Новости партнеров

Увидеть Париж и остаться

Ираклий Окруашвили получил политическое убежище во Франции

"Одиссея" Ираклия Окруашвили, который за полтора года прошел путь от министра до политзаключенного, похоже, подошла к концу. 22 апреля власти Франции, на территории которой бывший грузинский министр находился последние несколько месяцев, согласились предоставить ему политическое убежище.

Первыми об этом сообщили соратники Окруашвили по оппозиционной партии "Движение за единую Грузию". Затем информацию подтвердили и его адвокаты. По словам юриста Луи-Мари де Ру, Бюро по защите беженцев, куда опальный министр обратился в конце февраля, согласилось с тем, что в случае экстрадиции ему может угрожать преследование со стороны грузинских властей.

Впрочем, бывшему министру предстоит еще одно испытание. Парижский суд пока так и не решил, выдавать его Грузии или нет. На родине, напомним, Окруашвили был заочно приговорен к 11 годам тюрьмы по делу о коррупции, которое сам политэмигрант расценил как месть со стороны президента Михаила Саакашвили.

Комментируя решение французских властей, адвокат Окруашвили Эка Беселия заявила, что вопрос о его выдаче теперь фактически "снят с повестки дня". Ее коллега Кристина Мартино была более осторожна в прогнозах. По ее словам, процесс по делу о выдаче Окруашвили грузинским властям будет продолжен. Новый статус Окруашвили, как следует из ее заявления, еще не дает ему иммунитета от экстрадиции.

Заседание суда, на котором будет рассмотрен этот вопрос, намечено на начало июня. Разумеется, судьи примут во внимание то решение, которое вынесло Бюро по защите беженцев. И именно этот аргумент, возможно, окажется наиболее веским.

Ведь при рассмотрении дела об экстрадиции судьи не принимают решение о том, виновен человек или нет. В соответствии с Европейской конвенцией о выдаче 1957 года, они должны только установить, являются ли действия, которые ему инкриминирует страна, направившая запрос, преступлениями по местному законодательству.

Конвенция также гласит, что гражданин не может быть экстрадирован, если страна, где он находится, решит, что обвинения в его адрес имеют политическую подоплеку, а в случае его экстрадиции он может пострадать за свои политические убеждения. Как раз такое решение, как можно видеть, уже приняло Бюро по защите беженцев.

Власти Грузии победу опального министра пока не комментировали. Впрочем, едва ли она идет вразрез с их интересами. Если бы грузинские силовики действительно хотели отправить Окруашвили за решетку, то, очевидно, просто продержали бы его в камере, куда он попал в конце сентября 2007 года, до суда. И уж, конечно, не стали бы отпускать из тюрьмы под залог, не говоря о том, чтобы разрешить выезд за границу.

Сам Окруашвили считает, что силовые структуры следовали определенному плану по его дискредитации. Если из бизнесмена Бадри Патаркацишвили, как пояснил бывший министр, власти хотели сделать "заговорщика" и "врага народа" (ему инкриминировали подготовку переворота), то для Окруашвили, по его мнению, был предназначен образ "коррумпированного чиновника".

Таким образом, на родине бывшего министра обвиняли не в заговоре (хотя подобные обвинения осенью 2007 года достались многим оппозиционерам), а в экономических преступлениях. Но затем, через две недели предварительного заключения, его выпустили под рекордный залог в десять миллионов лари (шесть миллионов долларов). Всю сумму, по словам Окруашвили, выплатил по указанию властей некий предприниматель, который, после того как бывший министр был выдворен из страны, получил ее обратно.

Наконец, в конце октября, как раз перед началом массовых митингов в Тбилиси, бывшего министра при странных обстоятельствах вывезли в Германию. "Им [властям] стало понятно, что спокойно сидеть я не буду, - рассказывал Окруашвили в недавнем интервью еженедельнику "Коммерсант. Власть". - Мне выписали загранпаспорт, вывезли из дома и посадили в самолет".

В этом плане, если действительно таков был план грузинского руководства, не хватало только обвинительного приговора "коррупционеру". Этот пробел был заполнен в конце марта: суд Тбилиси заочно признал Окруашвили виновным и заочно приговорил его к 11 годам тюрьмы. Наличие обвиняемого оказалось вроде как и не обязательным.

Правда, если опальному министру и удалось избежать роли политзаключенного, то и в роли "борца с режимом" он не слишком преуспел. Его громкие обвинения в адрес Михаила Саакашвили, по сути, повисли в воздухе. Доказательств, которых ожидали от человека, долгое время работавшего в силовых структурах, он так и не предъявил.

Впрочем, грузинской оппозиции он все же принес пользу. Осенью 2007 года выступления Окруашвили стали стимулом для того, чтобы оппозиционеры объединились и начали совместные акции протеста. А нынешнее решение французских властей, принятое за несколько недель до парламентских выборов в Грузии, подтвердило тезисы противников власти, которые обвиняют Саакашвили в отступлении от принципов демократии.

Сам Окруашвили в выборах участвовать не сможет. Законодательство Грузии не позволяет осужденным баллотироваться в депутаты. Его партии это ограничение не помешало: она идет в парламент в составе Объединенной оппозиции. Соратница Окруашвили Эка Беселия была включена в первую десятку избирательного списка.

А бывшему министру в ближайшее время придется ограничиться заочной борьбой с грузинскими властями. Впрочем, его это не смущает. В одном из недавних интервью Окруашвили заявил, что его будущее выглядит более радужным, чем то, которое ожидает его противников в грузинском руководстве.

А они действительно переживают не лучшие времена: вероятность того, что Саакашвили удастся реализовать курс на вступление в НАТО и возвращение Абхазии и Южной Осетии, тает с каждым днем. А по результатам выборов правящая партия вполне может потерять большинство в парламенте. Рано или поздно Саакашвили, возможно, придется за это отвечать. Своему оппоненту, который теперь выступает с разоблачениями из далекого Парижа, президент при таком сценарии сможет только позавидовать.