Новости партнеров

Негативу здесь не место

Фотографа осудили за "оскорбление узбекского народа"

10 февраля в Ташкенте был вынесен приговор по довольно странному делу. Судили фотографа и кинодокументалиста Умиду Ахмедову, ее обвиняли в "оскорблении узбекского народа". Недовольство властей вызвал фотоальбом Ахмедовой, посвященный Узбекистану, и снятый ею документальный фильм. Чиновники решили, что в альбоме слишком мало позитива, а фильм вообще оскорбляет народные традиции.

Дело, получившее международный резонанс, все же довели до суда, однако в итоге Умида Ахмедова была освобождена от наказания. Ее признали виновной и сразу же амнистировали. Возможно, представители власти, оправдывающие преследование Ахмедовой заботой об имидже страны за рубежом (неприглядные стороны жизни в Узбекистане, мол, показывать нельзя), поняли, что жесткий приговор в данном случае этому имиджу сильно повредит.

Интерес к работам Умиды Ахмедовой милиция стала проявлять осенью 2009 года. В ноябре ее в первый раз вызвали на допрос (тогда еще в качестве свидетеля). В течение примерно двух часов следователь расспрашивал Ахмедову о ее фотоальбоме "Женщины и мужчины: от рассвета до заката" (некоторые снимки, опубликованные "Ферганой.Ру", можно посмотреть, например, здесь), а также о двух документальных фильмах, в создании которых она принимала участие ("Мужчины и женщины в обрядах и ритуалах" и "Бремя девственности", последний можно посмотреть по этой ссылке).

Неясно, почему претензии у властей возникли именно теперь. Фильм "Бремя девственности" (посвященный деликатной теме сохранения невинности невест до свадьбы и отношения к этому в узбекских семьях) вышел еще в марте 2009 года. А фотоальбом, отразивший бытовые аспекты жизни в Узбекистане, вообще был издан в 2007 году.

Очевидно, альбом попался на глаза одному из тех чиновников, которых как-то описал "Фергане.Ру" узбекский фотограф Леонид Кудрейко. "Находились даже люди из числа руководителей, которые, глядя на наши работы (предназначенные для показа на международной выставке — примечание Ленты.Ру), говорили: 'Вы что, это там показываете?' Но жесткого отбора наших работ здесь не было. Другое дело, что организаторы местных выставок никогда не покажут фотографии, отражающие настоящую жизнь. А вот улыбающихся детей – пожалуйста", - сказал он.

Как выяснилось позднее, дело на Умиду Ахмедову было заведено по инициативе Узбекского агентства по печати и информации. При этом следствие изначально руководствовалось мнением неких привлеченных прокуратурой экспертов, которые посмотрели фотографии из альбома и решили, что эти снимки являются "клеветой и оскорблением узбекского народа".

Фотографу предъявили обвинения по двум статьям: "Клевета" и "Оскорбление" (то, что эти статьи, вообще-то, защищают права конкретных лиц, а не всего народа, прокуратуру не смутило). Ей было предложено признать вину (за это следователь пообещал обвиняемой амнистию). Ахмедова от такого варианта отказалась, заявив, что намерена отстаивать свою невиновность.

В разговоре со следователем она попыталась объяснить, что занимается этнографией. Однако выяснилось, что ее собеседник не знает значения этого слова. Фотограф пояснила, что "интересуется жизнью народа с этнографической точки зрения, снимает народные обряды, традиции, свадьбы". После этого она спросила у следователя, в чем, по его мнению, здесь кроется "клевета". Вопрос, по ее словам, остался без ответа.

Тем временем в прессу попало "заключение экспертов", на основании которого Умиде Ахмедовой были предъявлены обвинения. Эксперты, в качестве которых выступили, в частности, представители Комитета по делам религий и Центра пропаганды и духовности, дружно раскритиковали фотографа за то, что она уделила мало внимания позитивным образам. "Объектив Умиды Ахмедовой, - возмущается один из авторов заключения, - не отражает красивые места, современные здания, благополучные кишлаки".

Недовольство экспертов вызвали, например, фотографии подметающих женщин и вообще женщин, занятых тяжелым трудом. Эксперты решили, что автор снимков "специально подчеркивает жизненные трудности".

"На многих фотографиях с удивлением убеждаешься, в каких отсталых условиях люди живут в кишлаках", - продолжает эксперт. И в чем же виноват фотограф? В том, что он шокировал эксперта, показав, как живут люди в Узбекистане? Впрочем, если эксперт, к примеру, узнавал о происходящем в стране из сообщений официальных СМИ, к примеру, информационного агентства УЗА, то фотографии из альбома действительно могли его шокировать. Вот какие заголовки, к примеру, можно было встретить на днях на новостной ленте УЗА (по порядку): Бесценное духовное наследие - Гению поэта и мыслителя посвящается - По пути обеспечения верховенства закона - В добрый путь, призывники! - Посвящено исполнению закона - Занятость женщин – важная задача. И так далее.

"В фотоальбоме царствует пессимистическое настроение. Проще говоря, там жизнь показана очень некрасиво", - утверждают авторы заключения. Вывод однозначен: "остановить распространение данного альбома среди широкой общественности". Что касается фильма "Бремя девственности", что он, по мнению экспертов, "оскорбляет национальные традиции" и "не подходит ни для нашей морали, ни для морали других стран".

Недовольство у авторов заключения, кстати, вызвало не только то, что создатели фильма затронули деликатную тему (эксперты признают, что в связи с традициями, подразумевающими проверку невинности невесты, в обществе существуют определенные проблемы, однако утверждают, что в фильме эти проблемы "преувеличены"), но и то, что в картине "как будто специально показаны убогие здания".

Через экспертный отчет проводится мысль: вот увидят такие фотографии и фильмы "на Западе" - и решат, что в Узбекистане людям живется плохо, права женщин нарушаются и вообще в стране царит варварство. На то, что работы носят документальный характер, эксперты при этом не обращают внимания. Не говоря уже о том, что "Запад", как отмечает искусствовед Борис Чухович, прокомментировавший результаты экспертизы, не является неким "невежественным монолитным образованием" и оценка его реакции, в общем-то, не входит в компетенцию правоохранительных органов Узбекистана. Чухович, который является главным куратором музея Центрально-Азиатского искусства и членом международной ассоциации художественных критиков, оценив "отчет экспертов", назвал его халтурным и некомпетентным.

На суде, кстати, выяснилось, что ни один из тех, кто составлял отчет, не имеет искусствоведческого образования и даже не считает себя специалистом в какой-либо области искусства. Впрочем, один из них, как сообщила "Фергана.Ру", рассказал , что "преподавал в колледже рисование и сам увлекается фотографией — имеет фотоаппараты 'Зенит' и 'Киев' ".

За дело об "оскорблении узбекского народа" силовики принялись весьма активно (Умиду Ахмедову даже успели объявить в розыск, хотя от следствия она не скрывалась). Однако затем стали появляться признаки того, что скандал хотят замять. Так, в конце января официальный правозащитник Узбекистана Акмаль Саидов, выступавший на слушаниях ООН в Женеве, заявил, что "дело Умиды Ахмедовой в настоящее время приостановлено". Расследование все же было продолжено, но уже на суде стало ясно, что от обвинений власти фактически готовы отказаться.

За Умиду Ахмедову к тому времени вступились фотографы, художники и искусствоведы из России, США и других стран (письмо в ее поддержку они направили в МИД Узбекистана и международные правозащитные организации). Скандал привлек внимание Human Rights Watch. "Уголовное дело против Ахмедовой показывает, до какой степени готово дойти правительство в своих попытках подавить независимую точку зрения. Не дело властей диктовать художникам, как им следует изображать узбекское общество", - заявила директор HRW по странам Европы и Центральной Азии Холли Картнер.

Власти республики, очевидно, решили, что в данном случае протесты из-за рубежа (в том числе и протесты "Запада", о реакции которого беспокоились эксперты) игнорировать не следует. Узбекистан в последнее время как раз налаживает отношения со странами Запада: ЕС недавно отменил санкции, введенные в отношении руководства республики за разгон андижанских беспорядков в 2005 году, а недавно узбекские власти подписали план по укреплению сотрудничества с США. Вероятно, в этих условиях официальный Ташкент решил, что понапрасну злить западных партнеров, остро реагирующих на преследования инакомыслящих, не стоит. Тем более, что какой-либо угрозы деятельность Умиды Ахмедовой для руководства Узбекистана, в общем-то, не представляла.

Сам судебный процесс продолжался всего один день. Прокурор, как отмечает "Фергана.Ру", практически не оспаривал доводы защиты и в итоге потребовал для обвиняемой даже не условного срока, а освобождения по амнистии (при условии, что ее все же признают виновной). В итоге так и произошло. Правда, защита Умиды Ахмедовой, по информации правозащитного издания Voice of Freedom, намерена все же обжаловать приговор суда и добиться ее полного оправдания.