Новости партнеров

Полиция с набережной Ювелиров

Уголовная полиция Парижа покидает свою легендарную штаб-квартиру на набережной Орфевр, 36

Уголовная полиция Парижа, la Crimе, покидает свою ставшую знаменитой штаб-квартиру на набережной Орфевр, 36 и переезжает в современное здание, которое больше соответствует требованиям века высоких технологий. "Набережная Орфевр, 36", почти за сто лет из простого адреса превратившаяся в понятие нарицательное, как Скотланд-Ярд, или Петровка, 38, окончательно отходит в область легенды. Впрочем, она и без того уже стала легендой, сюжетом для детективов, кинофильмов и телесериалов, вневременным образом, который, как знаменитый Мегрэ со своей трубкой, никуда переехать не может.

Впрочем, переезд коснется не только уголовной полиции. Вместе с ней на набережной Орфевр, 36 располагаются еще несколько бригад и подразделений французской судебной полиции ("police judiciere" или просто "PJ"), среди которых отдел/бригада по борьбе с бандитизмом и организованной преступностью, отдел по борьбе с оборотом наркотических веществ, а также бригада по борьбе с финансовыми преступлениями, отдел по борьбе с мошенничеством с использованием высоких технологий и множество других.

По данным Le Figaro, переезд был инициирован новым префектом парижской полиции Мишелем Годеном (Michel Gaudin), совсем недавно вступившим в свои обязанности. Как говорится, "новая метла по-новому метет". Хотя со слов сторонников проекта, идея переезда витала в воздухе уже давно. Один из бывших начальников уголовной полиции отметил в этой связи, что старое здание на набережной Орфевр оказалось "полностью неприспособленным" к современным условиям работы. "Необходимо было ломать старые бюро, расширять узкие коридоры, полностью все переделывать, но места для сотрудников бригад все равно бы не хватило", - добавил он.

Более того, несколько лет назад, когда префектом парижской полиции был еще Жан-Поль Пруст (Jean-Paul Proust), переезд едва не удался. Руководство юридической полиции тогда облюбовало участок рядом с Национальной библиотекой Франции (BnF), однако из-за осложнений, возникших на рынке недвижимости, приобрести его не удалось. На сей раз конъюнктура куда более благоприятная, однако до сих пор неизвестно, где разместятся бригады и подразделения с набережной Орфевр.

Зато известно, что в здании на набережной заинтересован гражданский суд тринадцатого округа Парижа. Для переезда полицейских и судебных чиновников требуется еще согласие муниципалитета, у которого, как водится, свои планы. Но префект полиции Мишель Годен, по некоторым данным, пользуется доверием бывшего главы министерства внутренних дел, а ныне президента Франции Николя Саркози, так что переезд, скорее всего, состоится. В принципе, сейчас структурные подразделения управления парижской юридической полиции разбросаны в 22 местах по всему городу. Годен хочет если не собрать их всех под одной крышей, то хотя бы провести реорганизацию с целью максимально оптимизировать эффективность их работы и условия труда.

Ради этого можно пожертвовать легендой. К тому же перед глазами у французов успешный пример Великобритании. Еще в 1967 году Скотланд-Ярд переехал из своей старой штаб-квартиры в Уайт Холле в современное здание на улице Бродвей, 10, сменив при этом название на "Новый Скотланд-Ярд". Работать стало проще и удобнее, а легенда не пострадала. История французской уголовной полиции, la Crime, с набережной Орфевр, 36, конечно, короче истории Скотланд-Ярда, однако не менее запоминающаяся и богатая событиями.

La Crime была создана декретом от 29 июня 1912 года. Правда, в то время она являлась всего лишь небольшим отделом полицейской бригады из 300 человек. Официальное рождение уголовной полиции, получившей название "специальной бригады № 1", приходится на 1 декабря 1924 года. К этому времени она уже располагалась по ставшему впоследствии знаменитым адресу. Бригада занимала четвертый и пятый этажи здания, к ее бюро вели 148 ступеней, покрытых старым, черным линолеумом. По этим ступеням не один раз поднимался Жорж Сименон, начинающий писатель, работавший корреспондентом хроники городских происшествий в парижской L'Intransigeant.

Сименон, увековечивший в своих рассказах уголовную полицию с набережной Орфевр, 36, выбрал в качестве прототипа сыщика Мегрэ тогдашнего шефа "специальной бригады № 1" комиссара Николля (Nicolle), который, кстати, курил трубку. Это было одним из немногих наблюдений Сименона, нашедших точное отражение в серии рассказов про Мегрэ, тем более что многие из следующих начальников уголовной полиции почему-то тоже курили трубки.

В целом же, Сименон зачастую искажал реальность ради художественного замысла. Парадоксально, но один из старейших сотрудников "специальной бригады № 1" Морис Гуни (Maurice Gouny), пришедший в подразделение еще в 1946 году, заявил по этому поводу: "Образ комиссара Мегрэ, пожалуй, представляет самую большую ложь, относящуюся к истории бригады. Мегрэ - одиночка, в то время как в la Crime самое главное - уметь работать в команде".

В 1944 году, после освобождения Франции от немцев, "специальная бригада № 1" была переименована в уголовную полицию (или бригаду по уголовным преступлениям - Brigade Criminelle) во избежание ненужных ассоциаций со "специальными бригадами" коллаборационистского режима Виши. Его новый глава дивизионный комиссар Пино (Pinault) разместился в кабинете 315, большие окна которого выходят на Сену и площадь Дофина. Кабинет 315 стал еще одним "фетишем" парижской уголовной полиции. Все последующие начальники располагались именно в нем. Сейчас его занимает мадам Мартина Монтей (Martine Monteil), первая женщина на посту руководителя la Crime. Помимо очевидных криминологических способностей, ее отличает прекрасный вкус: настольная лампа в ее кабинете сделана из "Маузера".

Многие из начальников уголовной полиции впоследствии шли на повышение. Макс Ферне (Max Fernet), Морис Бувье (Maurice Bouvier) и Патрик Риу (Patrick Riou) дослужились до поста главы юридической полиции. Марсель Леклерк (Marcel Leclerc) стал префектом полиции, а Роже Пуабланк (Roger Poiblanc) и Пьер Оттавиоли (Pierre Ottavioli) сделали себе имя в литературе. Однако были и те, кто вынужден был оставить свой пост из-за очередного "политического дела" и ожидать окончания службы в "Главной инспекции органов полиции" (IGS), которую на привычном всем силовикам жаргоне также именуют "кладбищем слонов".

Несмотря на это, служить в уголовной полиции Парижа считается большой честью. Как написал в официальном блоге французской полиции 37-летний Стефан, занимающий должность старшего капрала в la Crime: "Я никогда не забываю, что принадлежность к этой организации является своего рода привилегией. Достаточно посмотреть на других полицейских, которые не скрывают, что хотели бы быть на моем месте". Среди бесспорных преимуществ уголовной полиции Парижа - блестящая организация делопроизводства.

В частности, у сыщиков не существует строгого лимита времени на раскрытие преступления, и они могут не спеша заниматься расследованием конкретного дела. "Время и сроки не играют решающей роли, - заявил бывший начальник la Crime Патрик Риу. - Прежде всего, важен результат". Скрупулезный и вдумчивый подход к каждому делу оправдывает себя: количество раскрываемых преступлений составляет 65-70 процентов - рекордная цифра, которой могут позавидовать другие страны.

Парижская уголовная полиция в основном занимается расследованием убийств, виновника или виновников которых невозможно определить сразу, покушениями на убийство, похищениями, а также убийствами французских граждан за границей. В ее ведении находятся собственно Париж, а также прилегающие к столице департаменты Верхняя Сена (Hauts-de-Seine), Сена-Сен-Дени (Seine-Saint-Denis) и Валь-де-Марн (Val-de-Marne).

Уголовная полиция состоит из девяти групп по семь человек. Каждая группа несет 24-часовое дежурство. При этом на группу может упасть расследование сразу двух преступлений, совершенных в один день. Наиболее важным и ответственным этапом работы, по признанию специалистов, являются первые шаги, тщательный сбор улик на месте преступления, опрос свидетелей, анализ и систематизация полученных данных. При этом главная задача - не раскусить преступника, прижать его к стенке и добиться признания, как об этом рассказывают в детективных романах, а собрать как можно больше улик и доказательств для представления в прокуратуру.

Уже упомянутый сотрудник la Crime Стефан заметил, что одной из самых привлекательных особенностей его работы является то, что ты никогда не знаешь, что тебя ждет на следующий день или через час. Это не дает ей превратиться в рутину. Однако с другой стороны, служба в уголовной полиции - всегда риск. В 305-м бюро на набережной Орфевр сидят сотрудники, которые отвечают за "память" подразделения. Одной из их задач, в частности, является организация и проведения ежегодной церемонии поминовения сотрудников, погибших на своем посту.

Каждый год 1 ноября, в праздник всех святых, около пятнадцати сотрудников la Crime объезжают кладбища с могилами погибших коллег. Процедура всегда начинается на кладбище Малакоф (Malakoff) у могилы Эжена Муго (Eugene Mugot), убитого еще в 1909 году. Обычно на могилу сотрудника la Crime кладется венок с надписью "От друзей из уголовной полиции", после чего старший из присутствующих рассказывает новичкам обстоятельства его гибели. Вечером все собираются посидеть в одном из парижских кафе, чаще всего "Le Soleil d'or". La Crime не является закрытой организацией, но ее начальники и сотрудники стараются поддерживать в ней некий "дух семьи".

Как и в любой семье, в парижской уголовной полиции существуют свои предания и традиции. Они, наверно, не исчезнут даже тогда, когда la Crime переедет с набережной Орфевр, 36 в современное здание в другой части города.

В конце концов, адрес - не главное.

Алексей Демьянов

Из жизни00:05 8 сентября

«Обреченность висела в воздухе»

Они оказались в море среди акул и умирали один за другим. Выживших спасли советские моряки