Новости партнеров

А можно мне порулить?

Президент Альфа-банка чуть не стал премьер-министром Латвии

В понедельник, 23 февраля, в латвийской прессе появилась информация о том, что президенту Альфа-банка и одному из самых богатых людей в России Петру Авену надоело заниматься бизнесом. Латвийская интернет-газета "Час" опубликовала интервью с советником председателя правления Альфа-банка Александром Гафиным, который сообщил о желании Авена стать премьер-министром Латвии и помочь вывести страну из экономического кризиса. Заявление Гафина сразу же вызвало бурю откликов среди чиновников и бизнесменов, однако к утру следующего дня оказалось уткой. Впрочем, даже если рассматривать перспективу выдвижения Авена на пост главы латвийского кабинета министров всерьез, приходится признать: шансов у российского банкира не было никаких.

О том, что президенту Альфа-банка захотелось сменить сферу деятельности, стало понятно еще в начале 2009 года, когда Петр Авен сначала написал рецензию на роман Захара Прилепина "Санькя", а потом и рецензию на собственную рецензию. Однако должность литературного критика, видимо, показалась Авену слишком незначительной, поэтому, возможно, в кулуарах Альфа-банка и родилась идея о том, что он мог бы возглавить кабинет министров соседнего государства.

Гафин, в частности, рассказал, что российское гражданство не является помехой для Авена, так как ради такой кандидатуры власти Латвии могли бы выдать ему соответствующий паспорт. Тем более, что "иностранец" уже был в этой стране президентом: в 1999 и 2003 годах на данный пост избиралась Вайра Вике-Фрейберга, семья которой эмигрировала в 1944 году и вернулась в Латвию только в 1998 году.

Должность премьер-министра Латвии оказалась свободной 20 февраля, когда в отставку ушел Ивар Годманис, возглавлявший правительство с декабря 2007 года. За время его правления Латвия в полной мере почувствовала, что такое мировой финансовый кризис, став одной из главных жертв глобального спада в экономике. Достаточно сказать, что в четвертом квартале 2008 года ВВП Латвии сократился более чем на 10 процентов, а власти вынуждены были национализировать крупнейший банк в стране – Parex.

Кроме того, розничные продажи в Латвии за квартал сократились на 15 процентов, а объемы промышленного производства – на 11 процентов. Растущий дефицит бюджета привел к тому, что Латвия попросила у МВФ кредит на семь с половиной миллиардов долларов и стала в спешном порядке сокращать расходы. В таких условиях отставка премьер-министра, которой требовали две из четырех партий, входящих в правящую коалицию, выглядела весьма логичной.

Однако Авен мог бы "попроситься" на должность премьер-министра Латвии не только из-за того, что этот пост временно освободился. Прибалтийская страна давно попала в сферу интересов Авена. Во всех биографиях банкира упоминается, что его дед был латышским стрелком, а значит, помогал большевикам устанавливать власть во время гражданской войны. Кроме того, в 2007 году Авен возглавил Совет российско-латвийского делового сотрудничества.

Однако уже на следующее утро, 24 февраля, российское издание "Газета" сообщило, что Петр Авен опроверг слухи о том, что он готов стать премьер-министром Латвии. Авен назвал попавшую в СМИ информацию "полным бредом" и "газетной уткой", а также подчеркнул, что не уполномочивал Гафина делать заявления от его имени. А вскоре пришла и еще одна новость - Гафин уволен из Альфа-банка.

Кто за и кто против

Тем не менее, за те несколько часов, пока новость о "самовыдвижении" Авена еще не стала недействительной, ее успели обсудить многие - чтобы признать, что идея хороша, но бесперспективна. Нет сомнений в том, что Латвия не пойдет на приглашение премьер-министра из-за рубежа – такой практики в европейской политике просто не существует. Тем не менее, если бы вдруг произошла сенсация и кандидатура Авена стала бы всерьез рассматриваться местными чиновниками, все равно у президента Альфа-банка было бы ничтожно мало шансов занять пост премьер-министра.

С одобрением к инициативе Авена, наверняка, отнесутся русскоговорящие жители Латвии, которые неоднократно жаловались на то, что их представителей практически нет в среде высших чиновников. Авен мог бы стать таким представителем и лоббировать интересы русских, составляющих более 28 процентов населения страны.

В интервью "Часу" Александр Гафин назвал и другие плюсы Петра Авена. Одним из них Гафин счел богатство своего начальника. По данным журнала "Финанс", Авен занимает 35-е место в рейтинге самых богатых россиян с состоянием в 1,25 миллиарда долларов. Еще год назад его состояние оценивалось в 5,35 миллиарда долларов. Огромные средства Авена, считает Гафин, помогут ему отказаться о взяток и сосредоточиться исключительно на работе правительства.

Среди плюсов Авена отмечается и его опыт работы на правительственных должностях. Например, в 1991-1992 годах он возглавлял Министерство внешних экономических связей России.

Однако даже при ближайшем рассмотрении оказывается, что все плюсы Авена, перечисленные Гафиным, являются одновременно и минусами. Например, поддержка со стороны русскоговорящего населения, скорее всего, вызовет недовольство латышей: не для того они с 1991 года пытались построить страну, полностью независимую от России, чтобы уже в 2009 году приглашать из Москвы премьер-министра.

Богатство Авена действительно означает, что он не будет заинтересован во взятках. А вот в лоббировании интересов определенных структур – конечно. Не стоит забывать, что Авен не только президент Альфа-банка, но и его акционер. Кроме того, как не раз говорил сам банкир, "богатство, особенно среднего класса, ведет нас к нравственному обществу". А значит, жертвовать своим бизнесом в угоду Латвии Авен никак не намерен.

Ну и наконец опыт президента Альфа-банка на работе в правительстве действительно есть. Однако говорить о том, что он слишком большой, не приходится – последние годы фигура Авена связана исключительно с бизнесом, причем российским. И если связи внутри России у президента Альфа-банка действительно вызывают уважение, то на европейском рынке его позиция не выглядит такой уж сильной.

Миллиардер на службе государства

В новейшей российской истории не так много примеров, когда бизнесмены переходили бы на крупные должности в правительстве. Скорее было наоборот: чиновники, устав от "государственной машины", находили работу в бизнес-структурах, где активно делились своими связями. Именно так в 2007 году поступил бывший министр экономического развития и торговли Герман Греф, возглавив Сбербанк. А бывший глава Федеральной службы по финансовым рынкам Олег Вьюгин и вовсе ушел в частный сектор, став председателем совета директоров МДМ-банка. В 2007 году схожим образом поступил заместитель министра экономического развития и торговли Андрей Шаронов – он занял должность председателя совета директоров группы компаний "Тройка Диалог".

Сложившиеся же бизнесмены пока не спешат менять свои посты в крупных компаниях на кресла чиновников. Одним из немногих примеров такого рода может служить губернатор Тверской области Дмитрий Зеленин, ставший чиновником после долгих лет работы в "Норильском никеле".

Другим бизнесменам поработать в российском правительстве не дали, даже несмотря на их желание. В 2003 году в прессе активно муссировались слухи о том, что Михаил Ходорковский готовится к конституционной реформе, введению в России парламентской республики и руководству страной в ранге премьер-министра. Этим планам Ходорковского, даже если они действительно были, помешал арест 25 октября 2003 года.

С одной стороны, работа крупного чиновника похожа на работу менеджера. И в том, и в другом случае необходимо управлять большой массой людей. Однако цели у бизнеса и власти принципиально разные: бизнесмен должен прежде всего думать о собственном богатстве, а чиновник – о богатстве народа. Очень часто эти цели являются взаимоисключающими.