Новости партнеров

Вторжение, которого не было

Вторая ирано-иракская война не состоялась

Неожиданное появление танков армии Ирана на территории Ирака произвело мощный эффект на мировой рынок нефти. Цена в течение пары часов 18 декабря подскочила на 2 доллара - до 75 долларов за баррель. Могла бы подрасти и еще сильнее, но укрепление американской валюты сдержало этот подъем. Между тем, эксперты не выражают никакой тревоги по поводу конфликта, считая его лишь малозначимым спором по поводу не урегулированного участка границы.

Ранним утром 18 декабря иранские войска пересекли границу между двумя странами в иракском регионе Майсан и в течение часа заняли скважину номер 4, входящую в одноименное месторождение. Силы иранцев были оценены всего в 11 человек. Однако, судя по сообщениям СМИ, персы действовали основательно: танки окружили скважину, а пехота в кратчайшие сроки оборудовала при помощи мешков с песком защитные редуты. Вооруженные силы Ирака никакого сопротивления при этом не оказали. То ли они оперативно ретировались, то ли их в данном районе вообще не было.

По сообщению генерала пограничной службы Ирака Зафера Назми, иранцы даже водрузили над скважиной национальный флаг. Впрочем, триумф оказался недолгим. Вечером 20 декабря войска Исламской республики покинули вновь оборудованную позицию и вернулись на собственную территорию.

Оперативно разрешить конфликт удалось благодаря телефонным переговорам между иранским министром иностранных дел Манушером Моттаки и его иракским коллегой Хошияром Зебари. По итогам этой беседы конфликт было решено урегулировать созданием специальной комиссии по приграничным вопросам.

Дело в том, что граница между Ираком и Ираном до сих пор толком не демаркирована, что и стало причиной демонстрации силы с иранской стороны. Корни проблемы уходят в 1980-е годы, к событиям ирано-иракской войны, ставшей одним из самых кровопролитных вооруженных конфликтов в мире за последние полвека. Хаос, связанный с американской оккупацией Ирака, также не приблизил территориальные споры к разрешению.

Возможно, эта неурегулированность в любом другом случае стала бы мелочью, на которую еще долго не обращали бы внимания. Однако речь идет о Персидском заливе, территория которого буквально сочится нефтью. Каждый квадратный километр здесь может приносить сотни миллионов долларов в виде корпоративных прибылей и доходов госбюджета.

Часть месторождения Майсан (или Миссан), называемая аль-Факках, как раз находится на одном из таких спорных участков. Скважина, на которой расположились солдаты вооруженных сил Ирана, находится в пятистах метрах от ближайшего иранского пограничного поста и в километре - от иракского. Эта часть месторождения начала эксплуатироваться во времена нефтяного бума 1970-х, но из-за ирано-иракской войны, бои которой кипели как раз в этих краях, добыча была приостановлена.

В 1998 году работу на месторождении возобновили, но вновь всего на несколько лет. Теперь помешало уже американское вторжение в Ирак и последовавшая за ним партизанская война. Стране в этот период было никак не до нефти. В результате все последние годы скважины приграничного месторождения так и стояли законсервированными. Однако сейчас Ирак активно наращивает объемы добываемой нефти, распродавая иностранным инвесторам свои месторождения, так что в ближайшие годы эксплуатация этой территории может быть возобновлена.

Когда стало известно о проникновении иранских солдат на спорную территорию, мировые рынки охватила легкая паника. Весь мир хорошо помнит, что захват уже самим Ираком Кувейта в 1990 году и последующая операция "Буря в пустыне" также стали возможны из-за пустякового повода (тогда Саддам Хусейн обвинил кувейтцев в краже нефти с приграничных иракских месторождений). На фоне новостей из Майсана цена на нефть подскочила почти на 2 доллара, вплотную приблизившись к отметке 75 долларов за баррель, от которой откатилась было еще две недели назад.

Официальные лица в этот раз попытались как можно быстрее замять конфликт. Генеральный секретарь ОПЕК Абдалла Эль-Бадри, находившийся в тот момент на "климатическом" саммите в Копенгагене, вообще отказался верить в происходящее. Кстати, акция иранской армии была проведена всего за несколько дней до очередного заседания ОПЕК, назначенного на 22 декабря. Пока можно лишь гадать, имеют ли эти события какую-либо связь между собой.

Высказывания о том, что это не может быть всерьез, делали и представители американских вооруженных сил, снижая таким образом напряжение. Никаких действий со стороны союзного контингента в Ираке зафиксировано не было. В свою очередь, эксперты отмечали, что иранское руководство едва ли будет провоцировать войну и рисковать безопасностью страны из-за крошечного месторождения.

Следует учесть, что Иран находится в хороших отношениях с нынешним иракским правительством, контролируемом в основном шиитами. К ним Тегеран благоволил все последние годы, и нет никаких оснований полагать, что это отношение изменилось. По всей вероятности, имело место взаимное непонимание из-за нерешенных приграничных вопросов. По крайней мере, теперь будет повод эти вопросы разрешить.

Что касается нефтяного рынка, то эффект иранской мини-кампании оказался для него не слишком долговечным. По крайней мере, так кажется внешне. После сообщений о том, что иранское вторжение к войне не приведет, цены на бирже вновь опустились к отметке 73,5 доллара за баррель. Впрочем, сейчас настрой инвесторов на нефть, без учета политических факторов, скорее негативный, и, возможно, ситуация вокруг месторождения аль-Факках просто не дает ценам упасть ниже.

В любом случае, позиция Ирана продолжает оставаться фактором, определяющим сейчас цены на нефть. С одной стороны, это государство остается потенциальным центром политической нестабильности, несмотря на то, что возможность военной операции против Ирана снята с повестки дня. Достаточно вспомнить, что всего за пару дней до приграничного конфликта Исламская республика успешно испытала ракету средней дальности "Саджиль-2", что стало одной из причин подъема биржевых цен.