она после 2002 года возглавила реформистское крыло партии, провозгласив курс на "открытость" и близкое сотрудничество с другими политическими силами левого фланга, придав партии большую демократичность и гибкость.

Диаметрально противоположные оценки Бюффе объясняются не столько ее личными качествами, сколько историей самой ФКП. Некогда могущественная и многочисленная партия, возглавлявшая французское Сопротивление, а летом 1968 года едва не отобравшая власть у де Голля; партия, члены которой не раз входили в состав правительств Четвертой и Пятой республик, пользовавшаяся поддержкой Москвы, а также многих французских интеллектуалов, на президентских выборах в 2002 году набрала всего 3,4 процента голосов.

Коммунисты со всем своим аппаратом большой партии оказались среди левых радикалов, которые никогда не имели ни строгой партийной иерархии, ни опыта власти. Естественно, новые союзники не преминули им припомнить все прочие грехи, в том числе связь с Москвой, партийный карьеризм, бюрократичность и прочее. Приспособиться к новым условиям, "быть ближе к народу" и стать своими среди настоящих левых, а потом с их поддержкой, может, даже начать свое возрождение - таковы, как представляется, были планы Мари-Жорж Бюффе, когда в 2002 году она встала во главе руководства партией.

Отличие коммунистов от других настоящих левых, уверенных в своей правоте и готовых ради этого жертвовать политической перспективой, - в их прагматизме и вполне реалистичном желании вернуться к власти. Мари-Жорж Бюффе - единственная из кандидатов левого фланга - имеет весьма успешный опыт работы в правительстве. В 1997 году она была назначена министром молодежи и спорта в кабинете социалиста Лионеля Жоспена и участвовала среди прочего в подготовке и проведении чемпионата мира по футболу в 1998 году.

Успехом на пути Бюффе к консолидации вокруг ФКП левых сил стала организация кампании против принятия общеевропейской конституции. Бюффе не только удалось улучшить имидж партии в глазах левых, но и позиционировать себя как возможного единого кандидата от левого фланга. Этому во многом способствовал тот факт, что ФКП частично взяла на себя финансирование кампании. Однако повторить опыт референдума 2005 года в ходе президентской кампании 2007 года так и не получилось: ни Оливье Безансно, ни Бовэ не собирались отказываться от лидерства в пользу Бюффе.

Тем не менее Бюффе одно время пыталась заявить о себе как о кандидате от всех "народных и антилиберальных левых", ради этого она даже временно ушла в отпуск с поста руководителя партии. При этом она полагала, что таким кандидатом должна быть только она, и отказывалась от компромиссных кандидатур. В конце концов, она была выдвинута от ФКП, однако предшествующие выдвижению споры и дрязги в самой партии не позволяют говорить о том, что она получит солидную поддержку. В целом ее план по возрождению ФКП через объединение левого фланга можно считать несостоявшимся.

Тупик в будущее

Словом, "настоящие левые" в очередной раз идут на выборы "для галочки" - без единого кандидата у них не осталось даже гипотетической возможности пройти во второй тур. Но важно другое: все они не собираются оказывать поддержку социалистам. А это значит, что и во втором туре, куда может пройти социалистический кандидат Сеголен Руаяль, голоса их избирателей просто пропадут. За Саркози или Франсуа Байру они голосовать по определению не будут.

Дать однозначную оценку этому факту достаточно сложно, не задав себе вопроса: а зачем это все? Ответ, как кажется, лежит не в области политики. Для "настоящих левых" есть вещи поважнее политики и власти. Нонконформизм и верность себе.

Алексей Демьянов

Мир00:0421 сентября

Мощный приход

Песни, пляски и угар: что вытворяют в американских церквях чернокожие
Мир00:02 2 августа

Черная заря

Самая страшная война современности продолжается до сих пор. О ней все забыли
Мир00:0117 августа

Опасный пассажир

Он угнал самолет, получил выкуп и исчез в небесах. Его выдали тайные шифры