Новости партнеров

Банкуем потихоньку

Банковский сектор пережил год лучше, чем можно было ожидать

В конце 2008 года российским банкам чего только не предрекали: и вторую волну кризиса, и отток средств со счетов клиентов, и едва ли не массовые банкротства. Но вот прошел год, а абсолютное большинство банков продолжает работать, наращивать объемы привлеченных депозитов и платить топ-менеджерам "докризисные" зарплаты. С кредитованием пока, правда, не получается, но нельзя же - все и сразу.

Сентябрьский кризис 2008 года ударил прежде всего по банкам. Достаточно вспомнить фактическое банкротство "КИТ Финанса" и "Связь-банка", панику как среди населения, так и среди чиновников, которые кинулись придумывать довольно нелепые способы спасения проблемных финансовых организаций (чего стоит хотя бы приобретение "КИТ Финанса" госкомпаниями РЖД и "АЛРОСа").

Банкротства в отрасли удалось прекратить благодаря вливаниям денег со стороны ЦБ, а также "мягкой девальвации", на которой банкиры за какие-то недели получили десятки процентов прибыли, переводя средства из рублей в доллары и евро. Паника среди населения закончилась, когда Госдума, Совет Федерации и президент в спешном порядке приняли закон о повышении страховки по вкладам сразу до 700 тысяч рублей. Наконец, паника среди чиновников пошла на спад, когда ЦБ и Агентство по страхованию вкладов определились с тем, кого они будут спасать, а кого банкротить, а также разработали правила "санации" (словечко, широко вошедшее в обиход именно в конце 2008 года и означающее оздоровление финансовых организаций).

Все это случилось еще в последние месяцы 2008 года. Однако нельзя сказать, чтобы все последствия кризиса в банковской сфере были полностью преодолены. К началу 2009 года главной головной болью для банкиров оставался рост просрочки по кредитам, с которым связывали возможность второй волны банковского кризиса.

Вторая волна

В конце марта 2009 года министр финансов и вице-премьер Алексей Кудрин заявил, что Россию ждет вторая волна кризиса, причем связана она будет с ростом просрочки по кредитам. Эта просрочка складывалась (и продолжает складываться) из нескольких факторов. Во-первых, многие предприятия в период высоких цен на нефть набрали большой объем кредитов, рефинансировать которые по прежним ставкам никто не хотел. Во-вторых, в условиях экономического спада компании начали работать на склад - "живых" денег из-за отсутствия спроса у них не было. В-третьих, многие активы уже оказались заложенными по ранее взятым кредитам - больше финансовым организациям закладывать стало нечего.

Эти три фактора и навели Кудрина на мысли о второй волне кризиса. Министр даже рискнул и вопреки сложившейся этике стал опровергать статистические данные другого ведомства - Центробанка. Так, если ЦБ подсчитал, что к 1 марта просроченными были три процента от всех выданных в России кредитов, то Кудрин заявил, что на самом деле их уже больше 10 процентов - просто, мол, законодательство позволяет банкам сдавать в ЦБ "хитрые" отчеты.

Несовпадение данных Минфина и Центробанка вызвало большой резонанс в СМИ, но вот к резонансным действиям со стороны чиновников не привело: ЦБ так и считает объем просроченной задолженности по-старому, причем в середине ноября в этом ведомстве отметили, что "просрочка" не растет уже в течение двух месяцев. Что касается правительства, то в Минэкономразвития еще в конце июля объявили, что вторая волна если и будет, то уже в первой половине 2010 года. Сам Кудрин, в свою очередь, назвал свой прежний прогноз пессимистическим и в октябре объявил вторую волну маловероятной.

Их стало меньше

В 2009 году было отозвано 44 банковских лицензии, причем почти половина из них - в первом квартале. К осени активность Центробанка и вовсе снизилась: банкротств на рынке стало меньше, а отзывать лицензии за отмывание средств в последнее время у ЦБ как-то стало немодно (поверить же в то, что денег стали отмывать меньше, как-то сложно).

Если простой россиянин посмотрит на список всех банков, у которых отозвали лицензии, то вряд ли увидит там знакомые названия. Действительно, едва ли хоть 0,01 процента от числа всех жителей страны пользовались услугами, например, Межрегфинкомбанка из Хабаровска или Астраханьпромбанка.

Впрочем, как писали российские деловые СМИ, Центробанк, если бы захотел, мог бы отозвать лицензии даже у крупных финансовых организаций. Так, в ЦБ предпочли не замечать нарушения сразу нескольких нормативов Связь-банком (например, по достаточности капитала и величине крупных кредитных рисков), за что, впрочем, регуляторов вряд ли можно упрекнуть: не для того этот банк так активно спасали в 2008 году, чтобы "потопить" в 2009-м.

В 2010-ом ЦБ пообещал возобновить более масштабную чистку банковской системы - первый заместитель председателя ЦБ Геннадий Меликьян публично заявил, что без лицензий останутся больше, чем 44 банка. В Агентстве по страхованию вкладов (ЦБ и АСВ в 2009 году вообще часто выступали тандемом) посчитали, что права на осуществление профильных операций могут лишиться 80 финансовых организаций. Отчасти это будет связано с новым нормативом по размеру капитала - в 2010 году не останется банков с капиталом меньше 90 миллионов рублей.

А их - больше

2009 год оказался весьма успешным для российского рынка депозитов. По данным Агентства по страхованию вкладов, их объем за 12 месяцев увеличится на 20 процентов и составит больше семи триллионов рублей - около 7,05-7,1 триллиона. Доля валютных вкладов по итогам девяти месяцев составила 29,4 процента - вряд ли эта цифра значительно изменится к концу года.

Россияне несли деньги в банки по нескольким причинам. Во-первых, кризис заставил их вспомнить об экономии и о том, что необходимо отложить что-то "на черный день". Во-вторых, вкладываться на рынке стало не во что: доверие к паевым инвестиционным фондам или игре на бирже было подорвано. Наконец, инфляция, которая стала ослабевать только к концу года, делала сбережения, хранящиеся "под матрасом", слишком уж невыгодными.

Но главное, думается, все-таки не в этом. Основное, чем банки могли привлечь клиентов - это ставки. Впервые за долго время в России ставки по вкладам намного опережали инфляцию и стали средством не только сбережения, но и приумножения средств.

Гонка ставок началась еще в конце 2008 года и была вызвана тем, что у финансовых организаций заканчивалась ликвидность. Россияне понесли в банки те самые лежавшие под матрасами рубли, которые банкиры переводили в валюту и получали доход, перекрывающий гигантские ставки. Кроме того, не стоит забывать, что еще в апреле ставка рефинансирования в России составляла 13 процентов годовых, а ставка межбанковского кредитования MosPrime на шесть месяцев находилась в районе 20 процентов: в таких условиях брать средства у граждан даже под 18 процентов годовых казалось делом довольно выгодным и, главное, безопасным.

К лету ситуация на межбанковском рынке начала стабилизироваться, но ставки по инерции оставались высокими. Это обеспокоило как Агентство по страхованию вкладов, так и Центробанк: они справедливо полагали, что высокие ставки создают риски в финансовой системе и могут привести к увеличению числа банкротств.

Сначала в ЦБ заявили, что в России не может быть ставок больше, чем 18 процентов годовых. Затем эта цифра постоянно снижалась, а к осени в ЦБ придумали формулу: предел был определен на уровне максимальной ставки в десяти крупнейших банках страны плюс полтора процентного пункта (около 15-16 процентов годовых на конец года). Формальных инструментов влияния на банки, завышающие ставки, у ЦБ нет, однако регулятор заявил, что таким финансовым организациям может быть отказано в госпомощи. В условиях кризиса эта угроза оказалась весьма действенной.

Интрига следующего года

Главный вопрос, который стоит перед банковским сектором в 2010 году, звучит так: будет ли разморожен рынок кредитования и если да, то как быстро?

Вообще-то этот вопрос задавался и в конце 2008 года, но, увы, 12 месяцев спустя ответ на него по-прежнему остается отрицательным. Пусть ставки по вкладам пошли вниз, пусть некоторые виды кредитов стали доступнее, но факт остается фактом: объемы кредитования в российской банковской системе не увеличиваются.

В середине октября стагнацию в кредитовании публично признал Алексей Кудрин: по его словам, с января по октябрь объем кредитов, выданных российскими банками, не изменился. В ноябре в стагнации пришлось признаться и Центробанку.

Между тем, задача разморозки кредитного рынка была одной из главных в 2009 году для всех российских чиновников. В конце 2008 года правительство обязало ведущие государственные банки увеличивать свой кредитный портфель на 2 процента ежемесячно, а летом премьер-министр Владимир Путин даже посоветовал банкирам не уходить в отпуска, пока они не добьются необходимого результата.

Какие меры премьер-министр примет в 2010 году, сказать сложно. Но очевидно, что принимать их нужно: если в конце 2008-го и начале 2009 года банковский рынок России выжил во многом благодаря помощи правительства, то и рынок кредитования, видимо, без помощи чиновников не обойдется.

Экономика00:02Сегодня

Взяли кэшем

Они обворовали россиян на миллиарды: крупнейшая пирамида последних 20 лет
Экономика00:0314 октября

Ледяная дерзость

Эта страна запугивала НАТО Советским Союзом, а теперь не платит долги
Экономика08:00 8 октября

История одного букета

Ремесленничество пробивает себе дорогу с помощью новых технологий