Только важное и интересное — в нашем Facebook
Новости партнеров

Единым строем

Россия войдет в ВТО только вместе с Казахстаном и Белоруссией

Заседание членов Таможенного союза Белоруссии, Казахстана и России, состоявшееся 9 июня, оказалось на редкость богатым на сенсации. Во-первых, три страны договорились вступать в ВТО единым союзом, а во-вторых, урегулировали таможенные тарифы почти на все сто процентов. Для российского бизнеса это означает одно: путь во Всемирную торговую организацию для России закрыт. Минимум – на ближайшие годы. Максимум – навсегда.

Надоело

Россия и Белоруссия пытаются вступить в ВТО с 1995 года, Казахстан – с 1996-го. За последние 15 лет тема членства во Всемирной торговой организации, в которую вошли уже едва ли не все мало-мальски заметные страны мира (сейчас участниками ВТО являются 153 государства), стала, наверное, самым долгоиграющим экономическим сериалом. За эти годы в переговорном процессе было все: от помпезного подписания "предпоследних" и "предпредпоследних" двусторонних соглашений до драматических разрывов.

В России не проходило и года без того, чтобы кто-нибудь из чиновников не заявлял о вступлении в ВТО "в ближайшее время". Похожая ситуация наблюдалась и в Казахстане с Белоруссией: в этих странах правительства также постоянно обещали, что войдут в торговый клуб через пару лет.

Тем временем, во всех трех странах необходимость вступления в ВТО не была очевидной. Действительно, за счет снятия торговых барьеров российские, казахстанские и белорусские производители получали дополнительные рынки сбыта, что способствовало бы увеличению экспорта. Однако взамен все три страны должны были открыть и собственные рынки, что, например, значительно бы осложнило ситуацию в сельском хозяйстве, живущем за счет дотаций государства, автомобилестроении, также поддерживающемся нерыночными механизмами, и финансовом секторе, который во всех трех странах еще не успел достаточно развиться.

Именно поэтому все три страны не спешили соглашаться на любые условия ВТО, а выторговывали право оставить закрытой ту или иную отрасль.

В России с переменным успехом процесс торга длился до лета 2008 года, то есть до того времени, когда началась война в Южной Осетии. Военные действия отбросили Россию в переговорном процессе на много лет назад: по условиям ВТО, каждый новый член организации должен подписать двусторонние соглашения с прежними участниками торгового клуба. Россия договорилась с Грузией в 2002 году, но с тех пор официальный Тбилиси несколько раз хотел его разорвать, требуя закрыть незаконные контрольно-пропускные пункты в Абхазии и Южной Осетии. В ходе августовской кампании Грузия потеряла контроль над обоими регионами, а отношения Москвы и Тбилиси испортились окончательно.

25 августа 2008 года первый вице-премьер Игорь Шувалов заявил, что Россия разорвет ряд соглашений по ВТО, которые противоречат интересам страны. Кроме того, чиновник объявил, что в ближайшие месяцы или даже год Россия в ВТО точно не вступит. "Элементарная справедливость должна восторжествовать", - поддержал Шувалова премьер-министр Владимир Путин.

Все эти заявления, впрочем, не помешали российским чиновникам время от времени по привычке заявлять, что страна вот-вот вступит в ВТО. Последней об этом успела рассказать министр экономического развития Эльвира Набиуллина. В рамках Петербургского международного экономического форума 4-6 июня 2009 года она отметила, что Россия может договориться о вступлении в ВТО до конца 2009 года, а стать полноправным членом организации – в 2010 году.

Теперь ясно, что все заявления о скором членстве России в ВТО можно считать… устаревшими. Ведь даже если все пойдет по плану и Таможенный союз будет создан в начале 2010 года, переговоры с ВТО начнутся в лучшем случае в следующем году. При этом все договоры, которые Россия, Казахстан и Белоруссия заключили за полтора десятилетия в одиночку, утратят свою силу. Так что процесс может затянуться еще не на один десяток лет.

Очевидно, что Россия, равно как Белоруссия с Казахстаном, со вступлением в ВТО запоздали. Брать на себя дополнительные обязательства перед мировым сообществом сейчас, то есть в условиях кризиса и практические повсеместного введения элементов протекционизма, было бы неверным: неизвестно, какой станет глобальная экономика через пару лет. Скорее всего, именно с этой неизвестностью и связано желание трех стран повременить со вступлением в эту организацию. А заодно Казахстан, Белоруссия и Россия наглядно показали всему миру свою самостоятельность. Или обособленность. Или изоляцию. Кому как нравится.

Таможенный союз

Таможенный союз – объединение не такое масштабное, как ВТО, зато и процесс его создания занял пока гораздо меньше времени, чем переговоры с торговым клубом. Тем не менее, создание Таможенного союза – еще один сериал российской экономики.

Переговоры о необходимости ввести единые таможенные пошлины шли с середины 2000-х годов, а соглашение о Таможенном союзе, который предполагает отмену таможни на границе между тремя странами, было подписано в октябре 2007 года.

С тех пор началась работа по согласованию тарифов. К 9 июня 2009 года они были согласованы, по словам Владимира Путина, на 95 процентов. Вечером того же дня Игорь Шувалов заявил, по данным "Коммерсанта", что на самом деле соглашения достигнуты уже по 97 процентам тарифов. Как бы то ни было, но в любом случае прогресс налицо – раньше стороны заявляли о согласовании едва ли трех четвертей тарифов.

Успех переговоров в Москве оценил даже антироссийски настроенный в последнее время президент Белоруссии Александр Лукашенко. "Мы будем иметь от белорусско-польской до казахстано-китайской границы пространство, где не будут применяться ограничительные меры", - восхитился Лукашенко 10 июня (цитата по "Интерфаксу").

Прогресс на переговорах по Таможенному союзу выглядит еще более неожиданным, если учесть последние конфликты России и Белоруссии, вовсе не настраивающие на позитивный переговорный процесс. В ответ на действия Минска, отказавшегося брать у России кредит в 500 миллионов долларов в рублях, министр финансов России Алексей Кудрин намекнул на неплатежеспособность Белоруссии, после чего на него посыпались оскорбления из Минска: его сравнивали то с "отморозком", то с "кладовщиком".

Россия же на днях развернула "молочную войну", запретив предприятиям из Белоруссии поставлять молоко на российский рынок и безмерно порадовав тем самым российских производителей.

Можно предположить, что после всех этих агрессивных действий благоразумие все же взяло свое и российские чиновники решили, что дружить все-таки лучше, чем враждовать. Во всяком случае, других союзников, на которых можно было бы всецело положиться, кроме Белоруссии и Казахстана, и не осталось: Туркмения после взрыва магистрального газопровода весной 2009 года смотрит на Россию с опаской, отношения с Грузией и Украиной испортились в последние годы, а с Прибалтикой всякие более или менее осмысленные переговоры закончились еще в 1990-х годах.

Этим, наверное, подтверждается и неслыханная по кризисным меркам щедрость России. 9 июня Владимир Путин подтвердил, что антикризисный фонд в рамках ЕврАзЭс (более широкого, чем Таможенный союз, экономического объединения на территории СНГ) начнет работать уже в 2009 году. Общий объем фонда составит 10 миллиардов долларов, причем Россия вложит в него 7,5 миллиарда долларов – сумму, сопоставимую с годовыми расходами нескольких отечественных регионов.

Кроме того, по данным российских СМИ, Россия может выделить те самые 500 миллионов долларов Белоруссии уже через этот антикризисный фонд. Так что осталось разрешить продажу белорусского молока на российском рынке – и дружба с Минском вновь будет восстановлена. Только дружить, по всей видимости, страны уже будут "на троих", вместе с Казахстаном.

Экономика00:0118 октября

Не находят места

России предсказали кризис на рынке труда. Кто потеряет и не сможет найти работу?
Экономика00:0414 октября

Переиграли

Российская экономика слишком медленно растет, но скоро это изменится