Новости партнеров

Как стояли, так и стоят

В Грузии пошел третий месяц "майдана"

9 июня исполнилось два месяца с того дня, как противники президента Грузии Михаила Саакашвили вышли на "майдан". Достижением оппозиции можно назвать то, что она не сдалась и по-прежнему способна собрать на митинги тысячи своих сторонников. Однако цель "майдана" так и не была достигнута. Заставить Саакашвили уйти в отставку оппозиция не смогла.

Напротив, сегодня президентское кресло, возможно, шатается под ним даже меньше, чем до майдана. Конечно, проигранную войну и потерю территорий ему никто прощать не собирается. Но в качестве президента "молодой демократии" Саакашвили несколько реабилитировался - хотя бы потому, что "майдан" не был разогнан (несмотря на то, что поводы для разгона у властей были).

В интервью западным журналистам Саакашвили с удовольствием рассуждает о том, что происходящее в Грузии является "настоящей демократией". "У нас есть группы, которым не нравится правительство, и они могут свободно выразить протест, - заявляет он. - Они могут устраивать демонстрации, перекрывать дороги, это никого не удивляет. У нас полицейские не нападают на них и не разгоняют, как это проходит обычно, например, в России".

Разумеется, "демократичным" отношение грузинских властей к акциям протеста можно назвать с оговорками. Можно вспомнить и аресты ряда активистов оппозиции, и нападения, в которых участвовали люди в масках и с дубинками (оппозиция полагает, что за этим стоят грузинские силовые структуры). Однако в целом грузинские власти проявили завидную уступчивость: отменили военный парад на День независимости (для организации которого пришлось бы силой разблокировать занятый митингующими проспект Руставели) и согласились проводить выездные заседания правительства (чтобы не провоцировать столкновений с оппозиционерами, которые пикетировали правительственное здание в Тбилиси).

Использовать сложившуюся ситуацию оппозиция смогла только частично. "Майдан", безусловно, удался как форум, мероприятие, на котором люди смогли собраться и выразить свое отношение к власти. Но на этом противники Саакашвили и застряли. Для давления на президента одних только митингов в Тбилиси (в их нынешней форме) оказалось недостаточно, а обещания "поднять всю страну" так и остались обещаниями.

Большие надежды организаторы митинга возлагали на главу грузинской церкви - католикоса-патриарха всея Грузии Илию II. Если бы патриарх, пользующийся в Грузии большим авторитетом, открыто встал на сторону оппозиции и призвал Саакашвили уйти в отставку, тот оказался бы в незавидном положении. Ему пришлось бы либо подчиниться, либо ослушаться главу грузинской церкви (и тем самым нанести очередной серьезный удар по своей репутации - удар, который, несомненно, оппозиция бы использовала на сто процентов).

Между тем патриарх оппозицию разочаровал: обращаясь к прихожанам в День независимости, он призвал всех участников политического противостояния умерить гордыню и напомнил, что досрочные отставки прежних президентов особого блага стране не принесли. Собственно, еще до выступления главы грузинской церкви среди оппозиции начались споры о целесообразности избранной тактики действий. Однако когда стало ясно, что патриарх не вытянет на своем авторитете протестное движение (в его нынешнем виде), ряды участников "майдана" стали редеть.

О намерении действовать самостоятельно (в частности, работать в регионах, а не в столице) заявили партия "Национальный форум", а также партия "Свобода", которую возглавляет сын первого президента Грузии Константин Гамсахурдия. Последний еще в начале мая, когда "майдану" исполнилось всего несколько недель, констатировал, что "процесс зашел в тупик". "Среди оппозиции были люди, которые искренне верили, что Михаила Саакашвили не будет в его кабинете уже к Пасхе, - сказал тогда он. - Меня в числе этих наивных людей не было".

Несколько дистанцировался от "майдана" и один из основных организаторов - объединение "Альянс за Грузию", которым руководит бывший посол Грузии в ООН и один из наиболее популярных политиков в стране Ираклий Аласания. Представители альянса заявили, что в радикальных акциях - вроде перекрывания автодорог или блокирования железнодорожных путей - принимать участия не будут (заявление было сделано после того, как часть оппозиции, недовольная недостаточно жесткой позицией патриарха, на несколько часов заблокировала железную дорогу). А ведь угроза перейти к таким формам протеста была для оппозиции одним из немногих рычагов для давления на власть.

Оставшиеся на "майдане" лидеры оппозиции, по-прежнему заявляя, что Саакашвили скоро уйдет в отставку, в общем, не особо скрывают, что митинги им поднадоели. "Не знаю, как вы, но я не собираюсь стоять тут еще и до 26 мая", - заявила в начале последнего весеннего месяца лидер партии "Путь Грузии", бывшая глава МИДа республики Саломе Зурабишвили, выступая перед митингующими у здания парламента. Она выразила надежду, что "все завершится" гораздо быстрее. С тех пор прошел месяц, митинги продолжаются, а Саакашвили по-прежнему отказывается уходить. Что касается Саломе Зурабишвили, то она, простояв два месяца на "майдане", взяла тайм-аут: по информации агентства "Тренд", лидер партии "Путь Грузии" уехала в Европу, чтобы "донести требования грузинской оппозиции" до тамошних политиков.

Кстати, Саакашвили в разгар митингов тоже не сидел на месте. За прошедшие два месяца он успел съездить с различными визитами в Болгарию, Прагу (на саммит "Восточного партнерства") и Италию. В конце июня, как стало известно, президент Грузии планирует посетить Армению. Частые зарубежные визиты, в общем, демонстрируют, что серьезной угрозой для своей власти Саакашвили оппозицию не считал и не считает (то есть он, грубо говоря, не боится, что за время его отсутствия в Грузии может произойти переворот). Хотя возможно и другое объяснение: Саакашвили спокойно ездил за границу, поскольку страной реально управлял не он, а влиятельный министр внутренних дел Вано Мерабишвили (оппозиция неоднократно заявляла, что верховная власть в Грузии давно перешла к главе МВД).

Главным козырем Саакашвили в борьбе с оппозицией остается то же, что и раньше - международная финансовая помощь, которая в значительной степени компенсировала Грузии негативный эффект от мирового экономического кризиса (осенью 2008 года, напомним, стало известно, что на послевоенное восстановление экономики и хозяйства республики будет выделено 4,55 миллиарда долларов). Даже учитывая сокращение экономики Грузии (по прогнозам правительства, экономика за 2009 год сократится на полтора процента; власти объясняют это негативным эффектом "майдана", ухудшающего имидж страны и отпугивающего инвесторов) и снижение налоговых поступлений (только за май бюджет не досчитался семи миллионов лари / около 4,2 миллиона долларов) правительство тем не менее намерено увеличить бюджетные расходы.

Всего бюджет планируется увеличить на 312 миллионов лари (около 190 миллионов долларов). Благоприятный эффект от очередной порции финансовой помощи, поступающей в Грузию, население республики, как утверждает глава правительства Ника Гилаури, ощутит уже осенью. Выступая на выездном заседании кабинета министров в начале июня, премьер также отметил, что правительство, несмотря на экономический кризис и выступления оппозиции, аккуратно выплачивает зарплаты и пенсии. Поправки в бюджет, как ожидается, будут приняты уже в ближайшие дни.

P.S. 9 июня, спустя два месяца после начала митингов в Тбилиси, оппозиция устроила многотысячную акцию протеста. Противники Саакашвили выстроились в "живую цепь" вокруг четырех правительственных зданий (в том числе силовых структур - МВД и Генеральной прокуратуры). Уже после окончания этой акции один из лидеров оппозиции - экс-кандидат в президенты Леван Гачечиладзе - отправился на встречу с Саакашвили (о которой тот, как сообщается, попросил сам). Ранее ни одно из предложений, исходящих от президента (конституционная реформа, выборы в местные органы власти и прочее), оппозицию, требующую только его отставки, не устроило. Организаторы митинга скептически отозвались об этой встрече, заявив, что мандата на то, чтобы вести переговоры от имени всех оппозиционных сил, Левану Гачечиладзе в любом случае никто не давал.