Тот, кто обеспечивал жизнь

Умер генеральный конструктор НПП "Звезда" Гай Ильич Северин

7 февраля в возрасте 81 года умер генеральный директор и генеральный конструктор научно-производственного предприятия "Звезда", академик РАН, Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и двух Государственных премий, двукратный чемпион СССР по горным лыжам Гай Ильич Северин. Разработки, созданные под его руководством, спасли жизнь сотням людей.

Своя жизнь

Гай Северин родился 24 июля 1926 года под Ленинградом, в Чудово. Незадолго до войны Берия освободил из заключения его отца, бывшего до ареста главным агрономом всех совхозов, где работали заключенные, и предложил вернуться на прежнюю должность. Илья Северин отказался и уехал работать старшим агрономом в колхоз под Алма-Атой, увезя с собой семью.

В 1942 году в Алма-Ату эвакуировали Московский авиационный институт (МАИ). Туда и поступил Гай Северин, с пяти лет мечтавший строить самолеты. Будучи студентом, Северин активно занимался альпинизмом и горными лыжами, к которым его приучил старший брат (погиб на войне в 1943 году). Дважды выигрывал первенство Советского Союза.

Закончив МАИ в 1947 году (по другим данным - в 1949 году, но это сомнительно), Северин поступил в Летно-испытательный институт (ЛИИ). Летчиком, однако, стать так и не получилось, и в конце концов Северин, по его собственным словам, решил "лучше буду приличным инженером, чем плохим летчиком-испытателем".

Карьера в ЛИИ складывалась очень удачно: Северин защитил кандидатскую, стал начальником отдела, затем начальником лаборатории.

В 1952 году в Томилино был создан завод №918, впоследствии п/я 1052, п/я А-3927, НПП "Звезда", основной задачей которого стал выпуск средств спасения и систем жизнеобеспечения летчиков. Завод работал в тесном сотрудничестве с ЛИИ, в частности, с лабораторией Северина. В 1963 (по другим данным - в 1964) году министр авиационной промышленности Петр Дементьев назначил Северина главным конструктором завода.

Северин, впоследствии генеральный конструктор и генеральный директор, руководил "Звездой" до самой своей смерти. Работал с Королевым, Сухим, Туполевым, Микояном, Яковлевым и другими легендарными конструкторами. Стал доктором наук, профессором, действительным членом РАН и Международной академии астронавтики, Героем Социалистического Труда, лауреатом Ленинской и двух Государственных премий, кавалером нескольких орденов, в том числе ордена "За заслуги перед Отечеством" II степени (в 2007 году).

Северин участвовал в подготовке полета Гагарина, выхода Леонова в открытый космос, разработках многих аварийных систем спасения, опубликовал более 170 научных трудов. Выступал с лекциями за границей, активно сотрудничал с США и другими зарубежными партнерами, чтобы сохранить завод после развала Союза. До последних дней увлекался горными лыжами.

Жизнь других

15 июня 1999 года на 43-м Парижском авиакосмическом салоне самолет Су-30МК, управляемый пилотом Вячеславом Аверьяновым и штурманом Владимиром Шендриком, зацепил хвостом землю, после чего его крушение стало неизбежным. Экипаж успел направить машину в самую безопасную сторону, стремясь предотвратить жертвы среди окружающих, затем катапультировался. Никто из публики не пострадал, летчики встали на ноги еще до приезда скорой и были выписаны из госпиталя на следующий день. На самолете стояли катапультные кресла К-36ДМ, разработка Северина и его коллег.

Это один из самых известных триумфов "Звезды", но далеко не единственный. Предполагается, что созданные заводом системы защитного снаряжения, кислородного обеспечения, аварийного покидания самолета, дозаправки в воздухе, пожарной защиты, защиты топливных баков от взрывов спасли жизнь, а также сохранили здоровье и работоспособность сотням летчиков.

Разработки "Звезды" используются в российской и зарубежной авиации, на всех российских космических кораблях. Речь идет не только о спасательных системах и системах заправки, но и о скафандрах, используемых сейчас на МКС.

Сам Северин утверждал, что если бы на разбившемся в 1986 году шаттле "Челленджер" стояла аварийная система спасения для комплекса "Энергия-Буран", то все астронавты остались бы живы.

"Звезда" занималась и гражданскими разработками: дыхательными аппаратами для аварийно-спасательных служб, противошоковыми костюмами "Каштан", кислородными аппаратами для альпинистов, костюмами "Адели" для детей с церебральным параличом.

Северин жаловался, что власть не полностью использует возможности "Звезды" - то из-за безразличия, то ли из-за трудно объяснимого сознательного нежелания. По словам генерального конструктора, своевременное внедрение на флоте уже разработанных медикаментов от переохлаждения могло бы сохранить жизни моряков с атомной подлодки "Комсомолец". Используя противошоковые костюмы, помогающие тяжело раненному человеку прожить несколько часов до получения помощи, можно было бы спасти тысячи людей, погибших в автокатастрофах и военных конфликтах. Северин утверждал, что многие подобные его предложения - например, разработка специального глубоководного скафандра для спасения людей при катастрофах, подобных гибели "Курска", - либо получали прямой отказ, либо вязли где-то в инстанциях.

Северин иногда шел на риск - так, по его собственным словам, он настоял на полете, во время которого Алексей Леонов впервые вышел в открытый космос. Между тем, были проведены не все необходимые предварительные эксперименты, гарантировавшие безопасность полета, но власти торопили: предполагалось, что американцы вот-вот проведут выход в открытый космос и окажутся первыми. В итоге, однако, полет прошел успешно.

Северин утверждал, что конструктор должен "делать лучше, а не так, как все", а самое сложное - принятие решения, поскольку решение "и через 35 лет должно оставаться верным, чтобы ни один летчик, солдат или космонавт не сказал в твой адрес: «Какой же идиот такую конструкцию предложил?»"