Новости партнеров

Нам нужен план

Российские банки пережили едва ли не самый худший год в своей истории

В прошлом году, подводя итоги года в финансовой сфере, мы назвали нашу заметку "худший год в новом веке". За 2008 год в российской банковской сфере случилось столько событий, что он вполне может войти в историю как один из самых худших за всю историю страны. Если, конечно, в 2009 году все не окажется еще хуже.

Для российской банковской системы, как, впрочем, и для большинства жителей страны, год разделился на две части: до и после кризиса. При этом в банках в начале года и в конце года решали совершенно противоположные задачи. Точно так же полярны оказались и инициативы чиновников: в конце года они как будто напрочь забыли все то, что происходило в банках до сентября 2008 года.

Начинался 2008 год для российских банкиров вполне неплохо. Из статистики Центробанка видно, что и объем вкладов, и объем выданных кредитов росли вполне динамично. Это в развитых странах кредитный кризис уже бушевал вовсю, однако до России он как будто бы еще не добрался. Тем не менее, первые признаки осложнения ситуации в российском банковском секторе можно было заметить уже в феврале, когда резко вырос спрос на валюту - за месяц россияне скупили иностранных дензнаков почти на шесть миллиардов, а продали только на 2,4 миллиарда.

На фоне довольно устойчивого роста банковской системы и сравнительно высокой инфляции в России стали распространяться слухи о деноминации. Представители Центробанка и другие чиновники неоднократно их опровергали, в результате чего слухи довольно быстро затихли. А во второй половине года россияне гораздо больше были напуганы не деноминацией, а девальвацией. Тоже страшное слово.

Первые месяцы 2008 года для банков прошли под эгидой борьбы с чиновниками и законодателями, а не с мировой конъюнктурой. Так, в марте Роспотребнадзор ополчился на финансовые организации, скрывающие комиссии, которые взимаются с клиента при размещении депозита. С другой стороны, одну победу одержали и банки - они добились того, что ЦБ не стал применять карательные меры (читай - отзывы лицензий) по новым нормам "антиотмывочного" законодательства. В результате чистка банковской системы, которую чиновники активно проводили в 2006 и 2007 годах, на время прекратилась. С новой силой она возобновилась только во второй половине 2008 года, когда десятки банков не смогли расплатиться по своим обязательствам.

Банковское лобби добилось и того, что в Госдуме был разработан законопроект, который значительно ужесточает наказания за невыплату потребительских кредитов. Заинтересованность банкиров в таком законопроекте была очевидна: к началу апреля россияне накопили кредитов на три триллиона рублей.

Депутаты, озаботившиеся судьбой этих долгов, предложили ввести для неплательщиков принудительные работы или высокие штрафы. Ко второй половине 2008 года и эта инициатива сошла на нет, а в Госдуме обеспокоились не ужесточением, а, наоборот, смягчением наказаний для неплательщиков.

То, что кризис не минует российскую банковскую систему, чиновникам стало понятно еще в апреле. Именно весной Минфин начал проводить первые депозитные аукционы, на которых временно свободные средства бюджета размещались на счетах в российских банках. Сами банкиры, сначала решительно требовавшие подобных аукционов, от "подарка" Минфина чуть было не отказались. Во всяком случае, ажиотажа на первых аукционах не возникло, да и возникнуть не могло: ставки на аукционах были настолько высоки, а сроки размещения настолько малы, что частные банкиры предпочли пережить кратковременный недостаток ликвидности без участия государства.

До осени 2008 года Минфин аукционы не отменял, и иногда бюджетные деньги даже пользовались спросом - тем более, что кризис постепенно надвигался, ставки на межбанковском рынке росли, а чиновники увеличивали сроки размещения средств. Впрочем, уже осенью "лавочка" была прикрыта: временно свободных средств в бюджете страны становилось все меньше и меньше. Да и откуда им было взяться, если премьер-министр Владимир Путин в середине декабря публично объявил, что только на антикризисную поддержку банков правительство скопило девять триллионов рублей. Аукционы к тому времени антикризисной поддержкой уже не считались.

Все наоборот

Когда именно мировой финансовый кризис в полной мере добрался до российских банков, с точностью сказать нельзя. Принято считать, что это случилось в середине сентября, когда финансовые организации одна за другой стали продавать принадлежащие им ценные бумаги и тем самым обрушили индексы РТС и ММВБ.

Однако, возможно, начало полноценного кризиса стоит отнести к первой половине сентября, когда Центробанк публично признал, что отечественные банки стали испытывать дефицит ликвидности. Случилось это не только из-за мирового кризиса, как многократно говорили Владимир Путин и Дмитрий Медведев. Отчасти на отток капитала из страны повлияло и резкое ухудшение инвестиционного климата в России летом 2008 года. И "дело Мечела", и война в Осетии никак не располагали западных инвесторов к вложению средств в Россию.

Пик банковского кризиса пришелся на конец сентября и начало октября. Для многих банков эти недели оказались временем миллиардных убытков, а для россиян, держащих средства на депозитах, - временем особых волнений. К тому же, у правительства, судя по всему, еще не было четкого плана спасения банковской системы, что создавало на рынке дополнительную напряженность.

Главными событиями этого времени стали две громкие сделки: приобретение Внешэкономбанком Связь-банка и покупка РЖД и "АЛРОСой" "КИТ Финанса". Оба поглощаемых банка входили в финансовую элиту России, однако из-за кризиса оказались на грани банкротства. Поэтому государственным структурам пришлось оказать им помощь - отзыв лицензий у Связь-банка и "КИТ Финанса" неминуемо привел бы к панике.

Тем не менее, совсем избежать паники не удалось. Она началась после того, как была объявлена сумма сделок со Связь-банком и "КИТ Финансом". Выяснилось, что Внешэкономбанку актив достался приблизительно за пять тысяч рублей, а РЖД - вообще за 100 рублей.

В это же время российские власти предприняли ряд шагов для того, чтобы остановить панику. Важнейший из них - увеличение страховки по вкладам до 700 тысяч рублей. Именно вклады на такую сумму с октября должны возвращаться вкладчикам полностью в случае отзыва лицензии у банка, входящего в Систему страхования вкладов. О том, что ССВ вполне успешно работает даже при увеличении страховки, стало известно чуть позже - в ноябре и декабре 2008 года, когда Агентству по страхованию вкладов пришлось выплачивать миллиарды рублей клиентам обанкротившихся финансовых организаций.

И все же вывода средств из банков избежать не удалось. По данным Центробанка, в сентябре отток вкладов составил 90 миллиардов рублей, а в октябре - 354,5 миллиарда рублей. В ноябре в матрасах россиян места не осталось, и они вновь понесли средства обратно. Точной статистики по декабрю пока нет, но данные отдельных банков показывают, что в последний месяц года приток вкладов будет весьма внушительным.

В то же время структура депозитов значительно изменилась. За сентябрь и октябрь 2008 года Центробанк потратил на сдерживание падения курса рубля более 57 миллиардов долларов и к ноябрю все-таки пришел к выводу, что национальную валюту можно и ослабить. С ноября ЦБ проводит политику "мягкой" девальвации, из недели в неделю расширяя коридор, в рамках которого он сдерживает бивалютную корзину (0,45 евро и 0,55 доллара). По данным на середину декабря, с сентября коридор был расширен уже на 10 процентов. На практике это означает, что евро в России подорожал уже до 37 рублей, а доллар находится на уровне 28 рублей.

Именно эта политика и привела к тому, что часть вкладов из рублевых превратилась в долларовые. С другой стороны, на этот шаг решились не все клиенты банков - многие из них оставили депозиты в рублях, так как именно по ним банки в последнее время заметно повысили ставки. Впрочем, в большинстве своем доходы от банковских вкладов все равно не покрывают даже инфляции.

Про тех, кого больше нет

"КИТ Финансу" и Связь-банку, оказавшимся одними из первых жертв банковского кризиса, повезло больше других: они выжили. Многие другие без государственной поддержки лишились всех своих средств и вынуждены были уйти с рынка.

Если в сентябре и начале октября решения о том, спасать ли тот или иной банк, принимались хаотично, то потом руководить процессом стали Центробанк и Агентство по страхованию вкладов. Именно они решают, стоит ли государству спасать обанкротившуюся финансовую организацию или ее можно "потопить" с минимальными рисками возникновения паники.

Среди тех, кого отказалось спасать государство, оказались не только мелкие финансовые организации, не входившие в Систему страхования вкладов. Так, 4 декабря ЦБ отозвал лицензии у Тюменьэнергобанка и Газинвестбанка, двух достаточно крупных финансовых организаций. Достаточно сказать, что вкладчикам этих банков АСВ заплатит около пяти миллиардов рублей.

Также лицензий в конце 2008 года были лишены и другие более или менее значимые финансовые организации. В частности, кризис не пережили "Сочи" из Краснодарского края, "Сибконтакт" из Тюменской области, Лефко-банк из Москвы. Это означает, что о многих оставшихся после кризиса финансовых организациях уже в скором времени можно будет с гордостью говорить: пережившие два кризиса (1998 и 2008 года).

***

Давать прогнозы в условиях продолжающегося кризиса - дело вдвойне неблагодарное. Тем не менее, можно предположить, что 2009 год станет для российских банков не только не легче 2008-го, но и значительно сложнее. Впрочем, многое, как и всегда, будет зависеть от профессионализма и оперативности чиновников: если они смогут помочь банковской системе, не создав дополнительных рисков, финансовые организации смогут пережить кризис с меньшими потерями. Главное только, чтобы уроки из этого кризиса были извлечены - тогда, возможно, удастся избежать подобного кризиса в будущем.

Экономика00:0614 сентября

Русский стандарт

В российскую экономику никто не верил. Теперь в нее вложат миллиарды
Экономика06:00Сегодня

Кризис тепла

Жители Черногорска каждый год замерзают в своих квартирах