Городские партизаны

Во Франции разгорается новая война иммигрантских предместий

Во Франции разгорается новая, вторая по счету война предместий, подобная той, которая потрясла страну осенью 2005 года. Как и в предыдущий раз, поводом для беспорядков послужила смерть двух подростков из иммигрантских пригородов. Вечером в воскресенье, 25 ноября, 16-летний Ларами и 15-летний Мушин на мотоцикле врезались в полицейский автомобиль. Оба погибли на месте. Шлемов ни у одного, ни у другого не было. Кроме того, по некоторым данным, мотоцикл значился в угоне. Двое полицейских, которые осуществляли обычное патрулирование, серьезно не пострадали. По факту случившегося начато расследование, однако жителям пригорода Вилье-ле-Бель это особо и не нужно. Все и так ясно: на них напали, значит, надо защищаться и нападать самим.

Они приходят ночью

Первые беспорядки вспыхнули уже в ночь с 25 на 26 ноября и длились около шести часов. По своему накалу они намного превзошли столкновения 2005 года. Ранены сорок полицейских, причем двое из них тяжело. По данным телеканала LCI, ссылающегося на уточненные данные прокуратуры, в пригороде Вилье-ле-Бель и соседних городах департамента Валь д'Уаз - Гонесс, Арнувиль и Сакрель - было сожжено 28 машин, четыре частных дома, два гаража, автосервис и полицейский участок. Еще два полицейских участка и несколько магазинов были разгромлены. Один из журналистов телеканала France 3 был избит, у съемочной группы отобрали камеру. Восемь подростков были задержаны органами правопорядка. Относительное спокойствие удалось восстановить только после полуночи.

Тем не менее, в полиции не без оснований опасались, что беспорядки продолжатся и на следующую ночь и, вероятно, в гораздо больших масштабах. При этом власти попытались сделать все, чтобы погасить конфликт. Президент Николя Саркози, который в 2005 году занимал пост министра внутренних дел и прославился тем, что пообещал взять водомет и хорошенько очистить предместья от всякой "сволочи", на этот раз был более сдержан. Находясь с визитом в Китае, он попросил всех успокоиться и дать правосудию возможность найти ответственных. Премьер-министр Франсуа Фийон лично позвонил родителям погибших подростков, выразил свои соболезнования, пообещав разобраться в случившемся.

Однако пока власти пытались успокоить пригороды, сами пригороды активно готовились к следующей ночи. В предместьях распространялись размноженные на ксероксе листовки с фотографиями двух подростков и надписью "умерли ни за что". Во второй половине понедельника, 26 ноября, по улицам Вилье-ле-Бель прошел "марш молчания" лицеистов, которые в знак траура натянули на головы капюшоны. Чтобы не осквернять "марш молчания" громкими выкриками, многие написали на своих рюкзаках название пригорода, а также "fuck the cops" и "killer". По просьбе мэра Вилье-ле-Бель весь день полицейские старались не показываться на улицах, чтобы не провоцировать скорбящих. Служителям порядка оставалось ждать вечера, и он, наконец, наступил.

Битва в темноте

После того как погромщики подожгли грузовик-мусоровоз, полиция стала собираться у дверей вокзала пригородных электричек в Вилье-ле-Бель. Как только стемнело и зажглись первые фонари, молодые жители предместий пошли на штурм. В полицейских полетели камни, бутылки с зажигательной смесью и большие петарды, которые нападавшие использовали вместо гранат. Когда удавалось попасть в полицейского, молодые люди поднимали руки в небо и победно кричали.

У большинства лица были закутаны шарфами, на головы натянутые капюшоны, однако, как пишет Le Monde, некоторые из хулиганов были переодеты в полицейскую (!) форму и даже снабжены специальными пластиковыми щитами. Нападавшие были вооружены чем попало, преимущественно деревянными палками, железными прутьями и кусками арматуры, а также прочими колющими и режущими предметами. Впрочем, у кого-то в руках оказалось огнестрельное оружие. Один из полицейских был ранен в плечо, причем, по словам представителей властей, пуля оказалась большого калибра.

Становилось действительно жарко. Между "бойцами" сновали молодые люди с канистрами и наполняли зажигательной смесью или бензином пустые бутылки, которые потом летели в автомобили, окна магазинов. Сами "канистроносцы" заправлялись здесь же из баков подогнанных машин. Руководил операцией мужчина в черной одежде с рацией, настроенной на полицейскую волну. Один из участников снимал происходящее на цифровую камеру. Ему охотно позировали, может быть, даже слишком, так что временами он кричал: "Слушайте парни, это же не кино, а война!"

На войне, как известно, важно еще не стрелять в своих. Тем более, когда уже сорваны электрические провода, фонари погасли и все улицы погрузились в темноту. В Вилье-ле-Бель на улице 8 мая 1945 года перед пунктом чистки и глажения одежды один из подростков кричал товарищам: "Это не трогать, это принадлежит семье!" Зато парикмахерская, офис авто-школы и супермаркет Aldi, расположенные на этой же улице, семье, видимо, не принадлежали. Они были разгромлены, разграблены и сожжены. Супермаркет запалил "боец" в возрасте 13 лет.

Некоторые жители предместий, как оказалось, сочувствовали участникам беспорядков, подбадривая их криками "Вперед, братья!". Женщины бросали из окон бутылки с водой, чтобы "братья" смогли промыть глаза от слезоточивого газа и продолжить "охоту на свиней". Когда же под окнами полиция и хулиганы сходились врукопашную, сверху в служителей порядка летели различные предметы. Те из обитателей, у кого боевого духа было поменьше, спешно перегоняли свои машины подальше от места, где их жгут, или же стояли на страже около автомобилей, пытаясь отогнать разбушевавшихся юнцов.

Хмурое утро

В целом беспорядки прошли в шести парижских пригородах: Виллье-ле-Бель, Сакрель Гарж-ле-Гонес, Сержи, Эрмон и Гуссанвилле. Пострадали по меньшей мере 77 полицейских, пятеро из них находятся в крайне тяжелом состоянии. По данным агентства AFP, за ночь было сожжено 63 автомобиля, подожжены пять зданий, в том числе библиотека и налоговый центр. Вновь досталось журналистам: их снова побили и опять отобрали камеру.

Как заявил представитель полиции Патрис Рибейро, правоохранительные органы столкнулись под Парижем с "настоящими городскими партизанами, вооруженными нарезным и гладкоствольным огнестрельным оружием". Он отметил, что нынешние беспорядки под Парижем носят более жестокий характер, чем бунт 2005 года.

Такого же мнения придерживается мэр пригорода Сакрель Франсуа Пюппони (Franсois Pupponi). По его словам, нынешняя ситуация еще хуже, чем в 2005 году. "Два года назад молодые жители пригородов в основном громили здания и машины. Теперь они движимы ненавистью и желанием убивать. 60 полицейских пострадали, у некоторых огнестрельные ранения, такого еще не было" - заявил он.

Утром в среду в Вилье-ле-Бель прибыли премьер-министр Франсуа Фийон и министр внутренних дел Мишель Альо-Мари. Побывав на месте ночных беспорядков, они затем посетили больницу, где находятся раненые полицейские. Фийон назвал все произошедшее "неприемлемым", а тех, кто стрелял в полицейских - "преступниками". Он заявил, что организаторами беспорядков являются криминальные группировки. Альо-Мари призвала жителей пригородов помочь властям и "изолировать преступников". Позднее она встретилась с представителями полицейских профсоюзов, которые крайне обеспокоены сложившейся ситуацией.

Со своей стороны, президент Франции Николя Саркози, который в среду 28 ноября возвращается в страну из Китая, заявил о намерении немедленно по прибытии навестить раненых полицейских. Кроме того, в этот же день он примет в Елисейском дворце родителей погибших подростков. Главная задача президента и правительства в данный момент - не только пресечь беспорядки, но и не допустить их распространения на пригороды других французских городов. Налицо весьма тревожные признаки: в городах Лонжюмо и Гриньи департамента Эссон в прошедшую ночь были сожжены пассажирский автобус и грузовик. Мелкие беспорядки произошли и в департаменте Ивлин.

Суть да дело

Между тем родители погибших подростков и их адвокаты обратились к властям с просьбой передать им материалы следствия. По словам адвоката мэтра Жана Пьера Миньара (Jean-Pierre Mignard), который еще в 2005 году, во время первого бунта предместий, представлял интересы семей подростков, погибших в трансформаторной будке, если родителей ознакомят с ходом расследования, это успокоит страсти. Впрочем, это совсем не очевидно.

Напомним, что сразу после инцидента в Вилье-ле-Бель прокуратурой Понтуаза было начато следствие по факту "непреднамеренного убийства и неоказания помощи людям, находящимся в опасности". В понедельник 26 ноября дело было передано в Генеральную инспекцию полиции Франции. Предварительное расследование, в ходе которого были заслушаны три очевидца происшествия, подтверждает версию полицейских и снимает с них ответственность за гибель подростков.

В частности, было установлено, что патрульная машина двигалась, не нарушая правил, со скоростью около 50 километров в час. Между тем подростки на мотоцикле ехали с превышением скорости и, проигнорировав на перекрестке помеху справа, врезались в левое переднее крыло полицейской машины с такой силой, что разворотили весь перед автомобиля. Со своей стороны, полицейские ничего не могли сделать, чтобы избежать столкновения.

Однако более важным представляется предположение о том, что полицейские сразу покинули место происшествия, не оказав подросткам никакой помощи. Именно на этом настаивают возмущенные молодые жители пригорода, полагая, что если бы пострадавшим была оказана первая помощь, они бы выжили. Даже прокурор Мари-Терез де Живри (Marie-Theres de Givry) признала, что это наиболее трудный аспект дела, который потребует дополнительных расследований. Однако в то же время она заявила, что со стороны полицейских не было допущено "никакой грубой ошибки".

"Я бы не сказала, что полицейские никак не помогли подросткам. Пострадавшим была оказана помощь. Пожарные [во Франции пожарные выполняют функции, аналогичные российскому МЧС - Lenta.ru] прибыли вовремя. Было сделано все, чтобы спасти подростков", - подчеркнула прокурор.

Ее слова отчасти подтверждают показания одного из свидетелей, проживающего недалеко от места ДТП. В интервью газете La Liberation он рассказал, что сразу после столкновения он вместе с кузиной, которая работает медсестрой, спустился из квартиры на улицу. На месте происшествия он увидел полицейского, который хромал и практически находился в состоянии шока. Двое других оказывали помощь одному из подростков, еще один полицейский говорил по телефону. Позднее из-за накалившейся обстановки на месте ДТП за полицейскими приехали коллеги и увезли их. Еще через двадцать минут прибыла реанимация.

Более того, по информации префектуры департамента Валь д'Уаз, прибывшие на подмогу коллегам полицейские попытались помочь подросткам, однако толпа разъяренных молодых людей, собравшихся к этому времени на перекрестке, отогнала их, и служители порядка вынуждены были ретироваться. Вероятно, по этой же причине место ДТП не было оцеплено, а специальная криминалистическая бригада, которая должна была собрать улики и восстановить точную картину происшедшего, прибыла спустя несколько часов. За это время многие предметы на месте ДТП, которые должны были оставаться нетронутыми, уже были перемещены.

Со своей стороны, многие жители пригородов утверждают, что полиция и криминалисты не спешили прибыть на место происшествия и они сами в итоге должны были дежурить на перекрестке и даже выставить ограждение. Кто в этом случае говорит правду, определить действительно трудно. Вероятно, что правы обе стороны. В чем можно быть уверенным, так это о том, что жители пригородов не доверяют никому, кроме своих "братьев" - ни властям, ни спасателям, ни врачам, ни уж тем более полицейским. Поэтому итоги расследования их, скорее всего, не удовлетворят. Они живут с синдромом "осажденной крепости", как бы в другом государстве, и любой конфликт воспринимают как объявление войны.

Которую, как оказалось, они готовы вести с оружием в руках.