Поставят в угол

В России вступил в силу закон о домашнем аресте

С 10 января в России начал действовать закон о домашнем аресте. Документ о его вступлении в силу президент РФ Дмитрий Медведев подписал аккурат в канун новогодних праздников - 29 декабря. Новая мера наказания является не такой уж и новой: она упоминается в действующем уголовно-процессуальном кодексе, но на практике почти не применялась.

Домашний арест в качестве основного наказания будет распространяться на лиц, совершивших преступления небольшой и средней тяжести. Его срок составит от двух месяцев до четырех лет. Кроме того, домашний арест суды будут использовать в качестве дополнительного наказания. Ему будут подвергаться на срок до двух лет граждане, совершившие тяжкие преступления.

Распространяться домашний арест, как предполагается, будет на клеветников, мошенников, хулиганов, мелких воришек и растратчиков. Это наказание также будет применяться в случае, если преступление не было доведено до конца или совершено в состоянии психического расстройства. Наиболее часто домашний арест будет применяться по отношению к несовершеннолетним преступникам, а вне поля его действия оказываются военнослужащие, иностранцы и бомжи.

Работа по гуманизации системы наказаний активизировалась в последний год. В Минюсте наконец осознали, что гулаговская система, оставшаяся в наследство от Советского Союза, окончательно изжила себя, и прежде всего экономически. Советские лагеря были в какой-то мере наследниками царской каторги. Резкий рост числа их обитателей пришелся на 1930-е годы. С помощью заключенных выполнялись две задачи: изоляция разнообразных "врагов народа" и использование дешевой, по сути рабской силы для освоения удаленных территорий в рамках индустриализации страны.

С переходом России на рыночные рельсы массовое использование труда заключенных перестало себя оправдывать. По данным Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН), на конец 2009 года в колониях содержались более 730 тысяч человек. Кроме того, под арестом на время следствия находились еще около 135 тысяч человек. И лишь 2900 осужденных сидели в тюрьме.

По планам ФСИН, в ближайшем будущем две трети заключенных будут переведены в тюрьмы, а оставшихся отправят либо в колонии-поселения, либо подвергнут домашнему аресту. Точные сроки пока не называются, так же как и суммы расходов, необходимых для столь масштабной реформы. Ведь строительство современной тюрьмы, оснащенной необходимым охранным оборудованием, и в то же время снабженной всеми удобствами для заключенных, предусмотренными международными гуманитарными нормами, потребует значительных вложений.

Ни для кого не секрет, что гуманитарная ситуация в российских тюрьмах напоминает о странах третьего мира, а не о современной цивилизации. Ко всем врожденным недостаткам российской пенитенциарной системы, таким как нарушение прав заключенных и коррупция, добавляются антисанитарные условия и отсутствие элементарных бытовых удобств.

Как известно, смысл наложенного судом наказания заключается в изоляции и/или исправлении осужденного. Функцию изоляции от общества, а это касается опасных, закоренелых преступников, современные колонии выполняют плохо: достаточно вспомнить, что большинство телефонных мошенничеств в России осуществляется непосредственно из мест лишения свободы. С исправлением ситуация тоже аховая: какое может быть осознание вины на российских зонах, которые стали настоящими криминальными университетами.

Необходимость реформы российской тюремной системы продемонстрировала недавняя смерть юриста Сергея Магнитского, который еще даже не был осужден, а только находился под следствием по делу об уклонении от уплаты налогов. Под нажимом правозащитников Медведев приказал провести расследование обстоятельств его смерти, и после первых же беспристрастных проверок полетели головы.

Но смерть Магнитского - всего лишь частный случай, продемонстрировавший, что вся система прогнила насквозь. Причем не в фигуральном, а в буквальном смысле, так как большинство объектов ФСИН не видели ремонта уже несколько десятилетий. Так что меры по разгрузке тюрем и колоний во многом преследуют не только гуманитарную, но и чисто практическую цель. В этом ряду стоит и практика выпуска подследственных под залог, и вынесение наказания в виде принудительных работ.

Правоохранительные органы обычно аргументируют необходимость содержания человека под стражей тем, что он может скрыться или оказать давление на свидетелей. Подобные опасения относятся как к подследственным, так и осужденным. Поэтому важно техническое обеспечение такой меры, как домашний арест.

Контроль за передвижениями домашнего арестанта предполагается осуществлять с помощью специальных электронных браслетов, с которых сигнал о местонахождении их владельца будет поступать через системы спутниковой навигации на пульт сотрудникам ФСИН. Кроме того в жилище осужденного может быть установлена аудиовизуальная техника, которая поможет следить за соблюдением условий наказания. Человек, находящийся под домашним арестом, будет ограничен в передвижениях и в контактах с внешним миром, лишен права сменить место жительства и будет обязан регулярно отмечаться в органах внутренних дел.

Маловероятно, что изменение меры пресечения коснется уже осужденных лиц. Приговоры к домашнему аресту суды должны начать выносить сразу по окончании новогодних каникул. По оценкам ФСИН, число домашних арестантов в России составит более 110 тысяч человек, причем только треть из них будет контролироваться с помощью электронных браслетов. А для тех, кто посчитает вынесенное им наказание слишком мягким, существует и контрмера: суд вполне может изменить приговор с домашнего ареста на реальный.

11:5513 апреля

«Я с бабой работать не буду»  

Она забралась в самое сердце мужского мира, точнее — под капот
Россия00:0021 апреля

«Многие пожалели о своем решении»

Русские уезжали в Америку и пытались стать элитой. Получилось не у всех