"Темный ангел" из группы Air

Участник дуэта Air рассказывает о творческих союзах и сольном проекте

Группа с мечтательным названием Air (которое, по некоторым версиям, расшифровывается как "Amour, Imagination, Reve", то есть "Любовь, воображение, мечта") образовалась в 1995 году. За 12 лет существования дуэт успел выпустить пять полноценных студийных альбомов. Кроме того, музыка группы звучит во всех полнометражных кинолентах режиссера Софии Копполы и на пластинке актрисы и певицы Шарлотт Генсбур. Другими словами, Air - далеко не последняя на сегодняшний день творческая единица. А вот до России, и в частности, до Москвы французы доехали впервые.

За несколько часов до концерта в клубе "Б1 Maximum" один из участников дуэта, Жан-Бенуа Дюнкель (Jean-Benoit Dunckel), ответил на вопросы Ленты Ру.

Лента: Первым делом хотелось бы узнать, почему Air до сих пор остается дуэтом. Вы записываете альбомы и даете концерты при помощи дополнительных музыкантов, никогда не было желания включить кого-либо из них в группу на постоянной основе?

Жан-Бенуа Дюнкель: Это не совсем так. Фактически, всю работу в студии, весь процесс записи контролируем мы вдвоем - я и Николя . Да, мы приглашаем вокалистов, как, например, на последнем альбоме Pocket Symphony. Да, мы работаем с дополнительными музыкантами во время живых выступлений. Но двойной мозг группы, ее ядро - это все-таки мы, и нам бы хотелось сохранить контроль.

Лента: Но вы уже два альбома записали с Найджелом Годричем (Nigel Godrich, известный продюсер, сотрудничавший с Radiohead и Беком). Вы не воспринимаете его как третьего участника Air?

Жан-Бенуа: Трудный вопрос. С одной стороны да, это так, он действительно для нас как третий участник. С другой стороны, он чуть в стороне. Представьте, например, участника группы, который занимается исключительно оформлением альбома.

Лента: Вы собираетесь продолжить сотрудничество с Годричем?

Жан-Бенуа: Пока не известно, это зависит от идей, которые придут нам в голову.

Лента: Ваша музыка используется в нескольких кинофильмах. Какой подход вы предпочитаете: написание полноценного саундтрека, как в случае с "Девственницами-самоубийцами" (The Virgin Suicides)? Или использование отдельных песен с готовых альбомов, как в "Трудностях перевода" (Lost in Translation)?

Жан-Бенуа: Пожалуй, интереснее писать целый саундтрек. В этом случае самому приходится ловить настроение, подбирать тему к каждой сцене, чтобы музыка действовала как своего рода катализатор. Понятное дело, в фильме первична картинка, так что подбирать музыкальное настроение интересней, но и сложнее.

Лента: Ваша музыка звучит во всех полнометражках Софии Копполы (кроме уже упомянутых "Девственниц-самоубийц" и "Трудностей перевода", еще и в последней работе режиссера "Мария Антуанетта"). У вас с ней дружеские отношения?

Жан-Бенуа: Да, мы друзья. У нас с ней, скажем так, родственное сходство, много общего. Тот же внутренний ритм, тот же подход, та же мечтательность. Мне нравится, как она использует нашу музыку в своих фильмах.

Лента: А как насчет сотрудничества с Шарлотт Генсбур? В прошлом году она выпустила пластинку "5:55", в записи которой вы принимали непосредственное участие. Как зародился этот союз?

Жан-Бенуа: О, мы большие поклонники Шарлотт… Кстати, вы знаете, что у нее русские корни? Дед и бабушка были из России… Так вот, мы являемся ее давними поклонниками. Она красивая очаровательная женщина, и у нее прекрасный хрупкий и поэтичный голос. Нам всегда казалось, что ее голос и наша музыка - это хорошая комбинация. Однажды мы встретились с ней и сами предложили записать что-нибудь вместе. И она согласилась, ей хотелось чего-то нового, отличающегося от работы в кинематографе. Она уже давно хотела записать пластинку, но не было подходящих музыкантов, которые взялись бы за это. Она, кстати, отличный музыкант, играть на пианино научилась у отца, Сержа Генсбура.

Лента: У вас был сольный проект под названием Darkel.

Жан-Бенуа: Да-да.

Лента: Что обозначает это название?

Жан-Бенуа: Ну, это игра слов. Моя фамилия - Дюнкель (Dunckel), а по-немецки это обозначает "темный" (dunkel), то же самое, что и "dark" в английском. А еще это можно воспринимать как сокращение, первый и последний слоги от "темного ангела" (Dark Angel).

Лента: Сольная работа сильно отличается от записи альбомов Air?

Жан-Бенуа: Да, довольно сильно, я научился многим новым приемам. Ведь все приходится делать самостоятельно. Например, я был сам себе продюсером, человеком за пультом.

Лента: Работать одному сложнее или легче?

Жан-Бенуа: Это просто по-другому, в чем-то труднее, в чем-то проще. С одной стороны, ощущаешь свободу, и от этого как-то легче. В то же время, когда ты сотрудничаешь с кем-то, процесс написания музыки выглядит совсем по-другому. Пожалуй, музыка должна появляться именно как плод сотрудничества разных музыкантов. Непохожие друг на друга люди встречаются, и что-то получается, складывается единая картина. Я не знаю, как это объяснить.

Лента: Вам хотелось бы продолжить работу над сольным проектом?

Жан-Бенуа: Пока не знаю. Я не знаю, что с самим собой-то делать, не говоря уже о сольном проекте. (Смеется.) Пока об этом рано рассуждать, лучше просто займусь написанием новых песен.