Двойная провокация

В результате теракта в Цхинвали погибли 9 российских миротворцев

Через полтора месяца после окончания войны в Южной Осетии и за неделю до вывода российских войск из буферной зоны безопасности на границе республики с Грузией, в Цхинвали, произошел мощный взрыв. Его жертвами стали в общей сложности 11 человек, из которых 9 - российские военные. Это происшествие российские следственные органы квалифицировали как теракт, и обвинили в его организации грузинские спецслужбы. Тбилиси, в свою очередь, называет случившееся провокацией со стороны России.

Взрыв в Цхинвали произошел в пятницу, 3 октября, около 16:30 возле объединенного штаба сил по поддержанию мира в зоне конфликта. Взрывное устройство было заложено в одном из автомобилей, конфискованных военными в грузинском селе Дисеви (или Дици, расположенного в 6 километрах от столицы Южной Осетии) в так называемой буферной зоне безопасности. Владельцев машин и сами автомобили доставили в расположение миротворцев после того, как в транспортных средствах было обнаружено оружие. Во время досмотра одной из машин сработало взрывное устройство. Взрыв унес жизни двух задержанных, а также девяти миротворцев, в том числе – начальника объединенного штаба миротворцев Ивана Петрика.

Это - пожалуй, все, что точно известно о теракте в Цхинвали. Другие подробности случившегося разнятся в зависимости от источника.

Что говорят в МВД Южной Осетии

По версии МВД Южной Осетии, которую приводит газета "Коммерсант", машину ВАЗ-2109 (либо УАЗ - от сообщения к сообщению информация различается) с грузинскими номерами и ключами в замке зажигания южноосетинские ополченцы, нашли патрулировавшие буферную зону на своей "девятке". Они решили отвезти автомобиль в Цхинвали. По дороге в город их остановили российские военнослужащие, которые решили доставить и автомобили, и ополченцев к штабу миротворцев.

При осмотре одной из машин произошел взрыв. Сотрудники МВД Южной Осетии предположили, что взрывчатка была приведена в действие с помощью радиоуправляемого детонатора. В числе погибших, помимо российских миротворцев, оказалось двое южноосетинских ополченцев.

Отметим, что позже со ссылкой на МВД Южной Осетии была распространена немного другая версия, согласно которой миротворцы сами нашли оставленный в селе автомобиль.

Что говорят в других южноосетинских ведомствах

Южноосетинский комитет по информации и печати утверждает, что на самом деле взрывчатка была заложена в автомобиле марки "УАЗ" с грузинскими номерами. В остальном детали сходятся, за исключением обстоятельств доставки задержанных автомобилей в расположение миротворцев. По информации комитета, в двух машинах ехали не южноосетинские ополченцы, а четверо граждан Грузии. У них не обнаружилось при себе неких документов, зато в машинах было найдено оружие. Ехавших в автомобилях грузин и их транспорт доставили к штабу миротворцев, после чего произошел взрыв. По этой же версии, в числе погибших - двое граждан Грузии.

Некий южноосетинский чиновник в беседе с "Газетой" (GTZ.RU) рассказал, что вызвавшие подозрение автомобили следовали за колонной ОБСЕ. Номера автомобилей не числились в списке на проезд в буферную зону, и их отогнали в Цхинвали для проверки. Имя распространившего эту информацию чиновника не называется. Также ни слова не говорится о том, как он, находясь неподалеку от места взрыва, узнал обстоятельства задержания двух автомобилей в 6 километрах от Цхинвали. В любом случае, очевидно, что ОБСЕ к этому теракту отношения не имеет, да и упоминание колонны с европейскими наблюдателями вряд ли следствию поможет.

Что думают в Минобороны России

Версия российских военных в целом совпадает с информацией, распространенной комитетом по информации и печати Южной Осетии. За вычетом упоминания колонны ОБСЕ, снова говорится о все тех же задержанных автомобилях (с грузинскими номерами), в которых ехали граждане Грузии. Далее - все как и писалось выше: доставили к штабу для проверки, затем произошел взрыв.

Кого назвали крайним

Следственный комитет при прокуратуре РФ, взявшийся за расследование обстоятельств гибели российских военных, вскоре пришел к выводу, что взрыв 3 октября в Цхинвали является терактом. Рассуждая о возможных организаторах теракта, российская и южноосетинская, а также грузинская стороны проявили редкое единодушие, и дружно возложили ответственность за взрыв на спецслужбы. С той лишь разницей, что Москва и Цхинвали уверены в причастности к теракту грузинских спецслужб, а Тбилиси винит во всем спецслужбы российские.

Первой о причастности Грузии к теракту заявила южноосетинская сторона, что, впрочем, неудивительно. Власти Цхинвали возлагают ответственность за все диверсии на территории республики на своего не очень любимого соседа. Исключением не стал и взрыв в Цхинвали. Так, президент Южной Осетии Эдуард Кокойты заявил, что теракт стал делом рук грузинских спецслужб и добавил, что ему "этот почерк" хорошо известен.

СКП и Минобороны России также считают Грузию причастной к теракту. Российские следователи и военные уверены, что грузинские спецслужбы устроили взрыв для "дестабилизации обстановки в регионе" (и без того, мягко говоря, не самой стабильной) и срыва мирных договоренностей, заложенных в плане Медведева-Саркози.

МВД Грузии не согласно с позицией Москвы и Цхинвали и утверждает, что взрыв, приведший к гибели девяти российских военных, устроили российские же спецслужбы. Случившееся, считают в грузинском МВД, является провокацией с целью "замедлить вывод российских оккупационных войск с территории, прилегающей к конфликтным зонам". Отметим, что согласно достигнутым ранее договоренностям российские миротворцы должны покинуть буферную зону 10 октября. И, по имеющимся данным, задерживаться после этого срока в зоне безопасности российские военные не собираются: уже 5 октября поступили первые сообщения о выводе воинских подразделений из буферной зоны.

Они предупреждали

Задолго до теракта в Цхинвали многие российские чиновники разных рангов предупреждали о возможных провокациях в Южной Осетии со стороны Грузии. Так, во время визита в столицу Южной Осетии в середине сентября 2008 года глава российского МИДа Сергей Лавров заявил, что Тбилиси готовит провокации на территории республики. Причем осуществлять их грузинские власти якобы поручили уголовникам, которых для этих целей специально выпустили из тюрем. Помимо Лаврова об опасности терактов как в Южной Осетии, так и на юге России несколько раз заявлял глава ФСБ Александр Бортников.

Власти Южной Осетии о диверсиях Тбилиси говорят полтора десятка лет, что прошли со времен войны с Грузией начала 1990-х годов. Правда, несмотря на это, еще ни разу на нашей памяти южноосетинской стороне не удалось ни поймать предполагаемых организаторов или исполнителей диверсий, ни предоставить сколько-нибудь убедительных доказательств того, что, например, тот или иной взрыв был делом рук властей Грузии.

То, что за все чрезвычайные происшествия на территории республики ответственна Грузия, власти Южной Осетии, кажется, воспринимают как само собой разумеющееся. Что лишний раз доказывает, что до желанной многими стабильности в регионе еще, мягко говоря, далеко.