Русские идут!

Американский кинематограф возвращает злодеев времен Холодной войны

Американское героическое кино постоянно переживает взлеты и падения, приобретает новые формы и стили. Реальные герои сменяются вымышленными, военная тематика уступает место комиксам и наоборот. Так было всегда. И всегда образы противников американских героев являлись четким отражением политической конъюнктуры. В наши дни, впервые с момента окончания Холодной войны, русские враги вновь выступают на первый план.

Начало 80-х годов. США еще не полностью оправились от вьетнамского кошмара, и Голливуд исправно посыпает солью никак не затягивающуюся рану. То было время не знающих слов любви героев с безжизненным лицом Чака Норриса и перекошенной физиономией Сильвестра Сталлоне. Простых и самоотверженных рубак Джеймса Брэддока и Джона Рэмбо, неуправляемых, нарушающих прямые приказы, но все равно вырывающих своих парней из лап вьетнамских генералов-садистов и их советских советников.

Середина и вторая половина 80-х. Советская экспансия все еще сильна, и противостояние блоков по-прежнему занимает много экранного времени. Все тот же Рэмбо продолжает искоренять красную угрозу теперь уже в Афганистане, и даже в фильмах вроде "Хищника" находится место для советских инструкторов, истошно орущих в южноамериканских джунглях при виде будущего губернатора Калифорнии: "Кто они?! Откуда они пришли?!".

Но картина мира уже меняется, и все чаще соперничество сверхдержав приобретает, скорее, анекдотическую форму в виде безобразного мордобоя Рокки и капитана Ивана Драго в фильме "Рокки 4" или великолепного "Хулиганы!" в исполнении капитана Данко в "Красной жаре".

Отрывок из фильма "Красная жара"

Get the Flash Player to see this player.

Появляются и иные оттенки. В этот период особенно обостряются отношения США с Ливийской Джамахирией, и это факт сей же час находит отражение в кино. У кого доктор Эммет Браун из трилогии "Назад в будущее" покупает оружейный плутоний, используемый в качестве топлива для машины времени? Естественно, у ливийских террористов, и именно они заставляют Марти Макфлая совершить первый прыжок в прошлое.

С падением Советского Союза у американских героев почти не осталось противников. Да, некий собирательный образ ближневосточного террориста, достигший вершины своего развития в "Правдивой лжи", все еще был актуален, но как-то без души. А после терактов 11 сентября 2001 года несгибаемые борцы с внешними врагами были вынуждены и вовсе сложить оружие, уступив место героям из комиксов, сражающимся с сумасшедшими учеными и всевозможными мутантами местного изготовления.

Так было до недавнего времени.

И вдруг случилось чудо: русские стали возвращаться. Первой ласточкой, возвестившей об этом, стала четвертая серия "Индианы Джонса". Музыкой звучало с экрана произнесенное с ужасным акцентом "Догнат его! Догнат его!", бальзамом растекалось имя любимицы товарища Сталина Ирины Спалько. Дальше - больше. Главным противником ученого Брюса Бэннера из "Невероятного Халка" стал монстр по прозвищу Гадость - в прошлом агент КГБ по имени Эмиль Блонски. И вот, наконец, "Железный человек".

Если в первой части картины среди противников Тони Старка числились все те же исламские террористы без четкой самоидентификации и друг-предатель, то во второй серии, как выяснилось в последние дни, американскому плейбою предстоит иметь дело с русскими. Во всяком случае, с одной уж точно. Речь идет о наследнице российской императорской династии Наташе Романовой, воспитанной в сверхсекретном центре КГБ и получившей смачное прозвище Черная Вдова. Вполне вероятно, что будет и второй русский антигерой, но об этом пока знают лишь режиссер Джон Фавро и исполнитель роли злодея Микки Рурк.

В столь массовом возвращении русских персонажей, созданных десятки лет назад, конечно, не стоит искать признаков второго раунда Холодной войны. Американский кинематограф прагматичен и просто фиксирует политические тенденции. А они свидетельствуют, что Россия вновь становится серьезным бойцом на мировом ринге, причем бойцом, не чурающимся идей реваншизма. А значит, все эти облаченные в высокотехнологичные доспехи Дмитрии Бухарины и Наташи Романовы могут быть изъяты из запыленных чуланов голливудских мейджоров.

Относиться к этому можно по-разному. Можно взбираться на броневик и кричать о попрании всего святого и требовать запрета проката. Можно относиться с иронией, отмечая про себя с тайным удовлетворением очевидный рост российского влияния. А можно просто попытаться снять свое кино, в котором русский супергерой будет два часа экранного времени возить в воронежской грязи мутировавшего выпускника Лэнгли по имени Джон Смит. Причем снять так, чтобы это захотели посмотреть не только в пределах московской кольцевой автодороги. Чтоб все поняли - русские идут!