Больше интересных новостей у нас во ВКонтакте
Новости партнеров

Все сходится

Тамплиеров связали с плащаницей

Апрель, апрель, звенит капель, и дело движется к Пасхе, которую на Западе отметят 12 апреля. По нашим наблюдениям, редкий год обходится без того, чтобы к этому празднику не была приурочена какая-нибудь медийная бомба: то Евангелие от Иуды опубликуют, то кино об "утраченной могиле Иисуса" покажут. В этот раз получилось не так сенсационно, но все равно увлекательно. Итальянская исследовательница обнародовала новое доказательство связи между Туринской плащаницей и орденом тамплиеров.

Строго говоря, то, что плащаница бывала в руках тамплиеров - не новость. Ее появление в XIV веке в церкви города Лирей прямо связано с одним из виднейших храмовников последнего поколения - Жоффруа де Шарни, приором ордена в Нормандии, сожженным на костре вместе с великим магистром Жаком де Моле. Племянник приора, носивший то же имя - Жоффруа де Шарни - заложил в Лирее храм, а его вдова в 1357 году перенесла в него плащаницу, которая хранилась в их доме с неизвестно каких времен. Епископ города Труа пытался опротестовать подлинность реликвии, споры тянулись, но, в конце концов, папа Климент VI в 1390 году официально разрешил показывать плащаницу.

Жизнь де Шарни-младшего заслуживает толстого романа. Он был кавалером ордена Звезды и храбрым воином, к тому же писателем: ему принадлежит популярная в позднем средневековье "Книга рыцарства". Король Иоанн II Добрый сделал его своим хоругвеносцем, доверив орифламму; де Шарни пал во время битвы при Пуатье в 1356 году. В музее Клюни хранится медальон пилигрима, на котором уместились и герб де Шарни, и символ плащаницы.

Плащаница до середины XV века оставалась у потомков де Шарни, а в 1452 году одна из них, Маргерит де Шарни, вдова Гумберта, графа де ла Рош, передала реликвию Людовику I Савойскому в обмен на замок на востоке Франции. Во владении Савойской династии плащаница оставалась до 1983 года, когда ее передали Ватикану. Сама же реликвия с 1578 года находится в кафедральном соборе Турина.

Таким образом, с историей плащаницы с середины XIV века все более или менее понятно, насколько с ней вообще что-нибудь может быть понятно. Гораздо сложнее обстоит дело с тем, где она была до того.

Считается, что плащаница попала в Западную Европу после Четвертого крестового похода, когда латиняне взяли Константинополь штурмом и разграбили его. Точно неизвестно, кто именно из крестоносцев захватил святыню. Одно из предположений гласит, что это был Оттон де ла Рош, бургундский рыцарь, первый герцог Афинский. Он недолго подержал плащаницу в Афинах, а затем уступил ее кому-то из храмовников, которые и увезли ее во Францию. Двумя абзацами выше фамилия де ла Рош уже звучала в связи с Маргерит де Шарни, дальней родственницей Оттона, которая уступила плащаницу герцогу Савойскому.

Теперь, наконец, можно вернуться к статье ватиканского историка Барбары Фрале, опубликованной в L'Osservatore Romano 5 апреля и касающейся плащаницы. Этой исследовательнице принадлежит интересное открытие, сделанное в 2001 году: она нашла в одном из архивов Святого Престола так называемый Шинонский пергамент или свиток. Из этого документа следует, что папа Климент V не признал еретиками приоров ордена тамплиеров. Фрале, продолжая заниматься храмовниками, обнаружила свидетельство рыцаря по имени Арно Саббатье о том, как его принимали в орден. В 1287 году он, дав обеты бедности, послушания и целомудрия, навестил вместе с наставником тайное убежище, где трижды целовал длинный кусок материи с отпечатавшимся на нем изображением человеческого тела. Фрале утверждает, что это и была увезенная из Константинополя плащаница, которую тамплиеры берегли как зеницу ока. В погребальных пеленах Христа они, оказывается, видели спасение от ереси катаров.

Собственно последовательности рассуждений Барбары Фрале в ее статье нет: она ссылается на свою еще не опубликованную книгу о тамплиерах и плащанице. Впрочем, она указывает, что авторство гипотезы принадлежит не ей, а британскому исследователю по имени Иен Уилсон, который еще в 1978 году предположил, что тайные обряды храмовников были связаны с плащаницей, и это он же придумал объяснение таинственному бородатому идолу, которому христианнейшие рыцари, согласно их обвинителям, почему-то вдруг стали поклоняться. Не было, утверждает Уилсон, никакого загадочного сатанинского Бафомета, был отпечаток тела Христова на погребальной пелене. Уилсон, заметим, - не историк, а увлеченный журналист, очередной представитель когорты конспирологов-любителей.

Безотносительно правоты или неправоты Уилсона и Фрале большинство историков и так убеждены в том, что тамплиеров король Филипп Красивый извел не из религиозных соображений, а из политических и экономических: храмовническое государство в государстве ему только мешало, а деньги казне были очень нужны. Зато интересная, хотя и не особенно оригинальная "тематическая" история в канун Пасхи еще никогда не мешала газетам.