Новости партнеров

Общественный демарш

Рабочая группа Общественной палаты отвергла поправки к закону о СМИ

Общественная палата России во вторник, 13 мая, совершила гражданский поступок и выполнила свой общественный долг. Точнее, это сделала ее рабочая группа, которая проводила экспертизу предложенного депутатом от "Единой России" Робертом Шлегелем законопроекта об изменении закона РФ "О средствах массовой информации". Поправки депутата позволяли закрывать СМИ за публикацию клеветнических материалов. После детального изучения предложений Шлегеля члены рабочей группы пришли к выводу, что принимать такие поправки нельзя.

Единственный голос в поддержку инициативы единоросса Роберта Шлегеля, диссонировавший в общем рокоте негодования членов рабочей группы, принадлежал комиссару движения "Наши" Ирине Плещеевой. Но ею, видимо, руководило столь естественное для комиссара чувство товарищества, ведь Роберт Шлегель до начала его думской карьеры был пресс-секретарем в том же движении "Наши".

Зато остальные представители палаты и члены рабочей группы были едины в своих оценках рассмотренного ими законопроекта. В официальной резолюции группы, которую представил ее глава - главный редактор газеты "Московский комсомолец" Павел Гусев, говорится, что этот законопроект "представляет собой попытку неоправданного ограничения конституционного права граждан на свободу массовой информации и свободу выражения мнений". Если верить "Интерфаксу", прямо так и написали. Ни больше ни меньше. В этом смелом документе также отмечается, что "предлагаемый законопроект не выдерживает проверки на его соответствие Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод".

"Анализируемый законопроект нарушает принципы разграничения предметов регулирования уголовного законодательства и законодательства о СМИ, противоречит презумпции невиновности, создает опасность внесудебного ущемления свободы массовой информации", - говорится в резолюции группы, в которой отдельно подчеркивается, что и нужды особой в изменении закона нет и не было, ведь статьи за клевету и оскорбление личности уже есть в Уголовном кодексе РФ.

Как говаривал булгаковский Иешуа, правду говорить легко и приятно, поэтому, исполнив гражданский долг, члены рабочей группы не без удовольствия прокомментировали свой демарш против члена правящей партии. "В случае необходимости государство может набросить удавку на любое издание, телеканал или радиостанцию. После принятия новой поправки суды будут полностью избавлены от скрупулезного исследования доказательств, представленных в рамках многочисленных споров с журналистами о защите чести, достоинства и деловой репутации, а все полномочия по принятию решения будут переданы государству в лице контрольного ведомства "Россвязьохранкультуры". По сути устанавливается внесудебный порядок лишения любого СМИ права на распространение информации", - пояснил свою позицию адвокат Павел Астахов.

С ним согласился и секретарь Союза журналистов России (СЖР) Михаил Федотов. По его мнению, при рассмотрении в судах дел по распространению ложных сведений особую сложность представляет доказательство злого умысла, и в таких делах надзорный орган будет опираться "лишь на собственное усмотрение, что неминуемо приведет к многочисленным нарушениям прав и законных интересов граждан и организаций". "На мой взгляд, прямым следствием этой поправки является еще один этап понижения авторитета журналистской профессии", - сказал другой член рабочей группы Общественной палаты Николай Сванидзе. "По духу, по общественным последствиям принятие этих поправок не просто неправильно - это вредно", - добавил он.

Помимо них в отважную рабочую группу вошли: глава ИД "Семь дней" Дмитрий Бирюков, директор Московского бюро по правам человека Александр Брод, вице-президент "МедиаСоюза" Елена Зелинская, главный редактор газеты "Аргументы и факты" Николай Зятьков, главный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин и другие. Ирине Плещеевой оставалось только со стороны наблюдать за парадом общественников и удивляться тому, как святое чувство товарищества могло поставить ее в такое положение.

Вызвавшие негодование поправки к "закону о СМИ", предложенные молодым депутатом-единороссом Робертом Шлегелем (это его дебют в законотворческой деятельности), представляют собой расширение действующего закона о средствах массовой информации в той его части, которая касается материалов, запрещенных к распространению в СМИ. В настоящее время нельзя предавать гласности посредством печати и в эфире сообщения, содержащие публичные призывы к осуществлению террористической деятельности или публично оправдывающие терроризм, другие экстремистские материалы, а также материалы, пропагандирующие порнографию, культ насилия и жестокости. Нельзя также использовать СМИ для совершения уголовно наказуемых деяний, разглашения сведений, составляющих государственную или иную специально охраняемую законом тайну. Роберт Шлегель предложил дополнить этот перечень еще одним запретом - на распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию.

Сам автор законопроекта, еще когда представлял эту инициативу, признавал, что в УК РФ уже существуют статьи за распространение ложных сведений и оскорбление чести и достоинства. Однако, по его словам, судебная практика показала, что при рассмотрении дел соответствующего характера судами не учитывается возможность вынесения предупреждений и, как следствие, закрытия СМИ за неоднократное, в течение 12 месяцев, распространение заведомо ложных сведений. Поэтому молодой человек и решил, что будет не лишним внести эту норму еще раз, а заодно и вывести решение о закрытии СМИ за клевету во внесудебном порядке, передав право решать, имело место намеренное распространения ложной информации или нет, "Россвязьохранкультуры", которую учить раздавать предупреждения не надо.

"Поправка призвана обратить особое внимание на ответственность, которую несут за публикуемые материалы редакция и собственник СМИ, а не только отдельно взятый журналист, как это часто бывает сегодня", - заявил Роберт Шлегель.

Павел Гусев заявил, что выводы возглавляемой им рабочей группы будут в среду представлены на утверждение всей Общественной палате, а затем переданы в Государственную Думу. Правда, депутаты уже высказали свое отношение к данному законопроекту 25 апреля, когда приняли его в первом чтении почти единогласно. На том заседании против предлагаемых поправок проголосовал лишь один человек - Борис Резник, но тогда его гражданский поступок остался незамеченным.