Новости партнеров

Не в своей тарелке

Сесилия Саркози рассказала о причинах развода с президентом Франции

Спустя день после того, как Елисейский дворец официально подтвердил информацию о разводе президента Франции Николя Саркози и его супруги Сесилии, отказавшись от каких-либо комментариев, Сесилия дала эксклюзивное интервью журналисту газеты L'Est Republicain Иву Дерэ, в котором рассказала о причинах расставания с мужем. Lenta.ru публикует перевод интервью.

Почему вы решили сейчас рассказать все правду?

Мне кажется, я должна объяснить, почему я больше не хочу играть роль - если таковая вообще есть - первой леди Франции; причины, почему я попросила развода и решила уйти из общественной жизни. Мне кажется, что я должна объяснить причины своего выбора французам, которые задаются этим вопросом.

Вы упомянули уход из общественной жизни и развод. Что для вас в этом случае первично, и объясняет ли одно другое?

Эти вещи невозможно разделить. Два года назад в моей жизни произошло событие, в курсе которого, к сожалению, оказалась вся Франция. Поскольку из-за своего мужа я всегда нахожусь на виду, мне нужно объяснять все, что со мной происходит. В 2005 году я встретила одного человека, полюбила и ушла. Может быть, слишком поспешно, учитывая повышенное внимание СМИ, которое меня окружало в то время. Я хотела поступить правильно, вернуться, чтобы попробовать восстановить что-то утраченное, возвратиться к жизни, построенной на привычных мне принципах - принципах, на которых я была воспитана. Но все произошло слишком быстро, и я не смогла управлять ситуацией.

В течение двух лет я молчала. Знаете, эта публичная жизнь на виду не по мне, она не соответствует мне такой, какой я себя ощущаю внутри. Я из тех, кто любит спокойствие и тишину, предпочитает находиться в тени. Мой муж - общественный деятель и политик, я всегда это знала и была рядом с ним на протяжении двадцати лет. Он выиграл многолетнюю политическую борьбу, и я считаю это замечательным: он человек, который может сделать многое для Франции и для французов. Но я, я думаю это не мое место, это больше не мое место. Как часто повторяли журналисты и обозреватели, французы выбрали президента, а не супружескую пару.

Для вас приход Николя Саркози в Елисейский дворец стало завершением некого этапа? Вам кажется что вы в некотором роде выполнили свою задачу?

Нет, в данном случае вы смешиваете частую и общественную жизнь. Хотя, с другой стороны, это правда, что, когда выходишь замуж за политика, частная и публичная жизнь становятся одним целым. Отсюда проистекают все проблемы. Я не выполняла никакой миссии. Это было общим делом. Я женщина, которая не может просто сидеть сложа руки. Мне важно все время доказывать, и, прежде всего самой себе, а не другим, что я могу что-то сделать.

Прошедшие двадцать лет были годами напряженной борьбы, однако в то же время происходило много интересного, увлекательного и захватывающего, поскольку рядом с таким человеком как мой муж политика не может не стать захватывающей. Для него политика - возможность проявить свой талант, как если бы скрипачу дали в руки скрипку Страдивари. Что касается меня, здесь все по-другому. Я работала рядом с ним, но никогда не избиралась и не имела никакого желания избираться. Это одна из причин, почему это место не для меня.

Не вдаваясь в подробности вашей личной жизни, можете ли вы назвать несколько причин, подтолкнувших вас к принятию такого важного решения?

То, что произошло со мной, происходит с миллионами людей. В один прекрасный день ты просыпаешься и осознаешь, что в вашей семье для тебя больше нет места, что ваш брак не главное в твоей жизни, что все это изжило себя и больше не работает. Причины не поддаются объяснению. Это случается со многими, случилось и с нами. Поскольку каждый из нас руководствуется определенными принципами, мы старались восстановить, воссоздать семью, поставить ее первое место, но это оказалось невозможным. Мы перепробовали все что могли, я перепробовала все что могла. Не получилось.

Может ли кризис в семейных отношениях объяснить ваше отсутствие на различных официальных мероприятиях, во время визитов, где вас так ждали?

Кризис не возникает вдруг в один день. Я вернулась в семью год назад. Целый год я старалась исполнять свои обязанности в профессиональном и личном плане, но мне это не всегда удавалось. Я предпочла уехать с саммита Большой восьмерки, поскольку чувствовала, что мне там не место. Я не ходила голосовать, поскольку мне было плохо, и это был неподходящий момент, чтобы показываться на людях. Я думаю, французы поймут, что в жизни каждого бывает период, когда дела у тебя идут хуже, чем у других, кризис может случиться с каждым. Поэтому я предпочла не выставлять себя на обозрение, поберечь себя. Некая ненормальность ситуации, в которой я нахожусь, заключается в том, что я должна всем объяснять, что хочу спокойно жить в уединении.

В то же время тот факт, что вас так и не увидели там, где ожидалось ваше присутствие, породил некий феномен, активно муссировавшийся в СМИ, который назвали "загадкой Сесилии" или даже "тайной Сесилии".

Нет никакой загадки, никакой тайны, есть семья, которая переживает кризис, которая постаралась его преодолеть, и у которой ничего не получилось. А я оказалась достаточно сдержанной и деликатной, чтобы не выставлять напоказ и не говорить в прессе о вещах, которые на самом деле никого не касаются. Мне больно, когда мою личную жизнь выносят на всеобщее обозрение, препарируют. Любому было бы больно. Люди, которые говорят обратное, говорят неправду: нет такого панциря, который смог бы защитить вас от всего этого.

Вы надеетесь своим шагом перевернуть эту страницу вашей жизни?

Я не надеюсь, я переверну эту страницу, и прежде всего, я постараюсь жить скромно, незаметно, в тени, так, как я люблю.

Пусть нет ни загадки, ни тайны Сесилии, но есть "парадокс Сесилии": вы хотите дистанцироваться от публичности, которая неизбежно окружает жизнь "первой леди" Франции, но в то же время вы осуществили очень громкую миссию в Ливии. Это успех, поскольку вам удалось то, что не удавалось сделать другим: освободить болгарских медсестер и палестинского врача. Вы ведь знали, что по возвращении вновь окажетесь в центре повышенного внимания?

Я действовала, не задумываясь о резонансе, которое это может вызвать в СМИ. Как-то раз я говорила с Клодом Геаном, генеральным секретарем Елисейского дворца, и он мне сказал: "Я еду в Ливию". И я почувствовала, что могу помочь, внести свой вклад.

Почему?

Мне показалось, что могу это сделать, несмотря на то, что уже на протяжении многих лет ситуация оставалась неразрешенной. Геан был немало удивлен. Он поговорил с президентом, тот сказал: "Ну что ж давайте попробуем, берите ее с собой". В самолете я ознакомилась с делом и оно меня полностью захватило. По прибытии я заметила, что есть возможность сдвинуть его с мертвой точки. Я приложила к этому всю свою энергию. Первая поездка, вторая поездка…. Я провела около пятидесяти часов на переговорах с одними, потом с другими, чтобы добиться единственной вещи, которая была для меня важна: освободить этих людей. Я дала им слово, слово надо было сдержать, и я чувствовала, что смогу. Я не ожидала ничего получить взамен и меня удивляет дискуссия, развернувшаяся по этому вопросу, поскольку единственное, что мной двигало, было желание освободить людей, которые страшно страдали. Я ни разу не задумалась о том, какую реакцию это вызовет в СМИ, или о том, какие объяснения я буду давать, если от меня их потребуют. Я сделала это исключительно в гуманитарных целях. Вот и все.

Николя Саркози в ходе недавнего телеинтервью, дал понять, что вы были согласны ответить на вопросы депутатов парламента и дать им все необходимые разъяснения.

Он не спрашивал меня, когда принимал решение, что я не буду отвечать перед депутатами. Как я полагаю, он думал, что для меня это будет лучше. Мне нечего скрывать во все этой истории, я не сделала ничего плохого, всегда была честна, и не выходила за предписанные рамки: я делала только то, что нужно было делать с помощью Клода Геана и дипломатического советника Бориса Буайона, которые были рядом и следили, чтобы все прошло как можно лучше. Сейчас, когда от меня требуют принести извинения за то, что я освободила этих женщин и мужчину, в этом есть что-то ненормальное.

Не возникло у вас желания после той миссии продолжить гуманитарную деятельность?

Мне кажется, тогда у меня было сильное желание это делать, я была готова упорно идти к поставленной цели и мне сопутствовала удача. Не знаю, способна ли я на это вновь. Речь идет не только о болгарских медсестрах, я всегда старалась протянуть руку помощи тем, кто в ней нуждается. Я буду продолжать это делать, публично или нет.

Каким образом? Вы намерены создать фонд?

Нет, на данный момент у меня нет никакого проекта. Мне хочется сделать многое, и я чувствую, что могу помогать другим. Это всегда было частью меня, я всегда была открыта для других людей.

Еще один вопрос, который задают себе многие французы: что вы почувствовали, когда узнали, что после стольких лет борьбы Николя Саркози наконец стал президентом?

Гордость! Я гордилась, поскольку это был результат работы, которой вы посвящаете всю жизнь. Нужно отречься от многого и очень многим пожертвовать, чтобы добиться поставленной цели. При этом я думаю, Николя Саркози из тех людей, которые ставят свою жизнь и карьеру на службу государству, не требуя ничего взамен.

Он настоящий государственный деятель?

Я так думаю. Мне кажется, что Франция его заслуживает, а он заслуживает того, что бы быть президентом Франции. Я была рада и горда за него. Правда.

Очень много говорилось о вашей роли рядом с мужем. Что вы были его советницей, пользовались влиянием, что ваше мнение было весомым при принятии стратегических решений и назначениях? Говорилось даже, что некоторые министры своими постами обязаны именно вам.

Я рада, что смогу, наконец, поговорить об этом. Николя абсолютно не нуждается в подобного рода советах. Я всегда старалась оградить его от ошибок. Поскольку моя жизнь проходила немного в стороне от политики, как бы параллельно с ней, у меняя более свежий и отстраненный взгляд на вещи. Напротив, что касается назначений и решений, я всегда оставалась за дверью его кабинета. Я никогда не хотела вмешиваться во что бы то ни было. Однако считаю, что мнение со стороны, абсолютно беспристрастное, поскольку я не ожидала ничего взамен, ценно уже само по себе.

Откуда тогда такие измышления?

Может быть потому, что я мало говорила об этом, мало объясняла... Не знаю...

Недавно вы потеряли своего первого мужа Жака Маретна. Если связь между его кончиной и вашим расставанием с Николя Саркози?

Совсем нет. Просто есть такие моменты, когда судьба ожесточается против вас. Жак был замечательным человеком, подаривший мне двух прекрасных дочерей, которые теперь уже стали молодыми женщинами. Я счастлива, что могу высказать ему свою благодарность, счастлива, что мои дочери могут убедиться, каким большим человеком был их отец. В данный момент в моей жизни происходят значительные потрясения. Но вместо того, чтобы дать им себя сломить, я стараюсь с ними справиться. Я настроена только на положительное.

Что вы намереваетесь делать в ближайшее время?

Я посвящу себя своей семье. И еще я нацелена в будущее. Не хочу жить с прошлым, среди обломков. Я переворачиваю страницу, это очень трудно, но в принципе нормально с учетом сложившихся обстоятельств. Я никогда не жалею о принятых решениях. Еще девочкой, заканчивая рисунок, я переворачивала лист и принималась рисовать заново. Так и сейчас, я беру в руки карандаши, чтобы нарисовать новую историю.

Из жизни00:0222 августа
Михаил Фоменко

Русский Тарзан

Его семья сбежала от Сталина в Австралию. Он ушел от нее в джунгли