Кровососы. Любовь. Касса

Продолжение вампирской саги оказалось коктейлем из гормонов и маркетинга

В том, что продолжение вампирской саги "Сумерки" будет ждать успех, не сомневался никто. Почти 400 миллионов долларов кассовых сборов первой части фильма вполне убедительно свидетельствовали, сколь эффективна форма, в которую писательница Стефани Майер облекла подростковые мечты о прекрасном принце. Но что успех "Новолуния" будет столь устрашающе грандиозен, вряд ли могли представить даже сами создатели кинофраншизы.

Попытка провести какой-то осмысленный разбор творения режиссера Криса Вайца изначально обречена на неудачу. Фильм "Сумерки. Сага. Новолуние" - это не кино в привычном для большинства зрителей смысле слова, а скорее приправленная спецэффектами фиксация на целлулоид гормонального фона человека постпубертатного периода.

Универсальные характеристики "хорошо" или "плохо" в этом случае совершенно неприменимы, так как оценка подобных экспериментов зависит исключительно от возраста и уровня развития зрителя. Причем речь идет не о развитом интеллекте, а об эмоциональной искушенности.

Любовь главных героев - блестящего в буквальном смысле этого слова представителя клана кровососов (которые по идейным соображениям не пьют человеческую кровь, а удовлетворяются куда менее калорийной кровью барсуков и прочей живности, скрывающейся в величественных лесах штата Вашингтон) и печальной девочки, отправленной мамой в ссылку к папе в один из самых дождливых городов США, - выходит на новый уровень.

Не в смысле взросления или подготовки к бракосочетанию, а в смысле незапланированного вторжения в их идиллию еще одного монстра - вервольфа из племени местных индейцев, который с истинно звериной энергией стремится доказать героине, что именно он, а вовсе не кровосос - ее идеальный выбор. Печальная девочка мечется между отбывшим в Европу неживым принцем и более чем живым другом, который всегда под рукой. Завидным сей жребий назвать никак не получается, так как героине предстоит выбрать между светящейся на солнце кожей одного и кубиками великолепного пресса другого.

Словом, с точки зрения только расцветающих девочек-подростков и дам возраста "лучше не знать", истосковавшихся по большой и чистой любви, которая, увы, не случилась в их жизни, фильм практически идеален. Ибо они пропустят мимо ушей утомительные диалоги и невнятное музыкальное сопровождение; слезы, застилающие им глаза, не дадут заметить все огрехи монтажа и операторскую беспомощность; а сладкое, как "бубль гум", слово "Эдвард" позволит без труда переварить сценарную кашу.

Все остальные зрители воспримут фильм либо как комедию положений, так как демонстративное оголение накачанных торсов может восприниматься всерьез лишь в фильмах определенного жанра, помеченных литерами "ХХХ", либо как мучительный эксперимент злобных пришельцев над человеческой психикой.

Ну, в самом деле, можно ли выдержать два часа беспрерывных крупных планов и диалогов в духе:

- Я хочу, чтобы ты обратил меня. - Нет, я не могу! - Но почему, я этого хочу. - Ты не понимаешь, о чем ты просишь. - Я понимаю. Я хочу этого. - Я не могу. - Почему? Ты не любишь меня...

Самая изощренная китайская пытка по сравнению с этим покажется зрителям расслабляющим тайским массажем.

И все же молодость и свежесть чувств доказала свою силу. Фильм, получивший крайне низкий рейтинг на сайте крупнейшей базы данных IMDB, легко одолел в прокате решительно все блокбастеры 2009 года и большую часть кассовых монстров прошлых лет.

Это казалось почти невероятным, но допремьерные ночные показы "Новолуния" в Северной Америке принесли фильму 26,3 миллиона долларов, то есть больше, чем в свое время заработали "Звездные войны" и все серии "Гарри Поттера". Более того, после первого дня проката стало ясно, что пал казавшийся невероятным рекорд "Темного рыцаря" по кассовым сборам за один день. Оставалась лишь схватка за кассу первых прокатных выходных, и если бы "Новолунию" удалось побить и этот рекорд, творение Криса Вайца по праву было бы признано одним из главных феноменов кинематографа.

Get the Flash Player to see this player.

Но не случилось. "Новолуние" финишировало с результатом в 140,7 миллиона долларов, все же уступив "Темному рыцарю" и третьему "Человеку-пауку", но зато вытеснив с третьего места фильм "Пираты Карибского моря: Сундук мертвеца".

Причины столь внушительного успеха, как уже говорилось выше, кроются в удачной интерпретации подростковых страданий, предложенной Стефани Майер, и эффективности отлаженной, как швейцарские часы Breguet, голливудской маркетинговой машины.

Времена Гарри Поттера подходят к концу, и киноиндустрия остро нуждается в адекватной замене, которая позволит и дальше манипулировать эмоциями самой активной части зрителей. Причем в более дешевой замене, учитывая возникшие в последнее время сложности с финансированием. В этом смысле франшиза "Сумерки" вообще и ее частный случай, фильм "Новолуние", являются прекрасным полигоном по испытанию технологий продвижения на рынке весьма незамысловатых, но точно ориентированных продуктов.

Правда, сработает это лишь в том случае, если с каждой новой серией уровень режиссуры, актерской игры и пост-продакшена не будет неуклонно снижаться. А если это будет происходить и дальше, то даже полностью обнаженный Роберт Паттинсон в кадре в итоге вызовет смех в зрительном зале. Даже у девочек-подростков.

Андрей Воронцов