Новости партнеров

Кокойты в тумане

Президент Южной Осетии запутался в отношениях с Россией

11 сентября президент Южной Осетии Эдуард Кокойты попытался объяснить российской общественности, что его республика будет делать со своей независимостью. Те, кто попытался его понять, оказались в затруднительном положении, поскольку в течение нескольких часов он сделал два взаимоисключающих заявления. Сначала пообещал отказаться от независимости и непременно ввести Южную Осетию в состав РФ, затем сказал, что присоединяться к России республика не собирается: независимость, мол, дороже. Правда, противоречие в его словах можно усмотреть лишь в том случае, если предположить, что Кокойты действительно является независимым президентом независимого государства. А не управляющим де-факто российского региона, на которого Москва имеет больше влияния, чем на некоторых российских губернаторов. И позиция которого, соответственно, может меняться в любое время (например, после звонка от московского "начальства"), в соответствии с тем, чего в данный момент хочет Кремль.

Вот что сказал Кокойты, выступая на заседании дискуссионного клуба в Сочи: "Мы войдем в состав РФ, и не собираемся делать независимую Осетию". Правда, он все же сделал оговорку, что объединение Южной Осетии с Северной (именно необходимостью объединения осетин традиционно обосновываются проекты по присоединению (бывшей) грузинской республики к России) является "больше гуманитарной, чем политической проблемой". Однако добавил, что лично был бы очень рад, если бы его страна оказалась в составе РФ.

Однако вскоре после этого, уже выйдя с заседания, независимый президент независимой Южной Осетии вдруг заявил, что его не так поняли. "Мы не собираемся отказываться от своей независимости, Южная Осетия не собирается входить в состав России", - сказал он. Конечно, полностью идею объединения он не отверг. "Да, многие в Южной Осетии говорят об объединении с Северной Осетией в составе России, и никто не может запретить высказывать подобные мысли", - признал Кокойты. Пытаясь как-то сгладить свои предыдущие высказывания, он предположил, что его республика могла бы, например, войти в союз РФ и Белоруссии и таким образом оказаться с Россией "в одном союзном пространстве". Вроде бы и вместе, и самостоятельность как бы тоже сохранили.

Все это весьма занимательно, если, опять же, допустить, что Южная Осетия действительно независимое государство ("независимое, самостоятельное, суверенное государство", как говорилось в заявлении российского парламента, которое было принято за день до официального признания республики со стороны РФ). Можно ли считать самостоятельным государство, в котором более 90 процентов граждан (включая президента) имеют российские паспорта? Которое финансируется из российского бюджета? В котором в качестве валюты используется российский рубль? Которое охраняют российские войска?

После того как российские войска защитили непризнанную республику от грузинского вторжения, России и Южной Осетии, казалось бы, самое время было бы официально оформить свои отношения. Россия фактически отбила этот регион у Грузии и взяла его под собственный военный контроль. Разумеется, как победитель в войне, она могла бы даровать Южной Осетии независимость. Вот только защитить ее (независимость) собственными силами, как выяснилось, республика не может: представители ее руководства сами признавали, что если бы не подоспели российские войска, то южноосетинская армия не продержалась бы против грузинских подразделений и нескольких дней.

Учитывая, что в Москве все последние действия РФ в регионе объясняли необходимостью "обеспечить безопасность российских граждан" (то есть жителей Южной Осетии, имеющих гражданство РФ), тем больше было оснований присоединить регион к РФ, чтобы действительно гарантировать его жителям защиту. А не держать их в подвешенном состоянии, как это было на протяжении предыдущих 15 лет.

Впрочем, в Москве идею объединения Осетий как и раньше, так и теперь предпочитали особо не развивать. Запад и так обвиняет Россию в "аннексии грузинских территорий" (именно так ряде стран ЕС расценили вторжение российских войск в Грузию и последовавшее за этим признание Южной Осетии и Абхазии). До мнения Запада, разумеется, Кремлю дела нет. Об этом представители российского руководства в последнее время говорили очень много.

Но в данном случае очевидный процесс присоединения Южной Осетии к России в Москве почему-то решили притормозить. Может быть, решили сохранить лицо, выставить себя альтруистами, которым совсем не нужны чужие территории. Или сохранить рычаг давления на Грузию, которым до недавнего времени были (и до сих пор остаются) Абхазия и Южная Осетия. В Тбилиси, напомним, до сих пор отказываются смириться с потерей мятежных республик. Даже оппозиция, которая критикует президента Михаила Саакашвили за бездарную военную операцию (если бы она оказалась успешной, критики, возможно, было бы куда меньше) не готова отказаться от этих территорий. А это значит, что Грузия по-прежнему будет тратить деньги, время и другие ресурсы на безуспешные попытки вернуть их (территории) тем или иным способом (и тем самым тормозить собственное развитие, интеграцию в ЕС и НАТО). Но вот если Южная Осетия и Абхазия станут частью РФ, то признать их потерю Грузии волей-неволей придется. Латвия, например, тоже долго ругалась с Россией из-за своей бывшей территории Абрене (ныне Пыталовский район Псковской области). Однако в конце концов признала, что шансы вернуть ее примерно такие же, как возможность получить Гамбию и Тобаго, и согласилась с существующими границами.

Очевидно, что подвешенное состояние - "полунезависимость-полуприсоединение" - из которого Россия так и не пожелала вывести Южную Осетию и Абхазию, не слишком хорошо будет обеспечивать их безопасность. Скептики уже говорят, что регионам грозит "палестинизация". Впрочем, предыдущие полтора десятилетия подобное положение дел Москву вполне устраивало.

А что же Кокойты? Может, он действительно оговорился, выступив за объединение Осетий? Да нет, раньше от него такие заявления можно было услышать достаточно часто, что неудивительно: идея популярна как на Юге, так и на Севере. Вот, например, на пресс-конференции в конце июля он, как сообщает официальный южноосетинский сайт, "заверил журналистов, что республика будет в составе Российской Федерации". Ранее, в мае, он заявил, что "Север и Юг Осетии всегда стремились к объединению, и никогда не делали из этого секрета". "Южная Осетия безоговорочно поддерживает объединение Юга и Севера Осетии, потому что это является восстановлением исторической справедливости и реализацией воли разделенного осетинского народа", - подчеркнул он.

На этом фоне замечательно звучит высказывание главы российского МИДа Сергея Лаврова, который, комментируя выступления Кокойты 11 сентября, заявил, что Южная Осетия "никуда не собирается включаться". Очень интересно. А вот что по этому поводу еще недавно говорил его южноосетинский коллега Мурат Джиоев: на пресс-конференции в конце августа он заявил, что "воссоединение с Северной Осетией - мечта каждого осетина". "Вопрос о присоединении к Северной Осетии всегда стоит на всех наших съездах. Таким образом, мы восстановим историческую справедливость", - отметил он.

Впрочем, в заявлениях Кокойты за и против присоединения к России все же можно найти логику, если вспомнить, что он говорил еще раньше, летом 2006 года. Тогда он заявил, что Южная Осетия (sic!) вообще никогда не выходила из состава Российской Федерации. Понятно теперь, почему ей не надо присоединяться к РФ? Просто потому что она УЖЕ там. Есть вопросы?

Бывший СССР00:02 5 августа
Александр Лукашенко

Поперек Батьки

Они готовы были сесть в тюрьму за союз Белоруссии с Россией. Их посадили