Отец и внуки

Суд над Сталиным все же может состояться. Но стоит ли?

Внезапно вокруг стало как-то много Сталина. Про "вождя народов" и "безжалостного тирана-убийцу" спорят с такой яростью, с какой давно уже не спорили о делах сегодняшних. Одни говорят: "Успокойтесь, есть вещи поважнее, поактуальнее". Другие отвечают: "Нет ничего актуальнее - не можем жить с этой занозой в мозгу".

28 июля "Новая газета" в своем блоге сообщила, что на нее подал в суд Евгений Джугашвили, внук Сталина. Евгения Яковлевича возмутила статья Анатолия Яблокова "Виновным назначен Берия", опубликованная 22 апреля в очередном выпуске "Правды ГУЛАГа" - специального приложения "Новой".

Анатолий Яблоков - не журналист, а адвокат, известный, например, по нашумевшему делу Валентина Моисеева, отсидевшего четыре с половиной года за шпионаж в пользу Южной Кореи. До прихода в адвокатуру Яблоков работал, в частности, в отделе по реабилитации жертв политических репрессий в Главной военной прокуратуре. Именно об этой работе он вспомнил в своей статье в "Новой".

Яблоков повествовал о том, как современные политики и чекисты переложили моральную ответственность за Катынский расстрел со Сталина на Берию (с юридической ответственностью там все еще сложнее, но это уже совсем другая история).

Однако не утверждение Яблокова, что Сталин лично подписал решение Политбюро о расправе над польскими офицерами, возмутили Евгения Джугашвили. В своем исковом заявлении в Басманный суд Москвы он цитирует фразу гораздо более общего характера, лишенную какой бы то ни было конкретики: "Сталин и чекисты повязаны большой кровью, тягчайшими преступлениями, прежде всего против собственного народа".

То есть клеветой на своего деда Евгений Джугашвили счел не конкретно сформулированное обвинение в конкретном массовом убийстве, а очередную пафосную тираду, которая хотя бы в силу своей затасканности давно уже ничего, в общем, не значит.

Через пару дней после подачи иска выяснилось, что инициатором его выступил, собственно говоря, не сам Евгений Джугашвили, а некая группа граждан.

Ох уж эти группы граждан! Гражданского общества у нас, может, и нет, а вот групп граждан - навалом. По какому только поводу граждане не группируются - от катка на Дворцовой площади до русофобии писателя Виктора Ерофеева. Одна такая группа граждан в феврале придумала учредить Специальное судебное присутствие Общественной палаты РФ, которое "именем гражданского общества России" (которого, может, и нет) рассудило бы, кем является Сталин - вождем народов или уголовным преступником. Эту группу граждан поддержали правозащитный центр "Мемориал" и "Новая газета", которая с тех пор всеми силами продвигает эту идею - пока, впрочем, безуспешно.

Другой группе граждан эта затея не понравилась. Ей вообще не нравится, как современные российские СМИ пишут о Сталине. Поэтому эта вторая группа граждан, познакомившись с Евгением Джугашвили, уговорила его идти отстаивать честь деда в суде. Так и получилось, что от публикации статьи Яблокова до сообщений о предстоящем суде прошло три месяца.

То, что Евгений Джугашвили выбрал для иска именно ту расплывчатую фразу, которую он выбрал, исключительно удобно для "Новой". "Мы в некотором смысле даже рады, что так произошло", - призналась пресс-секретарь газеты Надежда Прусенкова."Мы, естественно, будем участвовать в этом процессе и считаем его очень важным", - вторит ей шеф-редактор Сергей Соколов. "Новая" уже предвкушает, что превратит рассмотрение в Басманном суде иска Джугашвили в тот самый суд над Сталиным.

Басманное правосудие против Сталина. Ради такого не жалко пожертвовать даже Специальным судебным присутствием Общественной палаты. Немножко обидно, конечно, что приговор будет вынесен не "именем гражданского общества России", а по старинке "именем Российской Федерации". Но, учитывая контекст, это тоже довольно круто.

Чтобы получше подготовиться к этому действу, "Новая" даже уговорила Басманный суд отложить начало процесса на месяц. Так что ждем конца августа.

Оставшееся время можно посвятить размышлениям на тему: "А чего это они?"

Для начала вспомним проект "Имя России", за которым во второй половине 2008 года следила вся страна. Точнее, критический момент этого проекта, когда лидером народного голосования был Сталин. Самая первая группа граждан (та, что придумала суд над Сталиным) сетует, что "политические спекулянты и провокаторы до сего времени изображают учиненный преступником геноцид как "успешный менеджмент" по управлению великим народом. Одним из последствий этой спекуляции явилась попытка части общества объявить Сталина символом России, ее именем".

Потом вспомним историю с перекрашенными звездами на парадных военных самолетах. История случилась аккурат перед Днем Победы 2009 года. Пытались заменить старый, советский символ (красную звезду) на новый, демократический (трехцветную звезду), а в итоге только разбередили старые раны - и вернули все как было.

Далее вспомним Комиссию при президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России, созданную вскоре после Дня Победы. Это пока самая яркая инициатива президента Дмитрия Медведева, призванная помочь России наконец разобраться со своим прошлым. Медведев сам заранее объяснил, что основная борьба с фальсификациями истории развернется где-то в районе 1939-1945 годов.

В тот же околопраздничный период произошло еще одно весьма значимое для нашей темы событие: патриарх Московский и всея Руси Кирилл, совершая литургию в Георгиевском храме на Поклонной горе в день памяти Георгия Победоносца, наговорил такого, что многие соотечественники оказались сильно озадачены. Если коротко: Россия очень сильно нагрешила во время революции (богоотступничество, гонения на церковь), и Господь послал ей испытание немецко-фашистскими захватчиками; когда же посчитал грехи искупленными (захватчикам к тому времени оставалось до Кремля полчаса на танке), когда сквозь клич "За Родину! За Сталина!" донеслись до него молитвы - он явил чудо, и наши победили.

После этого выступления многие записали патриарха в первые "клиенты" Комиссии по фальсификации.

Чуть больше месяца спустя комментировать это выступление святейшего довелось архиепископу Волоколамскому Илариону, главе Отдела внешних церковных связей Московского патриархата (эту должность до избрания патриархом занимал Кирилл). В интервью "Эксперту" он с мрачной иронией отказал чуду победы в божественной природе ("это великое явление силы духа нашего народа"), назвал Сталина "чудовищем, духовным уродом" и по тяжести преступлений против божества и человечества уравнял его с Гитлером.

Вы еще следите? Тогда вот еще один занимательный факт: оценка архиепископом Иларионом Сталина фактически совпадает с оценкой, данной через некоторое время Парламентской ассамблеей Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе. В Вильнюсской декларации ПА ОБСЕ, в частности, говорится: "В ХХ веке европейские страны испытали на себе два мощных тоталитарных режима, нацистский и сталинский, которые несли с собой геноцид, нарушения прав и свобод человека, военные преступления и преступления против человечества".

Россия повела себя почти как Евгений Джугашвили, с которого мы начинали несколько тысяч знаков назад, - смертельно обиделась. Обиделась на то, что нашего Сталина приравнивают к вражескому Гитлеру, хотя Сталин, во-первых, так и не был осужден никаким судом ни за какой геноцид; во-вторых, просто ссылал и расстреливал (а не делал из людей, скажем, мыло); и в-третьих, закончил войну победителем.

Причем в этом случае с защитой советской памяти шизофреническая сущность позиции российских властей выявилась не менее ярко, чем в давешнем случае с защитой советской символики (красных звезд на самолетах). Дескать, сталинизм мы, конечно, не оправдываем. Массовые репрессии, дескать, осуждаем. А вот Победу (ту самую, одержанную под красным знаменем, с красными звездами на крыльях и с кличем "За Родину! За Сталина!") - не трожьте. Как в том фильме: "Тут помню, а тут не помню".

Вся эта околосталинская шумиха в столь обостренном виде длится примерно год (такого гама не поднималось даже вокруг злосчастного учебника истории под редакцией Филиппова). И чем дальше, тем более очевидными становятся следующие истины:

1) Разобравшись со Сталиным, Россия разберется со всем своим прошлым и наконец сможет реагировать на свою историю без истерики и аффектации.

2) В обозримой исторической перспективе пункт (1) нереализуем, потому что у общества и у власти - шизофрения, паранойя и маниакально-депрессивный синдром. И как бы ни тяжело, как бы ни противно было жить с занозой в мозгу, пока что ее можно выдернуть лишь вместе с половиной мозга.

3) Идея суда над Сталиным бесперспективна. Нет, покуражиться в Басманном суде или в Специальном судебном присутствии Общественной палаты можно. Даже приговор можно вынести - хоть "именем Российской Федерации", хоть "именем гражданского общества России", хоть "во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа". Только вот эффекта этот приговор все равно не будет иметь никакого. Группы граждан недоговороспособны и на любой приговор, отличный от их мнения, наплюют немедленно и без колебаний.

И только у Евгения Джугашвили в этом процессе есть понятная перспектива: в случае полного успеха он получит с "Новой газеты" 10 миллионов рублей в качестве компенсации морального ущерба и нравственных страданий. Ему пригодится - внуков еще воспитывать.

Одного внука, кстати, зовут Иосиф Виссарионович Джугашвили.

Россия00:0712 декабря

«Если надо кричать благим матом, значит надо кричать»

В этой Думе были шуты, мошенники и бандиты. Почему она — самая крутая в истории?