Новости партнеров

Шершавый "Огонек"

Старейший российский журнал вернулся к формату советских времен

Во второй понедельник сентября журнал "Огонек", который вскоре будет отмечать свое 110-летие, вышел в новом формате, который, видимо, должен напомнить давним поклонникам издания времена его расцвета и действительно всенародной популярности. Ведь в конце 1980-х годов тиражи журнала, который совсем недавно чуть вообще не закрылся, достигали рекордной трехмиллионной отметки.

Возвращение к старому формату, чуть ли не вдвое большему, чем у большинства заполняющих прилавки еженедельников, должно сделать издание более "визуальным". Главный редактор "Огонька" Виктор Лошак в статье "Хорошо забытое новое" заявил, что нынешний размер дает "возможность не только рассказать о человеке и событии, но значительнее показать их".

В журнале и вправду появилось гораздо больше иллюстраций. Впрочем, этим сейчас никого не удивишь. А вот то, что журнал перестал быть глянцевым и теперь печатается на "шершавой" бумаге, производит двойственное впечатление. С одной стороны - он запоминается еще и на ощупь. Тактильные ощущения для привыкшего к обязательной гладкости журнальных страниц читателя действительно необычные.

С другой стороны, "Огонек" позднесоветского времени был напечатан на мелованной "глянцевой" бумаге. И это тоже помнится очень хорошо. Тогда это было скорее исключением. Теперь же, в эпоху тотального засилья глянца, исключением стала "шершавость". К тому же она оборачивается другим неоспоримым достоинством - такая бумага не бликует. Поэтому читать текст и рассматривать иллюстрации можно под любым углом к источнику света.

Об огоньковских традициях советского времени напоминает и обложка нового номера, выполненная также вразрез с современным мейнстримом. Иллюстрация - в данном случае портрет американского режиссера Майкла Мура - самоценна. Ее не перечеркивают броские заголовки и заманчивые слоганы. Именно так в советское время и оформлялся журнал. О том, что перед нами обложка, напоминал только скромный логотип на красном прямоугольнике в углу.

Кстати, о логотипе. Он в очередной раз изменился. Ушли казавшиеся вечными косые "фирменные" полоски над буквой "Ё". Оказывается, в пору расцвета журнала на их месте были крупные круглые точки. В 2005 году они уже возвращались на обложку, но ненадолго. Теперь на их месте тоже точки, но квадратные. Неплохой повод для гаданий "что бы это значило?", тем более что привычную за последние годы вертикальную "вытянутость" букв логотипа уменьшили, приведя в соответствие с более "скромным" советским начертанием.

Правда, в интерпретации 2009 года чистотой принципов все-же поступились - список "горячих" материалов номера на обложке есть, но набран он неброским шрифтом и, как и логотип, расположен в углу. Чтобы его прочитать, нужно или очень близко подойти к прилавку, или взять журнал в руки. Такой компромисс.

Возможно, что в витринах киосков новый "Огонек" и выиграет в борьбе за читательское внимание. Хотя бы за счет "чистоты" картинки. Но для того, чтобы хоть приблизительно узнать о содержании номера, его придется взять в руки и полистать. На это, видимо, рассчитана верстка издания - внутри него довольно много "ударных" абзацев, набранных крупным и даже "кричащим" шрифтом.

Вместо 64 полос старого формата в обновленном "Огоньке" 52 полосы, но гораздо больших по размеру. Журнал явно увеличился в объеме. При этом ни его размер, ни шрифт (в основном тексте он довольно мелкий) не располагают к чтению в общественном транспорте и на эскалаторах. "Огонек" - домашний журнал. Его нужно читать, расположившись в уютном кресле под торшером. Носить с собой новый "Огонек", конечно, неудобно.

Зато можно без напряжения рассмотреть, например, великолепную карту расположения военно-морских сил постсоветских государств на Черном море. Большой формат - большие возможности.

Вернулся в "Огонек" и большой иллюстрированный разворот, бывший некогда отличительным знаком издания. Советский народ с помощью "огоньковских" разворотов, например, знакомился с шедеврами мировой живописи. В ту эпоху источник репродукции в рабочей бытовке или на тыльной стороне крышки чемодана можно было угадать со стопроцентной точностью - это мог быть только "Огонек". В первом номере нового формата на разворот поместили фотографию велогонки на фоне подсолнухов. Автор не указан, но большой формат, что называется, "производит впечатление". Хотя именно здесь сочности "глянца" явно не хватает. По традиции, с главными темами номера самая большая иллюстрация никак не связана.

Как и обещал главный редактор журнала, "ни политическое лицо, ни этика" "Огонька" не изменились. Во всяком случае, пока. Привычные рубрики и любимые авторы - на месте. Многим из них досталось гораздо больше места, поэтому общее впечатление складывается более солидное, основательное.

Наверное, это и есть та ниша, которую нащупали маркетологи издательского дома "Коммерсант". Видимо, ностальгия по образам советского прошлого в сочетании с современной начинкой и есть та "палочка-выручалочка", которая позволит некогда процветавшему изданию как минимум остаться на рынке и не уйти в небытие. Во всяком случае, у "Коммерсанта", которому с этого года принадлежит "Огонек", еженедельников такого формата больше нет, и занимать новую для себя нишу он будет без ущерба для уже существующих журналов издательского дома.

Однако и здесь не все так бесспорно. Если интересующийся политикой читатель может заранее предугадать, какие темы будут отражены в выходящем, например, завтра еженедельнике "Власть", то с "Огоньком" все очень неопределенно. Главными темами номера за 14 сентября 2009 года стали угроза военных действий на Черном море, отмена банковской тайны в Швейцарии и материал о многоженстве в России.

Непосредственное отношение к текущим политическим событиям имеет статья о выборах в Мосгордуму. Но при этом на обложке - Майкл Мур. Ни за что не догадаешься, какие аналитические материалы ждут внутри. За исключением, конечно, постоянных рубрик, вроде кулинарных рецептов, сканвордов или колонки Натальи Радуловой.

Непредсказуемость - это с одной стороны хорошо, если читатели уверены, что будет интересно. С другой стороны, она входит в конфликт с самой структурой рынка, который разбит на жестко определенные ниши. Опыт мытарств "Огонька" - от сумасшедшего взлета до почти закрытия - это не только история борьбы за существование одного отдельно взятого издания, но и история попыток сохранения общественно-политического журнала широкого профиля вообще.

До покупки "Коммерсантом" "Огонек" выходил тиражом более 60 тысяч экземпляров и чуть не погиб. Тираж первого номера обновленного формата - менее 25 тысяч. Но это только начало. Думается, "Коммерсант" приобретал "Огонек", руководствуясь совсем не ностальгическими мотивами. Скорее всего, там уверены, что подобный формат (как в узком, так и в широком смысле) жизнеспособен.

А значит история издания, первый номер которого вышел в декабре 1899 года, продолжается.

P.S. Равнодушные к новым тактильным ощущениям читатели могут ознакомиться с содержанием "революционного" номера "Огонька" на сайте издания.