Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram
Новости партнеров

Игры патриотов

Саакашвили изгнал из Грузии Чабана за драку в патриотическом лагере

В Грузии появилась еще одна "горячая точка". Эстафету от деревни Цителубани, на которую в начале августа свалился объект, похожий на российскую ракету, приняло село Ганмухури, где размещается спортивно-патриотический лагерь. Возмутителями спокойствия на этот раз стали российские миротворцы и представители грузинской полиции, которые устроили там потасовку. Обстоятельства произошедшего еще уточняются, однако президент Грузии Михаил Саакашвили, прибыв на место происшествия, уже нашел виновника. Он объявил командующего миротворцев - российского генерала Сергея Чабана - персоной нон грата и потребовал, чтобы тот в течение нескольких дней покинул страну.

Конфликт в селе Ганмухури, которое находится в Зугдидском районе, граничащем с непризнанной республикой Абхазия, начался утром 30 октября. По словам представителей "абхазского правительства в изгнании" (структуры, которая пользуется поддержкой грузинских властей), миротворцы подъехали к лагерю на трех БТР, оцепили его и захватили пятерых полицейских, охранявших территорию.

"Такую личную неприязнь испытываю …"

Позднее эту версию подтвердил и грузинский МИД, отметив, что миротворцы жестоко избили охранников и приковали их к бронетранспортеру. Глава медиацентра "абхазского правительства в изгнании" Рауль Кирия добавил, что во время нападения российские военные были пьяны и действовали "вместе с абхазскими сепаратистами".

Версии произошедшего, с которыми выступили грузинские политики, как водится, пестрят словами "провокация" и "попытка подорвать наш международный имидж". Впрочем, то же можно сказать и о заявлениях, сделанных с российской стороны.

На общем фоне выделяется объяснение, с которым выступил командующий грузинским миротворческим батальоном Демур Паштиани. По его словам, глава миротворцев северного сектора - российский полковник Сергей Енин - "хотел свести личные счеты" с начальником упомянутого патриотического лагеря. Ради этого, полагает Паштиани, и был организован налет на Ганмухури.

Командующий грузинскими миротворцами также заявил, что его российские коллеги не имели права подходить к лагерю ближе, чем на три километра. Об этом, по его словам, существовала "устная договоренность с руководством Коллективных сил по поддержанию мира в зоне грузино-абхазского конфликта (КСПМ)".

Российские миротворцы, со своей стороны, не упоминают ни о какой устной договоренности, а ссылаются на Московское соглашение от 1994 года. В соответствии с ним, патриотический лагерь попадает в зону безопасности, которая находится под контролем миротворческих сил и распространяется на 12 километров по обе стороны от реки Ингури (соответственно, Гальский район Абхазии и Зугдидский район Грузии).

"Нас хотели сжечь и расстрелять…"

Согласно российской версии, все выглядело совершенно иначе. Миротворцы, как утверждает их командование, мирно патрулировали побережье реки Ингури в связи с недавней вспышкой чумы среди местных свиней. Когда они остановились в окрестностях лагеря, чтобы посмотреть, нет ли поблизости свиных трупов, к ним подошли несколько полицейских.

По словам генерала Чабана, возглавлявший группу майор Тамаз Хурция стал нецензурно ругаться и угрожать, что сожжет российские БТР, а самих миротворцев расстреляет. "Угрожал в том числе и применением гранатометов", - добавил Чабан.

После того как один из полицейских полез в драку, рассказывает помощник командующего КСПМ Александр Диордиев, российские военные "приняли меры по обеспечению безопасности своего командира": задержали нападавших и отобрали у них оружие. Правда, если верить словам российского посла Вячеслава Коваленко, командир миротворцев все же пострадал: драчливый майор оказался быстрее и успел сорвать с него погоны.

Спустя несколько часов задержанные полицейские были переданы представителям грузинского МВД. За пленниками прилетел сам президент Грузии Михаил Саакашвили. Его сопровождали силовые министры, а также несколько сотен бойцов спецназа, которые высадились в окрестностях Ганмухури с вертолетов.

Не найдя командующего КСПМ, который к тому времени уже покинул место происшествия, Михаил Саакашвили отыскал старшего по званию офицера и высказал ему свои претензии. Президент велел, чтобы генерал Чабан покинул Грузию "максимум за три-четыре дня". Кроме того он потребовал, чтобы российская сторона извинилась за нападение на полицейских.

"А нам все равно…"

Уже сейчас ясно, что ни того, ни другого Саакашвили не получит. Представители российского МИДа дали понять, что версия, изложенная миротворцами (как это всегда и бывает) их полностью устраивает и извиняться перед Грузией никто не будет. Замминистра иностранных дел Григорий Карасин связался по телефону с Сергеем Чабаном и посоветовал ему сохранять спокойствие "в условиях возрастающего числа провокаций с грузинской стороны. Командующий в ответ сообщил, что его подчиненные "чувствуют себя уверенно и сохраняют высокий моральный дух".

Сам Чабан, как выяснилось, чувствует себя настолько уверенно, что беспокоиться по поводу того, что какой-то там грузинский президент объявил его персоной нон грата, - не собирается. "Будет приказ - тогда и буду действовать в соответствии с ним, а без приказа покидать страну не намерен", - с военной прямотой заявил генерал.

Кстати, власти Грузии, по-видимому, отдают себе отчет в том, что одного только заявления Саакашвили будет недостаточно для того, чтобы выдворить из страны российского генерала. На всякий случай МИД Грузии обратился в Исполнительный комитет СНГ с требованием, чтобы командующий миротворцев был отозван из зоны конфликта.

Однако и эта жалоба, судя по всему, ни к чему не приведет. Напомним, что Исполком СНГ совсем недавно возглавил бывший начальник российской внешней разведки Сергей Лебедев. Представить, что Тбилиси получит от него помощь в борьбе с российскими миротворцами, крайне сложно. Его первая реакция на скандал может служить тому подтверждением. Отвечая грузинскому МИДу, который, как сообщалось, официально обратился в Исполком в связи с делом Чабана, Лебедев сказал, что такое заявление к нему не поступало.

"Уходя, гасите свет…"

Село Ганмухури не первый раз становится местом конфликта между российскими военными и обитателями лагеря. Так, в середине мая 2007 года грузинские СМИ сообщили, что "пьяные миротворцы совершили очередную наглую выходку: на двух БТР въехали в лагерь, обругали находившихся там рабочих и через некоторое время уехали". Российская сторона, как водится, все опровергла.

За прошедшие месяцы в зоне конфликта мало что изменилось. Стороны по-прежнему демонстрируют отсутствие хотя бы минимального доверия друг к другу. При этом они следуют только тем законам и международным нормам, которые их устраивают. Для решения споров вообще существует суд, он выслушивает взаимные обвинения и выносит решение в пользу одной из сторон. Оставшись без инстанции, которой согласились бы подчиниться все участники конфликта, Москва, Сухуми и Тбилиси показали, что не способны прийти к какому-то решению, а могут только спорить до бесконечности. Точнее до очередной "провокации".

Уровень отношений при этом напоминает тот, который процветал в "Вороньей слободке" - знаменитой коммунальной квартире, описанной в "Золотом теленке". Там действовали свои, особые, отнюдь не советские законы, которые каждый из обитателей этого сообщества насаждал по мере сил. Так, гражданин Гигиенишвили считал, что как бывший грузинский князь имеет право вломиться в чужую комнату, "а вещи выкинуть к чертям собачьим". А некто Митрич, бывший камергер императорского двора, не видел ничего зазорного в том, чтобы высечь розгами незадачливого соседа, который забыл потушить свет в уборной.

Впрочем, закончилась эта бурная жизнь, как можно вспомнить, печально. Дом сгорел, подожженный беспокойными жильцами сразу с шести концов. Возвращаясь к зоне грузино-абхазского конфликта, остается выразить надежду, что стороны, не способные к совместной жизни, смогут "расселиться" мирно до того, как кто-то из них решит пустить в ход бидон с керосином.

Бывший СССР00:0117 августа

По минскому полю

Зеленский задумал решить проблему Донбасса по-своему. Чего ждать России и Европе?