Догнать вчерашний день

Грузинская оппозиция вышла на митинг с лозунгами двухлетней давности

9 апреля противники грузинского президента, как и обещали, устроили грандиозную акцию протеста. Митинг удался: оппозиции удалось собрать в Тбилиси до ста тысяч человек. Правда, непонятно, что будут делать дальше все эти люди, утверждающие, что добиваться смены власти они намерены исключительно мирными средствами, когда в очередной раз убедятся, что их протесты не приносят результатов. Но дело даже не в этом: сами лозунги - "Миша, уходи!" и тому подобное, с которыми оппозиция вышла на очередной "майдан", по сути, устарели.

Если уж отправлять Михаила Саакашвили в отставку, через выборы или через "майдан", это надо было делать гораздо раньше. Вчера. Месяц назад. Год назад. Например, после разгона ноябрьских митингов 2007 года, когда стало ясно, что договариваться с оппозицией люди, оказавшиеся у власти в результате "революции роз", не собираются. Или, по крайней мере, до августа 2008 года, когда Грузия под руководством Саакашвили ввязалась в войну с Южной Осетией, а затем - и с Россией.

Однако этого не произошло. "Миша" остался у власти, и при нем Грузия проиграла войну, сильно подорвала свой международный имидж (хотя после "революции роз" "молодая демократия" получила на Западе довольно большой кредит доверия) и окончательно потеряла Абхазию и Южную Осетию. Причем от претензий на эти республики Саакашвили не отказался, тем самым оставив Грузию в зависимости от нерешенных конфликтов и постоянных ссор с Россией, которая стоит за этими регионами.

Какой прок от его досрочной отставки теперь, когда все это уже произошло? Что же, оппозиция действительно верит, что после ухода Саакашвили между Грузией и Россией воцарятся мир и любовь? Или что Россия исключительно из симпатии к тем, кто свергнет "Мишу", откажется от Абхазии с Южной Осетией? Некоторые оппозиционеры, между прочим, считают, что сейчас Москве на посту грузинского президента выгоден именно Саакашвили.

Ведь именно благодаря его ошибкам и просчетам Россия смогла укрепиться в Абхазии и Южной Осетии, а "молодая демократия" была так показательно дискредитирована в глазах Запада. Разумеется, российские власти ругали, ругают и будут ругать Саакашвили на все лады. Но неужели они действительно хотят, чтобы на его месте появился умный и авторитетный президент, опытный политик, который будет эффективно отстаивать интересы Грузии? Едва ли.

"Сегодня тут собралась вся Грузия!, - заявил на митинге 9 апреля бывший кандидат в президенты Леван Гачечиладзе. - Сегодня нам не хватает жизни, не хватает любви, не хватает работы… У нас нет иного пути, кроме как оставаться тут до самого конца". Что тут скажешь? Оснований для недовольства у жителей Грузии достаточно, а те, кто пришел выразить свой протест, безусловно, заслуживают уважения. Сомнительным кажется только вывод лидера оппозиции, заявившего, что причиной ВСЕХ нынешних бед Грузии является Саакашвили (как выразился Гачечиладзе, "и все это потому, что все находится в одних злых руках - в руках Михаила Саакашвили").

Что бы там ни говорили про грузинского президента, во всемирном экономическом кризисе, от которого пострадали многие страны (включая и Грузию), он все же не виноват (хотя за состояние грузинской экономики на момент начала кризиса, конечно, несет ответственность). Абхазию с Южной Осетией Грузия, как все помнят, де-факто потеряла еще до того, как "революционный президент" пришел к власти. Задолго до "революции роз" там встали российские войска и началась раздача российских паспортов.

Заявления оппозиции создают впечатление, будто проблемы Грузии (или, по крайней мере, значительная их часть) решатся сами собой, как только Михаила Саакашвили удастся сбросить с президентского кресла. Но это не так. Та же борьба с Россией за контроль над Абхазией и Южной Осетией началась задолго до того, как Саакашвили стал президентом. И ее исход будет зависеть не от того, кто является в Грузии президентом, а от того, найдет ли Грузия, что предложить в обмен на восстановление своего влияния в этих регионах (вернуть их силой, как стало окончательно ясно в августе прошлого года, она не сможет).

Похоже, что объективные сложности, связанные с абхазским и осетинским конфликтами (или угрозы, связанные с тем, что Грузия и дальше будет тратить время и силы в погоне за призрачным шансом вернуть эти регионы), представители оппозиции стараются не замечать. Когда речь заходит о том, что же делать с этими конфликтами, оппозиционные лидеры демонстрируют просто удивительный оптимизм. Основной посыл можно выразить так: главной помехой для решения конфликтов был Саакашвили, стоит его сместить - и дело сразу пойдет на лад. Экс-спикер Нино Бурджанадзе полагает, например, что Россия вполне может отменить признание Абхазии и Южной Осетии - надо только "убедить абхазов и осетин, что грузины хотят жить с ними в нормальном государстве". После этого, рассуждает Бурджанадзе, Абхазия и Южная Осетия… попросят о присоединении к Грузии. А России тогда уже не останется ничего другого, как "взять назад свои слова". Если руководствоваться этой логикой, то Россия тогда уж должна будет "взять назад" и свои войска, расквартированные в этих регионах. Ведь пока там стоят российские солдаты, ни о каком контроле Грузии над Абхазией и Южной Осетией не может быть и речи.

Другой лидер оппозиции, один из вероятных кандидатов в президенты Ираклий Аласания, тоже не скупится на оптимистичные прогнозы. "Наша главная цель - реальное объединение страны, - заявил он на митинге 9 апреля. - Я хочу обратиться к нашим братьям абхазам и осетинам, сказать им, что сегодня вся Грузия протягивает им руку дружбы и все проблемы, которые есть между нами, будут решены путем переговоров и восстановления доверия". Такому оптимизму можно только позавидовать. Однако обо всем этом - "дружбе", "доверии" и "братстве" - кто-то, кажется, уже много и часто говорил. Ну да, такие речи постоянно произносил президент Грузии Михаил Саакашвили. Все то время, пока он находится у власти, Саакашвили постоянно обещал, что вот-вот вернет Абхазию и Южную Осетию, предлагал абхазам и осетинам "руку дружбы", клялся, что будет действовать только мирными средствами, и, кажется, на самом деле верил, что его мечты сбудутся. Чем это закончилось, известно.

Теперь былые соратники Саакашвили - Аласания и Бурджанадзе - претендуют на то, чтобы его сменить. И при этом оперируют теми же радужными обещаниями. Что они будут делать, когда станет ясно, что обещания нереальны? Или, может быть, у лидеров оппозиции есть секретный план, который поможет им договориться с Россией? Возможно, они знают, чем Грузия может расплатиться с Москвой за контроль над этими регионами? Тогда об этом лучше бы сказать уже сейчас, раньше, чем кто-то из нынешних оппозиционеров окажется у власти.

То, что Саакашвили - "хромая утка", в общем, не вызывает сомнений. После проигранной войны, потерянных территорий, после позорного бегства от воображаемой бомбардировки и съеденного галстука рассчитывать на авторитет внутри страны и за ее пределами затруднительно. Но противники президента считали его "хромой уткой" уже после разгона митингов 2007 года (который, действительно, серьезно подорвал его репутацию). Однако оппозиционерам эта "утка" все равно оказалась не по зубам. Все последующие попытки устроить "майдан" закончились провалами. Первый день нынешней акции протеста, который некоторые сторонники оппозиции объявили "решающим", результатов не принес. Президенту вынесли еще один ультиматум - уйти в отставку в течение 24 часов. В противном случае оппозиция грозит продолжить акции протеста (которые, правда, и так были объявлены бессрочными).

P.S. Наверное, прав был бывший грузинский премьер (ныне оппозиционер) Зураб Ногаидели, когда говорил, что "заряда на отставку Саакашвили" в обществе пока нет, и его еще только предстоит создать. Сто тысяч человек, пришедших на митинг, это очень много, но в общем количестве грузинских избирателей (не говоря уже о населении в целом) эта цифра составляет всего несколько процентов. И можно согласиться с мнением бывшего сотрудника "Имеди", лидера христианских демократов Георгия Таргамадзе, который считает, что Саакашвили представляет собой всего лишь "составную часть проблемы". "Наша тактика отличается тем, что уход Саакашвили мы не ставим на первое место, - отметил Таргамадзе. - Это будет объективным и неминуемым результатом тех перемен, которые должны быть осуществлены в стране".

Конечно, добиться "эволюционных" изменений в грузинском государстве оппозиции будет не менее сложно, чем устроить новую "революцию роз" (хорошо бы еще, чтобы она не привела к появлению нового Саакашвили). Сторонники первого и второго пути находятся в похожих условиях. И тем, и другим стоит вспомнить слова Черной Королевы из Зазеркалья: "У нас приходится бежать со всех ног, чтобы только остаться на том же месте. А если хочешь попасть в другое место, надо бежать вдвое быстрее..."

Оппозиции действительно придется бежать вдвое быстрее. Если она действительно рассчитывает что-то изменить.

Бывший СССР00:1216 июня

Рижский прайд

В самой гомофобной стране Евросоюза прошел гигантский гей-парад. Латыши терпят
Бывший СССР00:0213 июня
Александр Лукашенко

Белорусский поток

Олигархи зарабатывают для Лукашенко миллионы долларов на контрабанде в Россию