Новости партнеров

Формалиновый бык дает уроки коммерции

Затраты Дэмиена Херста на содержание артели окупились сполна

43-летний Дэмиен Херст, один из самых дорогих ныне живущих художников, за два сентябрьских дня продал 218 своих работ на сумму примерно в 200 миллионов долларов. Обозреватель британской газеты The Guardian не без сарказма отметил, что старые мастера, представленные в Национальной галерее, вместе не заработали столько за всю жизнь. Однако и Херст не работает в одиночку: на него трудятся несколько десятков человек. Он генерирует идеи и придумывает технические решения, а мелочи, вроде раскрашивания бронзовых таблеток, печати тиражных листов и фаршировки платинового черепа тысячами бриллиантов, доверяет помощникам.

Херст продавал свои работы в обход галеристов (Gagosian Gallery, Нью-Йорк, и White Cube Gallery, Лондон) через Sotheby's. Аукционный дом сделал все возможное, чтобы заполучить максимально широкую аудиторию, и преуспел в этом. Выставку Херста в штаб-квартире Sotheby's на Нью-Бонд-Стрит посмотрела 21 тысяча человек. Избранные лоты отправлялись в турне в Индию и в США. Задействованы были видеосервис Youtube, личные связи и чуть ли не вся британская пресса. Обычно скрывающийся от газетчиков Херст раздавал интервью направо и налево, намекая на грядущую переоценку ценностей и начало нового творческого этапа: мол, торопитесь, скоро поток работ иссякнет.

Предварительные оценки персонального аукциона не превышали 170-180 миллионов долларов. На фоне разразившегося финансового кризиса эти оптимистичные цифры выглядели утопическими, но нет: бабочки, кружочки и животные в формалине имеют власть над коллекционерами. И власть эта оказалась посильнее биржевой паники, ведь у Херста, в некотором роде, все честно: в каждую баснословно дорогую работу вложено что-нибудь тоже по-настоящему дорогое: натуральные бриллианты, воткнутые в не менее натуральную платину, диск из чистого золота, воткнутый между позолоченных рогов стоящего на золотых копытах быка. Дорого стоят ручной труд, затраченный на раскрашивание десятков тысяч пилюль, перевозка и хранение аквариумов с законсервированными в формалине животными.

Если обратиться к деталям аукциона, то станет несколько понятнее, как выглядит спрос на Херста. Активность в зале начиналась тогда, когда выставлялись лоты не дороже полумиллиона фунтов (900 тысяч долларов), выше этой суммы торги велись по телефону. Безусловно востребованы были серийные работы с бабочками, цветными кружками и спиралями (проверенный, узнаваемый, но нейтральный бренд), а вот мертвых животных берут только по-настоящему отважные покупатели, а таких бывает не много.

Кто-то (имена покупателей самых дорогих лотов неизвестны), приобрел тигровую акулу в аквариуме (объект назывался "Царство) за 9,6 миллиона фунтов (17,3 миллиона долларов). Не так давно нью-йоркский коллекционер Стивен Коэн купил другую херстовскую акулу за 12 миллионов долларов, и эта цифра казалось невероятной. Уже не кажется. Впрочем, ожидавшийся рекорд рекордов не был поставлен: работа "Красота навсегда в моих мыслях" (бычок с золотым диском) ушла с молотка за 10,3 миллиона фунтов (18,5 миллиона долларов) при оценке в 13 миллионов фунтов (23,4 миллиона долларов). Объект "Невероятное путешествие" (зебра в аквариуме с формалином) был продан за 1,1 миллиона фунтов (2 миллиона долларов), что оказалось вдвое ниже консервативной оценки лота.

Если бы "Красота навсегда в моих мыслях" оправдала ожидания, то Херст перехватил бы титул второго по дороговизне из ныне живущих художников у Джеффа Кунса (речь идет об аукционных продажах; закрытые сделки, например, продажа бриллиантового черепа, в этом случае - не в счет). Но этого не произошло: рекорд проданного в июне за 12,9 миллиона фунтов "Цветка" американца Кунса остался непобитым. Недосягаемым пока остается Люсьен Фрейд с суммой в 17,2 миллиона фунтов, уплаченных за портрет спящей соцработницы.

Гигантские аптечки Херста выглядят не так страшно, как консервированные рыбы и млекопитающие, поэтому "Осколки рая", шкафчик, внутри которого разложены искусственные алмазы вперемешку с ненастоящими таблетками, некто купил за 5,2 миллиона фунтов (9,4 миллиона долларов). Но для фармацевтических игрушек Херста это не предел: шкафчик "Весенняя колыбельная" летом 2007 года купили за 9,7 миллиона фунтов стерлингов (19,3 миллиона долларов).

Экономически проекты Херста оказались оправданы. Он может теперь спокойно почивать на лаврах: конкурентов его машине по производству предметов, парадоксально бессмысленных и привлекательных для миллионеров, нет и не предвидится. Интересно, что он придумает в самопровозглашенной новой жизни.

Культура13:1513 сентября
Фли и Курт Кобейн

«Почему ты такой странный?»

Вечный аутсайдер, поэт-шизофреник, любимый певец Кобейна: умер Дэниел Джонстон