Тысяча и одна конституция

Суд вернул Киргизию в 2003 год

В Киргизии завершился очередной этап конституционной реформы. Конституционный суд пошел навстречу двум депутатам и отменил две последние редакции основного закона. В результате страна вернулась к конституции 2003 года (так называемой "акаевской"), которую революционеры, пришедшие к власти в 2005 году, ругали на все лады и неоднократно пытались поменять на собственную. Однако спустя два с половиной года оказались на том же месте, с которого начали.

Новая конституция могла бы стать символом революционной Киргизии, а заодно обеспечить легитимность новой власти. Могла бы, если бы революционеры, переругавшиеся после свержения Аскара Акаева, не довели идею конституционной реформы до абсурда.

Первый вариант основного закона, принятый после 2005 года, не продержался и двух месяцев. По замыслу оппозиции, он должен был ограничить президентскую власть и усилить парламент. Однако сторонники Курманбека Бакиева быстро провели через парламент новый текст, который вернул президенту утраченные полномочия. Правда, просуществовал он не намного дольше первого.

Нынешняя "акаевская" конституция, которую суд вернул к жизни, похоже, окажется еще менее долговечной. Президент, как заявил руководитель его администрации Медет Садыркулов, намерен завершить конституционную реформу "уже в этом году". Соответствующий законопроект подготовила рабочая группа под руководством премьер-министра Алмаза Атамбаева.

Группа, напомним, была спешно создана перед апрельскими митингами оппозиции, одним из требований которой было как раз принятие новой редакции основного закона. Президент в итоге перехватил эту тему у своих оппонентов. После того, как апрельский "майдан" провалился, а две последние конституции были отменены, у "бакиевской" редакции фактически не осталось конкурентов.

Как утверждают юристы, которых цитируют киргизские СМИ, отмена двух конституций не повлечет за собой пересмотра законов, принятых с ноября 2006 года, и назначений на высшие государственные посты, сделанных за это время. Дело в том, что суд объявил неконституционной только статью из закона о парламентском регламенте, которую депутаты приняли в начале ноября. Эта поправка позволила им в дальнейшем принять основной закон без согласования в Конституционном суде.

Сами же варианты основного закона, принятые в ноябре и декабре 2006 года, только прекратили свое действие, объясняет заведующий юридическим отделом президентской администрации Бектур Зулпиев. Соответственно, законы, принятые на их основе, по-прежнему являются конституционными, отметил чиновник, сделав, правда, оговорку, что некоторые положения этих законов могут не соответствовать нормам восстановленной конституции 2003 года.

Парламенту теперь придется проверять все документы, утвержденные с ноября 2006 года, на соответствие конституции, которую, вероятно, отменят в ближайшие месяцы. Однако вовсе не это является для депутатов главным источником беспокойства. Теперь, когда "акаевский" вариант основного закона вступил в силу, президент снова получил право распустить парламент. Глава государства, как выразился оппозиционер Омурбек Текебаев, получил "мощное оружие шантажа", которое, по мнению депутата, будет использоваться при принятии важных законопроектов.

Но дело не только в этом. При изменении конституции, особенно в том случае, когда поправки вносятся в порядок избрания президента и парламента, неизбежно встает вопрос о легитимности людей, которые пришли к власти по старым правилам. Для того чтобы снять противоречия, обычно назначаются досрочные выборы.

Курманбек Бакиев, очевидно, уходить не собирается. Напротив, с помощью референдума, на который может быть вынесена новая конституция, президент может увеличить срок своего правления. Депутаты не исключают, что при этом будет использована схема, испытанная в частности в Узбекистане и Таджикистане: когда при внесении поправок в основной закон время, проведенное действующим президентом на своем посту, как бы "обнуляется", так что его следующий срок считается "первым".

А вот парламент вполне может стать жертвой конституционной реформы. До сих пор депутаты успешно сопротивлялись попыткам президента их разогнать. Однако за прошедший год парламент заметно присмирел. В апреле, например, депутаты фактически отказались поддержать бывшего премьера Феликса Кулова и организованный им "майдан", хотя сами не раз выступали с теми же самыми лозунгами об отставке президента и принятии новой конституции.

"Возможности у нас, оппозиционных депутатов, ограничены, - рассуждает Кубатбек Байболов, комментируя решение Конституционного суда. - Шуметь будут только несколько человек". Вместе с тем, он отметил, что следует учесть и реакцию мировой общественности на происходящее в Киргизии. "Что скажет мир? Мы ведь все-таки государство, а не детский сад!", - заявил парламентарий. В последнее утверждение с каждой следующей трансформацией киргизской демократии миру, наверное, будет все труднее верить.