Новости партнеров

Аллергия на радиацию

Смерть Юрия Щекочихина вновь заинтересовала следствие

Следственный комитет при Генпрокуратуре РФ начал новую проверку обстоятельств смерти журналиста "Новой газеты" и депутата Госдумы Юрия Щекочихина. Его гибель 3 июля 2003 года была внезапной и оставила много вопросов, на которые не ответили ни следователи прокуратуры, ни независимые эксперты. Коллеги Щекочихина полагают, что он был отравлен, а следственные органы четыре года назад так и не нашли криминальной подоплеки в его смерти. Однако сейчас одной из версий является заражение журналиста радиацией, как было в случае с Александром Литвиненко.

По словам главного редактора "Новой газеты" Дмитрия Муратова, проверка началась после обращения коллектива издания к главе Следственного комитета при Генпрокуратуре РФ Александру Бастрыкину. Официальное письмо из ведомства редакция получила 26 октября. Надо отметить, что СК будет проводить не следствие, а именно проверку обстоятельств смерти Щекочихина, по результатам которой возможно возбуждение уголовного дела и начало полноценного расследования.

Сотрудники следственного отдела Кунцевского района Следственного управления по Москве намерены изучить историю болезни журналиста и другие документы, которые находятся в Центральной клинической больнице (ЦКБ), опросить сотрудников "Новой газеты", коллег-депутатов Щекочихина и родственников. Только после этого могут быть назначены экспертизы. В частности, может быть сделан анализ крови умершего.

В 2003 году Юрий Щекочихин был депутатом Госдумы от партии "Яблоко" - занимал пост заместителя председателя комитета по безопасности, входил в состав комиссии по борьбе с коррупцией. Помимо этого он был известен своими журналистскими расследованиями (коллеги называли его основателем этого жанра в России), а также тем, что занимался вопросами освобождения пленных в Чечне, состояния российской армии и гражданского населения в республике.

16 июня 2003 года Щекочихин почувствовал недомогание, а 21 июня, после возращения из командировки в Рязань, в тяжелом состоянии был доставлен в ЦКБ. Незадолго до этого у него наблюдалось постоянное незначительное повышение температуры, из-за чего ему был поставлен диагноз ОРЗ или ангина. Болезнь прогрессировала: у Щекочихина выпали волосы, начала облезать кожа, стали отказывать почки, печень, легкие и мозг.

Официальный диагноз, который был поставлен журналисту, - синдром Лайелла (токсико-аллергический синдром, поражающий иммунную систему и внутренние органы, сопровождающийся некротическими изменениями кожи и слизистых). Непосредственной причиной смерти Щекочихина явилась тяжелая общая интоксикация и отек мозга. Однако врачи так и не установили, какое именно вещество (по медицинской терминологии - агент) спровоцировало развитие этого синдрома у пациента.

В ходе расследования "Новой газеты" журналистам удалось получить образцы волос и кожи Щекочихина. Их отправили за границу на независимую экспертизу. Диагноз синдром Лайелла подтвердился, однако причину его возникновения установить не удалось. Следственные органы в России, проводившие проверку по факту смерти журналиста, не нашли ничего криминального и отказали в возбуждении уголовного дела.

Правда, родственники Юрия Щекочихина не смогли получить заключение о смерти, оно было засекречено. Кроме того, им отказались предоставить материал для независимой экспертизы. Были проведены три анализа крови журналиста, однако в заключении о смерти были приведены результаты только двух из них. Известно, что третью экспертизу проводили ведомственные медики МВД. Таким образом, в смерти Щекочихина и в обстоятельствах проверки его гибели оказалось слишком много загадок.

Как отмечает газета "Коммерсант", решение о прекращении проверки по факту гибели журналиста принял первый заместитель генпрокурора Юрий Бирюков (уволен с приходом в ведомство Юрия Чайки). Издание отмечает, что его действия, связанные с громким делом о контрабанде мебели в магазины "Три кита", Щекочихин неоднократно критиковал в своих публикациях, а также требовал отставки замгенпрокурора.

Это дело, в которое оказались замешаны высокопоставленные сотрудники силовых структур, долгое время тормозилось (в том числе не без помощи прокуратуры) и "раскрутилось", как отмечала пресса, только после вмешательства президента в 2006 году. СМИ писали, что Бирюков фактически выгораживал хозяина "Трех китов" Сергея Зуева. Следователь Павел Зайцев, собиравшийся привлечь Зуева к ответственности, под давлением все того же замгенпрокурора сам получил условный срок за превышение должностных полномочий.

Кстати, по данным "Комсомольской правды", коллеги Щекочихина не сомневаются, что журналист был отравлен из-за своих публикаций по делу о "Трех китах". В последнее время с этим делом вообще связано немало громких событий. Например, арест высокопоставленных сотрудников Госнаркоконтроля. Все тот же следователь СК Павел Зайцев, расследовавший контрабанду в "Трех китах", заявил: "Я убежден, что смерть Щекочихина носила криминальный характер, и обстоятельства его гибели нуждаются в тщательной проверке".

Главред "Новой газеты" Дмитрий Муратов также считает, что интерес к гибели журналиста связан с "новым витком" в деле "Трех китов". Известно, что незадолго до смерти Щекочихину угрожали. По словам редактора отдела расследований "Новой газеты" Романа Шлейнова, журналисту звонили по телефону и присылали письма с угрозами. "Правоохранители ему даже выдали пистолет Макарова и охраняли сыновей", - отметил коллега Щекочихина.

Следственный комитет, по данным "Коммерсанта", уже выдвинул "приоритетную" версию гибели журналиста. Сравнив клинические картины смерти Юрия Щекочихина и бывшего сотрудника ФСБ Александра Литвиненко, отравленного в Лондоне в 2006 году полонием-210, следователи пришли к выводу, что депутат мог погибнуть от воздействия радиоактивных материалов.

В частности, в случае с Литвиненко врачи так же сначала посчитали, что он болен простудой. Затем болезнь резко обострилась, у пациента выпали волосы и начала облезать кожа. То есть у отравленного радиацией Литвиненко и у Щекочихина проявились одинаковые симптомы лучевой болезни. Правда, официально СК заявляет, что данных о заражении журналиста радиацией у ведомства нет. Тем не менее, версия имеет право на существование, а следователи, в таком случае, должны проверить подозрения и сделать вывод об их состоятельности на основе экспертных заключений.

Надо сказать, что эта следственная проверка по факту смерти Щекочихина уже третья. Первые две, проводившиеся в 2003 и 2004 годах, к возбуждению уголовного дела не привели. Родственники погибшего журналиста и сейчас сомневаются, что спустя четыре года нынешняя проверка даст результат. По их мнению, следствие "вспомнило" о гибели Юрия Щекочихина перед выборами, поэтому все это может быть использовано в "чьей-то политической игре".