Иногда лучше молчать

Многообещающий судебный процесс над Владимиром Соловьевым внезапно оборвался

Многообещающий судебный процесс над телерадиоведущим Владимиром Соловьевым внезапно оборвался в самом разгаре. В четверг, 22 мая, кандидат юридических наук Шота Горгадзе, представляющий интересы журналиста, был поставлен в известность, что иск, который против его подзащитного выдвинул референт управления президента по кадровым вопросам и госнаградам Валерий Боев, отозван из Дорогомиловского суда Москвы.

Узнав об этом, адвокат тут же связался с судом и выяснил, что заявление об отзыве иска от имени Валерия Боева там действительно зарегистрировано. Однако сам текст Горгадзе не видел, и ему не известно, какие основания для прекращения дела представил в нем истец. Корреспонденты газеты "Коммерсант" связались с представителями интересов Боева, чтобы узнать, в чем дело, но получили такой ответ: "Отзыв иска - безусловное право истца. Он сам и только сам принимает такое решение. И сообщать что-либо вместо доверителя мы не имеем права". Пока сторона защиты может только гадать, что стало причиной отзыва иска. В коротком интервью "Ленте.Ру" Горгадзе предположил: "Во-первых, Боев не захотел, чтобы в зале суда были заслушаны те свидетели, которые были нами приглашены. Во-вторых, я думаю, что он понял необоснованность своих исковых претензий к Владимиру Соловьеву".

По всей видимости, мотивировка прекращения этого дела станет известна только 26 мая, именно на этот день назначены очередные слушания по "делу Соловьева", начавшегося чуть больше месяца назад. 17 апреля появилось сообщение, что Владимира Соловьева вызвали в суд повесткой. На следующий день достоянием гласности стала и сама суть дела: сотрудник администрации президента России Валерий Иванович Боев счел порочащими его честь и достоинство высказывания Соловьева в эфире радиостанции "Серебряный дождь". Референта оскорбили фразы: "Тот самый Боев, который командует Высшим арбитражным судом", "Нет независимых судов в России. Есть суды, зависимые от Боева", "Это называется российское правосудие, которым управляет... Боев". Вместе с Соловьевым ответчиками по иску значились сама радиостанция и Табриз Шахиди, который в исковом требовании был назван продюсером "Серебряного дождя", но, как отмечает Горгадзе, он является учредителем продюсерской компании "Империя Музыки" и не имеет никакого отношения к радиостанции. При этом в суд были представлены не записи радиоэфира программы "Соловьиные трели", а текст, размещенный под фамилией Соловьева на сайте "Treli.ru". Сотрудник президентской администрации требовал опровержения и компенсации нанесенного ему морального вреда в размере четырех миллионов рублей. Видимо, слова журналиста его действительно задели за живое.

Перед началом суда Соловьев заявил, что имеет дело с "властью, которая не может терпеть, когда ее критикуют не абстрактно, а конкретно". "Я стану судиться с человеком, который занимается подбором судебных кадров в стране. Можно судить о том, насколько беспристрастным будет обсуждение этого дела. Я думаю, меня расстреляют прямо в зале суда", - сказал он "Коммерсанту", добавив, что уже самим фактом иска войдет в историю. "Не так много журналистов, на которых подают в суд сотрудники администрации", - пояснил он историческую значимость момента.

Не блистал оптимизмом перед процессом и его адвокат. Горгадзе, хоть и сделал ритуальное заявление, что не сомневается в победе своего подзащитного, все же признался: "При всем прочем, я отдаю себе отчет в том, кто вышел в суд против нас. Да даже если бы и не отдавал себе отчета, нам это недвусмысленно напомнили в самом исковом заявлении, указав, что истец с 2005 года занимает должность референта управления Президента РФ по кадровым вопросам и государственным наградам". Это управление обеспечивает деятельность комиссии при президенте по предварительному рассмотрению кандидатур на должности судей федеральных судов РФ. То есть, как отметил адвокат, дело будет слушаться судьей, чья кандидатура была утверждена в свое время этой комиссией, а в качестве истца выступает сотрудник управления, как раз и курирующего деятельность этой комиссии.

Тем не менее, после того как суд выслушал первого же представленного защитой свидетеля, дело приняло совсем другой оборот. 13 мая вместо того, чтобы уныло доказывать, что голос Соловьева принадлежит человеку, похожему на Соловьева, и что написать в интернете может всякий что угодно и за чьей угодно подписью, Горгадзе вызвал в суд первого заместителя председателя Высшего арбитражного суда Елену Валявину. А она рассказала притихшему залу, как осенью 2005 года Боев обращался к ней с просьбой отменить вынесенные ею определения по делу об акциях ОАО "Тольяттиазот".

"Я приняла дело к производству… и вынесла определение об истребовании дела. И практически сразу после этого мне позвонил Боев Валерий Иванович и пришел на прием. Я, естественно, думала, что это связано с кадровыми вопросами. Но он говорил о государственных интересах: о том, что я, видимо, не однозначно правильно их понимаю. Когда речь зашла о конкретном деле, я ему напомнила, что я судья по этому делу и что он не вправе давать мне какие-либо указания. Но он просил меня отменить мои определения по данному делу… Он (Боев) сказал: "Елена Юрьевна, вам же еще переназначаться нужно!" Заместители председателя назначаются на шесть лет и вправе работать два срока подряд по шесть лет. Мне было сказано прямо, что если я буду назначаться на следующий срок, то у меня возникнут проблемы. Тогда я ему сказала, что могу работать просто рядовым судьей",1 - сказала Валявина на суде. Стоит отметить, что в 2005 году Высший арбитражный суд отменил решение о продаже государственного пакета акций компании. Елена Валявина показала также, что уже после передачи Соловьева ей стало известно, что Боев обращался к другому судье с подобной просьбой.

Столь смелые и необычные для российской судебной практики в последнее время показания, разумеется, не могли не вызвать широкого общественного резонанса и действительно дали Соловьеву шанс войти в историю.

Чтобы закрепить успех, защита журналиста пообещала к следующему заседанию 26 мая приготовить еще много интересного: Горгадзе вызвал свидетелями председателя арбитражного суда Московской области Евгения Ильина, председателя Нижегородского областного суда Бориса Каневского и председателя 10 арбитражного апелляционного суда Артура Абсалямова. Адвокат утверждает, что они должны были дать показания, схожие с показаниями Валявиной. Однако теперь вместо них мы услышим официальную версию отзыва иска против Соловьева, что, конечно, тоже интересно, но все же не настолько.

О том, что свидетели "не обнародуют факты, значимые для общественности", пожалел и сам Владимир Соловьев. Тем не менее, он не мог не порадоваться тому, что больше не является ответчиком по делу на четыре миллиона. Решение об отзыве иска он назвал "цивилизованным шагом". "Власть и журналисты должны находиться в диалоге", - сказал Соловьев, что в свете этого короткого, но яркого процесса прозвучало почти как угроза. Со своей стороны журналист пообещал следить за дальнейшим развитием событий вокруг "обнародованных на суде фактов". А следственным органам он посоветовал повнимательнее присмотреться к самому Валерию Ивановичу Боеву.

А ведь все могло сложиться совсем иначе. Если бы накануне отзыва иска президент России Дмитрий Медведев, то есть тот самый человек, в администрации которого и работает оскорбленный референт, не провел бы совещание, посвященное реформе судебной системы, на котором поставил задачу: "Основная цель — добиться независимости суда на деле". Для реализации этой непростой задачи была создана рабочая группа, во главе которой встала новый помощник президента Лариса Брычева. После такого заседания продолжать процесс, на котором судьи рассказывают о давлении со стороны Кремля, не было уже никакой возможности.

1 Текст показаний Елены Валявиной приводятся по публикации на сайте "Treli.ru": «Тот самый Боев» или о чем рассказала первый заместитель Председателя Высшего арбитражного суда РФ

Интернет и СМИ00:0022 ноября

Фильтруй базар

Тюрьма за порно и запрет мемов. Выживать в интернете стало сложнее