Быстрая доставка новостей прямо в ваш Telegram

Гибкая вертикаль

Дмитрий Медведев укрепляет властную систему с помощью судебной реформы

Изменение порядка выбора председателя Конституционного суда, предложенное Дмитрием Медведевым, является самой заметной частью постепенного реформирования судебной ветви власти, предпринятой главой государства. Взятие под контроль главного суда страны можно считать как давлением на судебную власть со стороны президента, так и защитой судебной ветви власти от исполнительной. В первом случае президент идет на сознательное попрание Конституции ради укрепления властной вертикали, во втором — спасает судебную систему и, возможно, начинает полномасштабное обновление неэффективной машины государственного правосудия.

Трансформация в стройность

О необходимости реформировать судебную систему страны Дмитрий Медведев заявил в ноябре 2008 года в ходе выступления перед Федеральным Собранием Российской Федерации. Обещая защищать неприкосновенность принципов организации судебной власти, Медведев заявил, что в России существует "огромная проблема", связанная с неисполнением судебных решений. По мнению президента, проблема касается всех судов, включая Конституционный.

Причиной такой ситуации президент посчитал "отсутствие реальной ответственности должностных лиц". Бороться с неэффективностью судебной системы Медведев начал принятием закона "Об обеспечении доступа к информации о деятельности судов в Российской Федерации", предусматривающего обнародование информации о деятельности судов всех уровней. Кроме того, президент предложил законопроект по сокращению сроков рассмотрения гражданских дел и введению дополнительной ответственности за затягивание судопроизводства.

Пообещав вдобавок гуманизировать законы и порядок их применения и расширить полномочия мировых судов, президент отметил близость завершения формирования "стройной вертикали судебной власти".

Выступая через месяц, в декабре 2008 года, на VII Всероссийском съезде судей, президент отметил несовершенство работы квалификационных коллегий, рекомендующих кандидатуры на должности судей, и неэффективность экзаменов, которые сдают будущие судьи. Медведев заявил, что судебная система страны нуждается в улучшении эффективности, а может быть даже и в "трансформациях". Профессиональным работникам судебной системы пообещали существенное улучшение материального положения.

Несмотря на общую неэффективность судов страны, президент отметил ослабление "телефонного права", но при этом упомянул об увеличении давления на судей со стороны общественности.

Профессиональные качества

В феврале 2009 года Ассоциация юристов России, председателем которой также является Дмитрий Медведев, предложила свои услуги в аттестации будущих судей страны. Если это предложение будет принято, назначения новых судей России не будут возможны без участия профессионального объединения юристов. Отметим, президент ранее говорил, что к обновлению и пополнению судебного корпуса следует привлекать "и практикующих юристов, и представителей научного сообщества", но только после "проверки их профессиональных качеств".

Профессиональные качества влиятельнейших судей страны подвергли сомнению уже 19 февраля 2009 года, когда Высшая квалификационная коллегия судей лишила судебных полномочий главу Федерального арбитражного суда Московского округа Людмилу Майкову. Майкову, возглавлявшую арбитражный суд Московского округа с момента его создания в 1995 году, обвинили в использовании высокого служебного положения для улучшения своих жилищных условий. В 2004 году судья получила недвижимость в Москве по протекции мэра города Юрия Лужкова.

За это деяние, квалифицированное как нарушение судейской этики, Майкова была привлечена к ответственности. С непосредственной инициативой наказания судьи выступил глава Высшего арбитражного суда Москвы, однокурсник Дмитрия Медведева Антон Иванов.

"Российская Газета" отмечает, что отставка Майковой - первое в новейшей истории России увольнение судьи такого ранга. 4 мая 2009 года председателем Федерального арбитражного суда Московского округа была назначена однокурсница Дмитрия Медведева Валерия Адамова.

Майские реформы

8 мая 2009 года президент внес в Государственную Думу поправку к закону "О статусе судей в РФ", предусматривающую отмену трехлетнего испытательного срока, предшествующего началу карьеры всех федеральных судей. Глава государства объяснил это решение отсутствием необходимости в испытательным сроке - ведь снимать непрофессиональных судей можно и нужно в любое время.

Решение было поддержано судейским корпусом - считается, что на стадии испытательного срока отсеиваются судьи, не умеющие понимать намеки властных структур на принятие "правильных" решений в рассмотрении дел. Ежегодно Верховный суд России рассматривает около ста жалоб судей на немотивированные решения об отказе в переназначении на судейский пост по истечении испытательного срока.

Однако другая инициатива президента - предложенные в тот же день поправки в закон "О Конституционном суде", вызвала у профессиональной общественности определенные вопросы. Речь идет о замене выборов председателя Конституционного самими судьями на назначение его Советом Федерации по представлению президента.

Эксперты отмечают, что это предложение сосредоточивает высшую судебную власть в стране в руках президента. Вкупе со слухами о конфликте главы Конституционного суда Валерия Зорькина с Антоном Ивановым, можно предположить, что президент просто устал видеть на посту главного суда страны не своего человека. Отметим, что конституционность предложенной поправки уже поставлена под сомнение экспертами.

Подчинение судебной власти страны президенту может пригодиться и для окончательной легитимизации действующей вертикали власти, и для ее изменения с помощью проталкивания последующих судебных реформ.

Силовое давление

На судейский корпус страны давит не только президент, но и исполнительная ветвь власти и силовики. В декабре 2008 года, через неделю после судейского съезда и выступлений президента, Государственная Дума приняла закон "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам противодействия терроризму", лишающий суды присяжных права рассматривать дела, расследование которых находится в компетенции ФСБ.

Вне юрисдикции суда присяжных остались дела о терроризме, захвате заложников, организации незаконных вооруженных формирований, массовых беспорядках, государственной измене, шпионаже, захвате власти, вооруженном мятеже и диверсиях. При разработке и принятии закона отмечалось, что присяжные находятся под влиянием внешних факторов: их можно запугать, дезинформировать, ими легко манипулировать. Почему при таких раскладах не отменяются все суды присяжных сразу - вопрос отдельный.

И этот вопрос тут же задали президенту. Закон вызвал недовольство у представителей оппозиционных партий и думских фракций, у Общественной палаты и правозащитников. Отмечалось, что не доверять "серьезные дела" присяжным на фоне централизованной критики судей - значит закрывать глаза на проблему неэффективности всей правоохранительной системы в целом. Отмечалось, что суд присяжных в стране выносит до 25 процентов оправдательных приговоров, в то время как профессиональные судьи позволяют себе не более трех процентов оправданий. Президенту предлагалось наложить вето на законопроект. Однако вето наложено не было.

Возражения против нового закона формулируют в жалобе в Конституционный суд адвокаты террористов, обвиняемых в нападении на Нальчик в 2005 году. Жалоба, подготовленная совместно с другими адвокатами, будет направлена в суд в ближайшее время.

Ранее отмечалось, что принятие поправок к закону было пролоббировано ФСБ и вызвало недовольство у окружения президента. Даже если это и так, то окружение, очевидно, не нашло сил или желания бороться с силовиками, традиционно связываемыми с премьер-министром страны Владимиром Путиным.

Команда президента

Называя по персоналиям действующее окружение президента, эксперты обычно останавливаются на людях без должностей и прописанного в законах влияния. К команде президента причисляют журналиста Александра Будберга, пресс-секретаря Медведева Наталью Тимакову, политолога Евгения Гонтмахера и вице-президента Российского союза промышленников и предпринимателей Игоря Юргенса.

Перечисленные люди, очевидно, не способны бороться с силовиками на аппаратном уровне. Ранее газета "Ведомости" отмечала, что главы Минобороны и ФСБ Анатолий Сердюков и Александр Бортников были переназначены на свои посты решением Путина, а не президента.

Если предположить, что подобное положение дел было заранее обговорено между бывшим и нынешним президентами, то подчинение судебной системы главе государства позволяет завершить строительство вертикали в стране, сосредотачивая все ветви власти в одних руках.

Однако подчинение судебной системы президенту может рассматриваться и с другой стороны - например, как формирование Дмитрием Медведевым настоящей собственной команды с широчайшим спектром полномочий.

Как ни парадоксально, подчинение судей президенту может помочь в обеспечении их независимости. Намеки Медведева на телефонное право и общественное давление смотрелись бы забавно, будь он единоличным лидером государства. В ситуации же, когда реальность власти гаранта конституции ставится под сомнение обществом и частью вертикали, контроль над судебной системой дает президенту возможность блокировать решения, принятые правительством вопреки его желанию.

Так, источник "Ведомостей" в РСПП отмечает, что Высший арбитражный суд стал принимать решения в пользу бизнеса в спорах с органами власти, что пусть "медленно, но меняет судебную систему".

Хорошо, если меняет.