Новая, персональная
Попробовать
Новости партнеров

Швейцарский отшельник

Петер Цумтор получил самую престижную архитектурную награду

Петер Цумтор. Фото (c)AFP

Имя Петера Цумтора, швейцарского архитектора, создавшего несколько гениальных, но очень скромных зданий, не часто попадает в прессу. Однако он действительно является исключительно талантливым зодчим, и полученная им в 2009 году "архитектурная нобелевка" - Притцкеровская премия - тому окончательное доказательство.

Цумтор - сын мебельщика и мебельщик по первому призванию. Он родился в Базеле в 1943 году, учился дизайну и истории искусств в Швейцарии и в Америке. С 1967 по 1979 годы он работал в департаменте охраны памятников кантона Граубюнден, занимаясь реставрацией, планированием и консультациями. С 1979 года он занялся собственной архитектурной практикой. Тридцать последовавших лет принесли ему с десяток значительных наград, а в 2008-м, то есть еще до Притцкера, он получил японскую Императорскую премию, одну из самых престижных в мире. Цумтор работает всего с 15 помощниками и берется только за те проекты, которые дороги его сердцу.

Нам его имя знакомо по прошлогодней шумихе, связанной с проектом музея современного искусства в Перми. Цумтор отбирал объекты-финалисты, и от его мнения зависело будущее дерзкого проекта. Лауреатов в том странном конкурсе оказалось сразу двое.

Первое здание, построенное Петером Цумтором, находится в коммуне Курвальден: это спортивный зал и классные комнаты для местной начальной школы (1983). В скромных сооружениях угадывается Цумтор будущего: лаконичные формы, ноль украшательств, много света, тщательная вписанность в ландшафт. В 1986 году архитектор осуществил два проекта: построил дом для своей студии и придумал укрытие для римских руин в Куре. Деревянный дом Цумтора выглядит, мягко говоря, неброско, но он прямо-таки вшит в окружающую архитектуру и горы. Просвечивающее, с хитрой крышей, укрытие для археологического памятника напоминает одновременно сарай и аквариум, но оно нисколько не разрушает окружение, а притягивает взгляд как бы исподтишка.

В 1988-м Цумтор построил первое из своих действительно виртуозно простых и незабываемых зданий: часовню святого Бенедикта. Это маленькое и криволинейное сооружение, возведенное взамен разрушенной лавиной предшественницы, ловит свет со всех сторон, возвышаясь над деревней. Часовня целиком построена из лиственницы, в ней нет ни одной оштукатуренной детали, он легка и прозрачна. До триумфа Цумтора в Европе оставалось 12 лет. За эти годы он "всего-то" и успел построить в Куре, столице Граубюндена, художественный музей и дом престарелых, жилой блок в Базеле, а заодно реконструировать старинный (XVII века) сельский дом, теперь показываемый как образец такта в архитектуре.

Комплекс термальных ванн в Вальсе принес Цумтору, наконец-то, славу. Никаких особенных хитростей, только бетон и гнейс, низкие плоские крыши, свет, проникающий снизу и сверху. Здание настолько скромно, что если глядеть на горы позади него, то забываешь о существовании цумторовского комплекса. Никакого покорения природы, а только сплошное ей подчинение, мимикрия.

После блистательного вальского проекта на Цумтора посыпались предложения, и уже не только из кантона Граубюнден, но и от заказчиков из других стран. Он построил музей в австрийском Брегенце, возвел в Ганновере павильон Швейцарии для Всемирной выставки, отчасти повторяющий опыты часовни святого Бенедикта и "дома" для руин в Куре. У него получилась легкая и простодушная конструкция, растворяющаяся в воздухе, стоит только отвернуться от нее.

В 1997-м Цумтор начал строить в Берлине на месте штаба гестапо музей под названием "Топография террора", но у городских властей не хватило денег, чтобы завершить проект, и жители германской столицы несколько лет смотрели на сюрреалистический каркас несуществующего здания, которое в конце концов снесли в 2004-м. Пожалуй, это - единственное его сооружение с несчастливой судьбой.

На счету Цумтора есть такие замечательные работы, как музей "Колумба" Кельнского диоцеза (здание построено над обломками разрушенной бомбами позднеготической церкви) и часовня святого Николая фон дер Флюэ в немецком Айфеле, несколько небольших гостиниц и пара незавершенных проектов. Не так уж много по нынешним меркам: прошлогодний притцкеровский лауреат Жан Нувель уже построил 68 зданий, а проектов в работе у него чуть ли не еще столько же. И тем не менее, скромное совершенство церквей, домов и музеев Цумтора значат для архитектуры ничуть не меньше, чем небоскребы, гигантские театры и конференц-залы. "Я верю, что архитектура - это пространство и материал", - говорит Цумтор.