Грани реалити

Этично ли делать судебную экспертизу темой реалити-шоу?

Руководители американской телекомпании GRB Entertainment вовсю работают над проектом нового реалити-шоу о судебных экспертизах и работе правозащитников. Подразумевается, что создателями программы руководят самые благие намерения: помочь невинно осужденным выйти из тюрьмы. Но адвокаты сразу поставили этичность проекта под сомнение.

Группа некоммерческих организаций Innocence Project занимается помощью осужденным, которые не признают своей вины. Если невиновность человека можно доказать при помощи ДНК-экспертизы, опроса свидетелей или иных дополнительных следственных действий, но приговор уже вынесен, Innocence Project проводит необходимые экспертизы за свой счет. Правда, организация ограничена в средствах: ее деятельность зависит от частных пожертвований и работы волонтеров.

За время существования Innocence Project, основанной в 1992 году, свободу получили несколько сотен невинно осужденных. Чаще всего речь идет об обвинениях в изнасиловании, которые довольно легко опровергаются ДНК-тестом, но нередко удается помочь и ошибочно признанным виновными в убийстве. Некоторые из тех, кто обращался к этой организации за помощью, сумели избежать смертной казни или пожизненного заключения за преступление, которого не совершали. Многие из них успели провести в тюрьме десять-пятнадцать лет.

Вице-президент GRB Entartainment Майкл Брэнтон (Michael Branton) не скрывает заинтересованности в совместной работе с Innocence Project: "Здесь ставкой часто является жизнь участника программы. Не думаю, что нечто подобное уже есть на ТВ". Кроме того, программы, представляющие собой сплав криминальных хроник и детективного расследования, пользуются популярностью во всех странах, а если представить это в формате реалити-шоу, где зрители смогут сопереживать участникам на протяжении нескольких серий, высокий рейтинг обеспечен.

Да и Innocence Project, безусловно, нуждается в средствах, которые GRB Entertainment готова вложить в реализацию проекта. Но сразу же возникают препятствия этического характера. Навряд ли все невинно осужденные горят желанием рассказать свою историю с телеэкранов и вернуться домой под прицелом телекамер. Но если им, к примеру, скажут, что это их единственная возможность получить помощь от Innocence Project вне очереди, многие будут вынуждены согласиться на участие в шоу.

Здесь уже возникает расхождение с традиционными реалити-шоу, участники которых хотят стать звездами, получить дом в загородном поселке, бесплатные услуги пластических хирургов или несколько миллионов долларов наличными. Героям нового шоу придется в телевизионном эфире отстаивать свое право на свободу и жизнь. При этом нарушаются другие их права. Скажем, обвиняемый имеет право на конфиденциальное общение с адвокатом. Более того, согласно правилам некоторых профессиональных ассоциаций правозащитников, адвокат не должен разглашать в СМИ подробности дела, по которому еще не вынесен приговор или вынесен, но подлежит пересмотру.

К тому же, кто сможет гарантировать равенство потенциальных участников шоу? Продюсеры могут отдать предпочтение тем, чьи истории выглядят интереснее для телезрителей, то есть богаты кровавыми или "желтыми" подробностями.

Другой сомнительный момент касается судей и прокуроров. Во-первых, их участие в развлекательной программе может подорвать авторитет судов. Во-вторых, оно может оказаться просто-напросто небезопасным – экспертиза может указать на настоящего преступника, а представителей закона увидит миллионная аудитория. Тем не менее, юристы уверяют, что ничего невозможного в проекте такого шоу нет. Просто если создатели хотят довести эту идею до ума, им предстоит очень много над ней работать. И тогда программа сможет выполнить первоначальное предназначение: оправдать невиновных и закрепить в сердцах американцев веру в торжество правосудия.

В конце концов, не следует считать, что формат реалити-шоу ограничивается российскими версиями зарубежных проектов, продюсеры которых стараются поместить в эфир побольше полуобнаженных тел, придумать максимально провокационные конкурсы для участников и придать происходящему налет "светскости". Во Франции и Великобритании успехом пользовались шоу с участием священников, которые должны были привлечь молодежь в церковь, а также всевозможные программы с политкорректным подтекстом. Например, реалити-шоу, участникам которого нужно было прожить три недели по законам шариата, должно было избавить британцев от стереотипов в отношении мусульман.

А самая скандальная история с голландским реалити-шоу "Большой донор" оказалась просто розыгрышем социальных работников, желавших привлечь внимание к проблеме донорства. Обсуждение этичности борьбы претендентов за донорскую почку прямо в телевизионном эфире заставило многих европейцев задуматься о нехватке донорских органов. Так что обрушиваться с критикой на идею GRB Entertainment пока не стоит: это шоу может стать как "желтым", так и социально значимым проектом - все зависит от реализации задумки.