Новости партнеров

Искусствоведение строгого режима

Двух московских антикваров, продававших поддельные картины, отправили за решетку

В Москве вынесен приговор по делу супругов Преображенских – антикваров, которых обвиняли в торговле поддельными картинами. После трех лет следствия и судебных разбирательств их вина была доказана. В результате искусствовед Татьяна Преображенская получила девять лет лишения свободы, а ее муж, преподаватель Общевойсковой академии, – восемь с половиной лет.

Плодотворное сотрудничество

Начало истории, в результате которой семья антикваров оказалась за решеткой, относится к 2004 году, когда петербуржцы Преображенские перебрались в Москву и открыли в Гостином дворе свою галерею под названием "Русская коллекция". Вскоре после этого Татьяна Преображенская познакомилась с автодилером Валерием Узжиным, состоятельным человеком и любителем искусства. Тот рассказал, что хочет собрать коллекцию картин русских художников-пейзажистов. Тогда Преображенская взяла неопытного коллекционера под свое крыло, пообещав, что сама будет подбирать для него полотна.

Бизнесмен доверился женщине как опытному галеристу и искусствоведу и стал покупать картины только в "Русской коллекции". Тем более, как рассказали суду многочисленные свидетели, связанные с этим бизнесом, Преображенская никого не подпускала к своему клиенту, прибегая в том числе и к угрозам в адрес коллег (за что, по данным газеты "Время новостей", даже была исключена из ассоциации арт-дилеров).

Сотрудничество Преображенских и Узжина было не слишком продолжительным, но очень плодотворным: за год бизнесмен купил 35 картин, в том числе кисти Александра Киселева, Ивана Шишкина и других известных художников. Бизнесмен заплатил за полотна в общей сложности 8 миллионов долларов.

Закончилась идиллия в тот день, когда один из знакомых Узжина, ознакомившись с его коллекцией, удивленно заметил, что у бизнесмена больше картин Киселева, чем в Третьяковской галерее. Узжин встревожился и начал собственное расследование, в ходе которого пришел к выводу, что 15 из купленных в "Русской коллекции" картин являются фальшивыми. Впоследствии, впрочем, было установлено, что поддельными являются лишь пять полотен – четыре кисти Киселева и одна Владимира Орловского.

Изготовлялись подделки следующим образом: покупались недорогие картины малоизвестных европейских художников, работавших в схожей с русскими пейзажистами манере, затем в полотно вносились изменения и ставилась подпись нужного живописца. Таким образом, стоимость картины вырастала с 5-6 тысяч долларов до 120-150 тысяч.

Ошибки экспертов и их последствия

Картины, проданные Валерию Узжину через галерею Татьяны Преображенской, сопровождались заключениями научно-реставрационного центра имени Грабаря (ВХНРЦ). То, что полотна оказались поддельными, серьезно скомпрометировало новейшую историю российской художественной экспертизы. И это был уже не первый эпизод. Так, в 2004 году громкий скандал разразился на аукционе Sotheby's, когда за полчаса до начала торгов с них была снята картина "Пейзаж с ручьем" Ивана Шишкина. Оказалось, что это – тщательно подретушированная работа второстепенного голландского художника XIX века Маринуса Адриана Куккука. Годом ранее ее купили неизвестные на шведском аукционе Bukowskis за необычно высокую для этого пейзажиста цену. Фальсификаторы удалили с холста несколько фигур, добавили подпись Шишкина и в таком виде доставили на экспертизу в Третьяковку. Полотно признали подлинным.

В конце 2005 года, когда история с поддельными работами Киселева и Орловского, проданными галереей Преображенской, уже получила огласку, завершилось еще одно удивительное приключение фальсифицированной картины. Тогда в Москве нашли пропавшее из Таганрогского художественного музея полотно академиста Генрика Семирадского "Утром на рынок". Выяснилось, что мошенники изменили более десятка деталей на холсте, чтобы картина явственно отличалась от каталожной репродукции, профессионально состарили ее и продали столичному любителю искусства за 160 тысяч долларов. Эксперты, изучавшие фальшивку, отметили, что обычные методы изучения – исследование в ультрафиолетовых и рентгеновских лучах – не давали однозначных результатов. Достоверное заключение о подделке можно было дать только по результатам сложного химического анализа.

К таким же выводам пришел Владимир Петров, виднейший специалист по русской живописи XIX века. Он публично признал, что сам выдал десятки ошибочных экспертных заключений: общепринятые аналитические методы оказались бессильны перед высококачественными подделками.

Истории с фальшивками дискредитировали российский антикварный рынок настолько, что осенью 2006 года экспертам государственных музеев запретили давать заключения о подлинности произведений искусства из частных коллекций. Следующим шагом стала публикация московской галереей "Триумф" при поддержке Россвязьохранкультуры "Каталога подделок произведений живописи", в котором сопоставлены выявленные фальшивки и оригиналы. После выхода третьего тома каталога, точнее, в преддверии четвертого, в котором, по сведениям "Коммерсанта", будут воспроизведены ошибочные экспертные заключения, в Третьяковской галерее началось внутреннее расследование, и на время прекратилась «внешняя» работа отдела экспертизы. Движение в сторону реабилитации антикварного рынка тоже происходит, только куда более вяло. Еще осенью 2006 года появилась негосударственная Национальная организация экспертов в области искусства" (НОЭКСИ). С зимы 2008-го Россвязьохранкультуры занимается аттестацией специалистов по культурным ценностям. Тем временем разработанный этим ведомством проект правил антикварной торговли давно находится на рассмотрении Министерства экономического развития, но, похоже, пока дело не движется с места.

"Дело антикваров"

Поняв, что его обманывают, Узжин потребовал у Татьяны Преображенской вернуть ему деньги. Однако, как пишет газета "Коммерсант", женщина отказала ему и перестала с ним общаться. Более того, она не отдала бизнесмену рисунок Константина Маковского "Обнаженная с тамбурином", за который тот уже заплатил. Позднее этот факт станет одним из эпизодов обвинения – Преображенских признают виновными также в краже предмета искусства. Третьим пунктом обвинения станет неуплата налогов: продавая Узжину картины, Татьяна Преображенская не заключала с ним договоров, в результате чего утаила 4,7 миллиона рублей налоговых отчислений.

Не сумев договориться с антикварами, Узжин написал заявление в милицию. В октябре 2005 года супругов арестовали. Правда, Игоря Преображенского впоследствии отпустили под подписку о невыезде: следствие пришло к выводу, что он находится под влиянием супруги и сам помешать следствию не сможет. Мужчину отправили в СИЗО лишь незадолго до оглашения приговора.

Суд над Преображенскими начался в январе 2008 года. Обвиняемые свою вину не признали. Более, того Татьяна Преображенская обвинила Валерия Узжина в попытке рейдерского захвата ее галереи, а также в мошенничестве. По утверждению женщины, бизнесмен продал ей помещение на Остоженке, у которого оказались в итоге совсем другие владельцы. Суд, однако, доводам искусствоведа не внял.

В результате 6 августа Татьяна Преображенская была приговорена к девяти годам колонии общего режима, а ее муж – к восьми с половиной годам колонии строгого режима. Суд не сделал скидок на то, что Игорь Преображенский числился в возглавляемой женой галерее менеджером по персоналу, а на деле и вовсе являлся ее водителем.

Неупомянутые персонажи

Следует отметить, что супруги Преображенские не в одиночку провернули аферу с превращением европейских художников в русских. Они, по большому счету, лишь перепродавали фальшивки, правда, очень хорошо на этом зарабатывая. Согласно приговору, подделывали картины неустановленные лица в неустановленном месте.

Единственным возможным участником дела, чье имя попало в прессу, является арт-дилер Дмитрий Кутейников. Он якобы покупал в Дании картины, из которых потом делали Киселева. По данным газеты "Время новостей", Кутейников даже признался Узжину, что продавал Преображенским фальшивые полотна, попавшие затем к бизнесмену, и согласился вернуть пострадавшему небольшую часть денег.

В то же время, Татьяна Преображенская, выступая в суде с последним словом, заявила, что вообще не знакома с Кутейниковым. По словам женщины, она не знала, что продаваемые ею картины фальшивые, поскольку, будучи искусствоведом и не имея квалификации для определения подлинности картин, доверилась заключениям экспертов.

Как бы то ни было, среди подсудимых Кутейникова не оказалось. Правда, он, по некоторым данным, объявлен в розыск.

Текущее положение дел

Осужденные антиквары категорически не согласились с вынесенным им приговором и намерены его обжаловать. Между тем, имущество Преображенских, в том числе почти сотня картин и гравюр из галереи "Русская коллекция", пойдет на возмещение ущерба Узжину: суд постановил взыскать в его пользу 21,6 миллиона рублей. Что касается картин, признанных фальшивыми, то они, согласно решению суда, должны быть уничтожены, поскольку потерпевший не выразил желания их забрать.