Палка о двух концах

Ухтинский зампрокурора превратился из свидетеля в лжесвидетеля

Противостояние системе имеет как свои плюсы - внимание СМИ и сочувствие общественности, так и свои минусы - обиженные правдоискателем чиновники способны на многое, причем не из мести, а для того чтобы защитить честь мундира. Вот и провинциальный зампрокурора, рискнувший вынести сор из избы, оказался фигурантом уголовного дела. Григория Чекалина, в тщетных поисках справедливости обратившегося к президенту, обвинили в лжесвидетельстве.

Информация о возбуждении уголовного дела в отношении автора обращения к Дмитрию Медведеву дошла до СМИ только 17 декабря. Дело сразу же объявили местью Чекалину за его принципиальную позицию. Но хронология событий в действительности оказалась несколько иной. Дело было возбуждено еще 26 октября, за две недели до публикации на YouTube обращения Чекалина. Бывшего зампрокурора, возможно, подвигли на это шаг действия майора милиции Алексея Дымовского, который незадолго до этого также решил публично пожаловаться на свое начальство, правда, не президенту, а председателю российского правительства.

Дело в отношении Чекалина было возбуждено именно 26 октября не случайно. В этот день вступил в силу приговор обвиняемым, которых защищал Чекалин, и, соответственно, его показания в ходе судебного процесса стали уже не свидетельством, а лжесвидетельством.

История эта началась в июле 2005 года, когда в городе Ухта, где Чекалин работал заместителем прокурора, в результате поджога сгорел торговый центр "Пассаж". Тогда это происшествие произвело в обществе приблизительно такой же эффект, как и недавний пожар в пермском клубе "Хромая лошадь". В Ухте погибли 25 человек, еще десять получили различные травмы и ранения. Огонь в торговом центре вспыхнул около двух часов дня. Очаг пожара возник рядом со входом, отрезав от путей к спасению посетителей и персонал. Запасной выход, как водится, был закрыт, а окна первого этажа забраны решетками.

Расследование пожара взяли на контроль генпрокурор и президент (тогда им был Владимир Путин). Найти виновных не удавалось, давление на следователей и прокуроров нарастало. Наконец, в мае 2006 года обвинение было предъявлено двум подросткам, которым на момент пожара было по 18 лет. Оба были из неблагополучных семей, один из них судим за кражу. Они дали следствию признательные показания: якобы за небольшое вознаграждение они подожгли магазин по заказу конкурентов, разлив рядом со входом легко воспламеняющуюся жидкость.

Без ответа остались вопросы, почему акцию устрашения конкурента понадобилось проводить в дневное время, когда в торговом центре было много людей, и как охранники не заметили, что кто-то среди бела дня пытается поджечь заведение (следствие уверяло, что обвиняемые разлили две емкости с горючим).

Чекалин входил в группу, проводившую расследование (в 2005 году разделения на прокуратуру и следственные органы еще не существовало). По его словам, о выявленных им фактах фальсификации доказательств он рассказывал и своему начальнику, и руководителю следственной группы, однако те посоветовали ему не вмешиваться. Затем в ходе первого процесса Чекалин заявил, что подсудимые невиновны, а обвинение базируется на поддельных доказательствах. Тот суд завершился летом 2008 года оправдательным приговором.

Однако Верховный суд России выявил процедурные нарушения, и дело было направлено на повторное рассмотрение. В ходе второго процесса Чекалин повторил свои доводы о том, что обвинение держится на фальсифицированных материалах, но в этот раз Верховный суд Республики Коми признал двух подсудимых виновными и приговорил их к пожизненному заключению. В октябре 2009 года, как уже говорилось, Верховный суд РФ утвердил приговор, что открыло дорогу для обвинения Чекалина в лжесвидетельстве.

Подробно свои аргументы Чекалин излагает в своем блоге. Там он опубликовал текстовый вариант обращения к президенту, в котором подробно описывает, как и почему были фальсифицированы материалы дела. По его оценке, если сначала следствие пошло на подлог только для того, чтобы ускорить раскрытие резонансного дела, то в дальнейшем ставки возросли: "Цена этой игры - передел сфер влияния бизнеса города Ухта и Республике Коми, устранения политических конкурентов и решение вопросов связанных с контролем над руководством правоохранительных органов Республики Коми" (орфография и пунктуация авторские).

В этом документе и в своем интервью радиостанции "Эхо Москвы" Чекалин рассказывает, как следователи заставили одного из подозреваемых написать записку с признанием в поджоге, которая затем послужила одним из доказательств, и как были подделаны показания свидетеля, который по горячим следам не смог опознать подозреваемых, а спустя год с уверенностью опознал одного из них.

Со своей стороны республиканские правоохранительные органы приводят контраргументы, объясняя, зачем Чекалину понадобилось ввязываться в эту историю. В http://www.sledkom.ru/news/press/detail.php?ID=2376>сообщении следственного управления по Республике Коми о возбуждении уголовного дела говорится, что бывший зампрокурора, еще находясь при исполнении обязанностей, тайно записывал на диктофон показания свидетелей и передавал эти сведения адвокатам обвиняемых. Кроме того, следователи утверждают, что Чекалин находится в дружеских отношениях с предполагаемыми заказчиками поджога - уроженцами Дагестана, ведущими в Ухте успешный бизнес. В июне 2009 года двое из них, Фахрутдин и Асрет Махмудовы, были арестованы. Их брат Магомед объявлен в федеральный розыск.

Исходя из этого получается, что Чекалин добивался оправдания обвиняемых в поджоге для того, чтобы отвести подозрения от своих знакомых. Чекалин же полагает, что предпринимателей братьев Махмудовых пытаются привлечь к делу в отместку за то, что они отказались делиться бизнесом с силовиками.

Бывший сотрудник прокуратуры говорит, что занялся правозащитной деятельностью, так как впервые столкнулся с таким откровенным попранием закона и не мог пойти против своей совести. Чекалин работал следователем недолго, он начал работу в органах в 2003 году, а после того как выступил на первом процессе против своих же коллег, ему пришлось уволиться. После этого Чекалин перебрался в Москву и открыл собственную юридическую фирму, которую, по его признанию, в последнее время замучили обысками.

Чекалин отмечает, что дело в его отношении возбудили по части второй статьи 307 (заведомо ложные показания свидетеля в суде, соединенные с обвинением лица в совершении тяжкого или особо тяжкого преступления), что означает в случае его признания виновным несколько лет лишения свободы. При этом, по его мнению, он никого конкретно в фальсификациях не обвинял, а просто говорил о выявленных нарушениях.